ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вся карьера почти пятидесятилетнего Тома Серрадзано была связана с органами обеспечения правопорядка. Сначала он работал клерком у судьи, потом перешел в прокуратуру штата и за небольшой период времени получил репутацию сурового обвинителя.

В понедельник утром убитая ножом в собственной машине женщина была опознана как Анна-Мария Санджело из Йонкерса. Расследование приобрело совершенно другое значение, когда выяснилось, что ее настоящее имя Анна-Мария Скалли и она та самая «другая женщина» из дела об убийстве доктора Гэри Лэша.

Официантка из «Морского фонаря» сделала заявление и описала женщину, с которой встречалась Скалли. Для Серрадзано все стало ясно. Дело для него было практически закончено.

– Только на этот раз она не отделается согласованным признанием вины, – мрачно объявил он детективам, привлеченным к этому расследованию.

36

«Нужно очень тщательно продумать то, что я им скажу», – до утра снова и снова повторяла себе Молли.

Анна-Мария вышла из ресторанчика раньше ее. Молли расплатилась по счету. Пока она шла от столика к дверям, у нее закружилась голова. Она слышала только голос Анна-Марии, повторявший, что Гэри был рад, когда его жена потеряла ребенка. Он называл ее скучной степфордской женой. Молли на минуту показалось, что она вот-вот задохнется.

Когда Молли приехала к ресторанчику, возле него стояло всего несколько машин. Одной из них был джип. Когда она уезжала, джип по-прежнему стоял там. Когда она выходила из «Морского фонаря», отъехала какая-то машина. Молли решила, что это Анна-Мария, и окликнула ее. Молли помнила, что хотела о чем-то спросить Анна-Марию. Но вот о чем? Что это был за вопрос?

Официантка обязательно опишет ее. Детективы узнают Молли по описанию. Они станут задавать вопросы. Ей необходимо позвонить Филипу и объяснить, что произошло.

Филип считает, что именно Молли убила Гэри.

Так убила она его или нет?

«Господи, я же знаю, что не убивала Анна-Марию Скалли», – подумала Молли. Но поверит ли ей полиция? Едва ли. Нет! Только не это! Повторного кошмара она не переживет. Фрэн. Фрэн ей поможет. Она начала верить в то, что Молли не убивала своего мужа. Фрэн обязательно поможет.

В семичасовых новостях сообщили, что убитую женщину опознали как Анна-Марию Санджело, приходящую медсестру из Йонкерса. Молли подумала, что полиция еще не знает, что это была Анна-Мария Скалли. Но скоро это выяснится.

Молли заставила себя дождаться восьми часов и только тогда позвонила Фрэн. Она съежилась от отчаяния и ужаса, прозвучавшего в голосе Фрэн, когда та сказала:

– Молли, я правильно поняла, что ты вчера вечером встречалась с Анна-Марией Скалли и теперь ее убили?

– Да.

– Ты звонила Филипу Мэтьюзу?

– Нет еще. Господи, он же просил меня не встречаться с ней!

Фрэн быстро вспомнила стенограмму суда, включая и свидетельские показания Келвина Уайтхолла.

– Молли, я сама немедленно позвоню Мэтьюзу. Никому не открывай дверь. Ни с кем не разговаривай, даже с Дженной, до тех пор пока не приедет Филип Мэтьюз. Поклянись мне.

– Фрэн, ты думаешь, что это я убила Анна-Марию?

– Нет, Молли, я так не думаю, но остальные подумают именно так. А теперь сиди тихо. Я приеду так быстро, как только смогу.

* * *

Через час Фрэн уже подъезжала к дому Молли. Та ее ждала и открыла дверь, не дожидаясь звонка.

Фрэн показалось, что Молли выглядит так, словно она в шоке. Господь всемогущий, неужели она и в самом деле виновна в этих двух убийствах? Лицо Молли было пепельным, а белый халат казался слишком большим для ее хрупкой фигуры.

– Фрэн, я не переживу этого еще раз. Я лучше покончу с собой, – прошептала Молли.

– Даже не думай об этом. – Фрэн взяла ее руки в свои. Пальцы Молли были холодными и дрожали. – Филип Мэтьюз был в своем кабинете, когда я ему позвонила, он уже едет сюда. Молли, отправляйся наверх, прими горячий душ и оденься. Я слышала по радио в машине, что полиция уже знает, что это была Анна-Мария Скалли. Никаких сомнений в том, что детективы захотят поговорить с тобой. Я не хочу, чтобы они увидели тебя такой.

Молли кивнула и, словно послушный ребенок, повернулась и пошла вверх по лестнице.

Фрэн сняла пальто и выглянула в окно, оценивая обстановку. Она знала: как только журналисты узнают, что Молли встречалась с Анна-Марией Скалли, они сбегутся к ее дому, словно стая голодных волков.

А вот и первая ласточка, подумала Фрэн, увидев красную машину, сворачивавшую к дому. У нее отлегло от сердца, когда она разглядела за рулем Эдну Барри. Фрэн торопливо прошла в кухню, чтобы встретить экономку, заметив по дороге, что Молли даже кофе себе не варила. Не обращая внимания на мгновенно появившееся на лице Эдны враждебное выражение, Фрэн сказала:

– Миссис Барри, не могли бы вы сварить кофе и приготовить то, что Молли обычно ест на завтрак?

– Что-то случилось? Звонок в дверь прервал ее.

– Я сама открою. – Фрэн вышла, молясь о том, чтобы это был Филип Мэтьюз.

И в самом деле за дверью оказался адвокат. Мэтьюз не стал деликатничать:

– Мисс Симмонс, я ценю то, что вы мне позвонили, как и то, что вы предупредили Молли, чтобы до моего приезда она ни с кем не говорила. И все же эта ситуация льет воду на вашу мельницу, она выгодна для вашей программы. Должен предупредить вас, что я не потерплю с вашей стороны никаких расспросов и не позволю вам находиться рядом, пока я буду беседовать с Молли.

Фрэн подумала, что Мэтьюз выглядит точно так же, как в тот день, когда он уговаривал Молли не выступать перед журналистами у ворот тюрьмы. Пусть адвокат верит в то, что Молли убила Гэри, но именно такой защитник ей нужен. Ради нее он вступит в схватку с дьяволом, если это потребуется.

Эта мысль немного успокоила ее. «Помни о перспективе», – предупредила саму себя Фрэн.

– Мистер Мэтьюз, – сказала она, – я достаточно знакома с законом, чтобы понимать ваш приоритет передо мной. Я думаю, что вы до сих пор уверены, что Молли убила доктора Лэша. Я тоже с этого начинала, но за последние несколько дней у меня появились серьезные сомнения в ее виновности. И потом, у меня очень много вопросов, на которые я хотела бы получить ответ.

Холодный взгляд Мэтьюза ничуть не смягчился.

– Полагаю, вы считаете все это журналистским трюком, – бросила Фрэн. – Но это не так. Мне очень нравится Молли, я хочу помочь ей, но при этом узнать правду, какой бы неприятной она ни была, и поэтому я предлагаю вам не думать о Молли предвзято. Иначе вам придется попросту убраться из ее жизни.

Фрэн повернулась к нему спиной. Она решила, что ей, как и Молли, необходимо выпить чашку кофе. Мэтьюз прошел за ней в кухню.

– Послушайте, Фрэн... Вас ведь зовут Фрэн, верно? – спросил он. – То есть я хотел сказать, что так вас называют друзья...

– Да.

– Давайте называть друг друга по имени. Вы, разумеется, не сможете находиться в комнате, когда я буду говорить с Молли, но мне бы очень помогло, если бы вы сообщили мне то, что успели узнать. Это может ей пригодиться.

Враждебное выражение исчезло с его лица. То, как Мэтьюз произнес имя Молли, тронуло Фрэн. Она решила, что Молли для него не просто клиентка. И это ей очень понравилось.

– На самом деле, мне хотелось бы обсудить с вами некоторые моменты, – призналась Фрэн.

Миссис Барри наконец приготовила поднос для Молли.

– Кофе, сок, тост или булочка, больше она ничего не ест, – объяснила экономка.

Фрэн и Филип сами налили себе кофе. Фрэн дождалась, пока Эдна Барри выйдет из кухни, и спросила:

– Вы знали о том, что в клинике все были невероятно удивлены, когда узнали о связи Анна-Марии с Гэри Лэшем? Все были уверены, что она влюблена в доктора Джека Морроу, сотрудника клиники Лэша. Этого Джека Морроу убили за две недели до Гэри.

– Я не знал об этом.

– Вы когда-нибудь встречались с Анна-Марией Скалли?

– Нет. Дело было закончено до того, как она могла бы появиться в суде в качестве свидетеля.

29
{"b":"14366","o":1}