ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в этой просто одетой женщине, сидящей напротив, не было ничего привлекательного. Она была полнее, чем запомнила Молли. Только ее глаза оставались красивыми, темно-карими, опушенными черными длинными ресницами. Но Молли заметила в них тоску и страх.

Молли подумала, что Анна-Мария боится ее, и удивилась, что может напугать кого-то.

Вновь появилась официантка, теперь она была несколько дружелюбнее. Анна-Мария заметила, что Молли произвела на нее впечатление.

– Чай с лимоном, пожалуйста, – сделала заказ Молли.

– А мне еще кофе, если это вас не слишком затруднит, – добавила Анна-Мария, когда официантка уже повернулась, чтобы отойти.

Молли дождалась, пока они останутся одни, и только потом заговорила:

– Я благодарна вам за то, что вы согласились встретиться со мной. Я понимаю, что вы чувствуете себя так же неловко, как и я, но обещаю не задерживать вас долго. Вы можете мне помочь, если будете откровенны.

Анна-Мария кивнула.

– Когда начались ваши отношения с Гэри?

– За год до его смерти. Как-то раз моя машина не завелась, и он подвез меня домой. Я пригласила его выпить чашку кофе. – Анна-Мария прямо посмотрела на Молли. – Я знала, что он готов переспать со мной. Женщина всегда это чувствует, верно? – Она помолчала минуту, глядя на свои руки. – Правда в том, что он мне очень нравился, и поэтому я недолго сопротивлялась.

Он был готов переспать с ней, повторила про себя Молли. Была ли Анна-Мария его первой любовницей? Вероятно, нет. Десятой? Она об этом никогда не узнает.

– У него были связи с другими медсестрами?

– Я о таком не слышала, но к тому времени я проработала в клинике всего несколько месяцев. Доктор Лэш подчеркивал необходимость хранить все в тайне, и это меня абсолютно устраивало. Я из строгой католической итальянской семьи, и моя мать пришла бы в отчаяние, если бы узнала, что я связалась с женатым мужчиной. Миссис Лэш, я хочу, чтобы вы знали... – Анна-Мария замолчала, когда к столику подошла официантка с их заказом. Она не грохнула чашкой перед Молли Лэш, заметила Анна-Мария.

Когда официантка отошла на достаточное расстояние, она продолжила:

– Миссис Лэш, я хочу, чтобы вы знали, что я искренне сожалею о том, что случилось. Я понимаю, что разрушила вашу жизнь. И доктор Лэш погиб. Я отдала моего сына, потому что хотела, чтобы он счастливо жил с нормальными людьми, чтобы у него были и отец, и мать. Может быть, когда-нибудь, когда мальчик станет взрослым, он захочет меня увидеть. Если это случится, я надеюсь, что он сумеет понять и даже простить меня. Возможно, это вы лишили жизни его отца, но именно я спровоцировала эту трагедию.

– Вы спровоцировали?

– Если бы у меня не было романа с доктором Лэшем, ничего подобного бы не произошло. Если бы я не позвонила ему домой, вы бы, возможно, никогда ни о чем и не узнали.

– Но почему все же вы позвонили ему домой?

– Во-первых, он сказал мне, что вы обсуждаете возможность развода, но ему не хотелось, чтобы вы узнали о существовании другой женщины. Он сказал, что это усложнит его положение при разводе, что вы будете ревновать и станете мстить.

Так вот что говорил о ней любовнице ее муж? Он утверждал, что они намерены развестись, что Молли мстительна и ревнива? И она отправилась в тюрьму за то, что убила этого мужчину?

– Доктор Лэш также говорил, что это хорошо, что вы потеряли ребенка. Ребенок, по его словам, только осложнил бы ваш разрыв.

Молли застыла в молчании. Господи, неужели Гэри мог сказать такое? «Хорошо, что она потеряла ребенка»...

– Но когда я сказала ему, что беременна, он взорвался. Велел мне сделать аборт. Доктор Лэш перестал приезжать ко мне, избегал меня в клинике, делал вид, что не замечает. Мне позвонил его адвокат и предложил сделку, если я подпишу бумагу о неразглашении. Я позвонила к вам домой, потому что мне было необходимо поговорить с вашим мужем. Я хотела узнать, планирует он или нет принимать участие в воспитании ребенка. Тогда я не собиралась отдавать его на усыновление.

– А я случайно сняла трубку и услышала ваш разговор.

– Да.

– Мой муж что-нибудь говорил еще обо мне, Анна-Мария? Что-нибудь, кроме того, что мы собираемся разводиться?

– Да.

– Прошу вас, повторите мне его слова. Я должна знать.

– Я только теперь понимаю, что он говорил мне то, что я хотела от него услышать.

– И все-таки мне хотелось бы точно знать, что именно он говорил.

Анна-Мария замялась, потом прямо посмотрела на сидящую перед ней женщину, ту самую женщину, которую она сначала презирала, потом ненавидела и которой теперь, в конце концов, начала сочувствовать.

– Он называл вас скучной степфордской женой.

«Скучной степфордской женой». На мгновение Молли показалось, что она снова в тюрьме, ест безвкусную пищу, слышит лязг засовов, ночь за ночью лежит без сна.

– Как муж и как врач Гэри Лэш не стоил того, чтобы за его убийство вас посадили в тюрьму, миссис Лэш, – негромко сказала Анна-Мария.

– Анна-Мария, вы ясно дали понять, что уверены в том, что именно я убила моего мужа, но, видите ли, сама я в этом не настолько уверена. Я в самом деле не знаю, что случилось. Надеюсь, что память вернется ко мне. Во всяком случае, я над этим работаю. Скажите мне, а где вы были в тот воскресный вечер?

– У себя в квартире. Я собирала вещи.

– С вами кто-то был в то время?

Глаза Анна-Марии расширились.

– Миссис Лэш, вы напрасно теряете время, предполагая, что я имею отношение к смерти вашего мужа.

– Знаете ли вы кого-то, у кого были причины убить его? – Молли видела выражение ужаса в глазах молодой женщины. – Анна-Мария, вы чего-то боитесь. Чего же?

– Ничего подобного. Я больше ничего не знаю. Послушайте, мне пора ехать. – Анна-Мария оперлась о стол, собираясь встать.

Молли потянулась к ней и схватила ее за запястье.

– Анна-Мария, вам было едва за двадцать. Гэри был опытным мужчиной. Он обманывал нас обеих, у нас есть причины злиться на него. Но я не думаю, что убила его. Если у вас есть повод подозревать кого-то, прошу вас, умоляю, скажите мне, кто это может быть. Хотя бы намекните. Он ссорился с кем-нибудь?

– Я знаю только об одной ссоре. С доктором Джеком Морроу.

– Доктор Морроу? Но он погиб раньше Гэри.

– Да, и перед своей смертью доктор Морроу очень странно себя вел. Он попросил меня спрятать для него копию какого-то файла. Но его убили прежде, чем oн успел отдать мне дискету. – Анна-Мария вырвала руку. – Миссис Лэш, я не знаю, убивали вы мужа или нет, но, если вы этого не делали, тогда будьте осторожнее с вопросами.

Анна-Мария едва не сшибла с ног официантку, которая возвращалась, чтобы подлить им кофе и чай. Но Молли попросила у нее счет, торопливо расплатилась, чувствуя себя отвратительно под любопытным взглядом официантки. Она быстро схватила плащ, торопясь догнать Анна-Марию. «Скучная степфордская жена», – повторила она про себя с горечью, выходя из ресторанчика.

По дороге в Гринвич Молли вспоминала разговор с Анна-Марией Скалли. Она что-то знает, но не говорит. Кажется, эта женщина чего-то боится. Но чего же?

Вечером Молли в ужасе смотрела на экран телевизора. В одиннадцатичасовом выпуске новостей на канале CBS сообщили о неопознанном теле молодой женщины, зарезанной в своей машине на стоянке у придорожного ресторанчика «Морской фонарь» в Роуэйтоне.

35

Помощник прокурора штата Том Серрадзано не принимал участия в процессе над Молли Карпентер Лэш и сожалел о том, что такой шанс ему не представился. Он не сомневался в том, что именно она совершила убийство. Серрадзано считал, что белокурая красотка отделалась самым мягким из возможных наказаний только благодаря своему происхождению и положению в обществе.

Том уже работал в прокуратуре штата, когда против Молли Лэш возбудили дело. Он встревожился, когда обвинитель на суде разрешил применить согласованное признание вины в деле о преднамеренном убийстве. Серрадзано верил в то, что настоящий обвинитель должен был довести процесс до логического конца и добиться того, чтобы обвиняемую приговорили к смертной казни. Его особенно раздражали мягкие приговоры, если подсудимыми были люди с деньгами и связями, такие, как Молли Карпентер Лэш.

28
{"b":"14366","o":1}