ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глэдис принесла заказ и села напротив Фрэн.

– У меня две минуты, – предупредила официантка. – Вот здесь сидела Молли Лэш. А Анна-Мария Скалли сидела на вашем месте. Как я вчера сказала детективам, Скалли нервничала. Я клянусь, что она боялась этой Лэш. А потом, когда Скалли встала, чтобы уйти, Молли Лэш схватила ее за запястье. Скалли вырвалась и постаралась побыстрее убраться отсюда, как будто боялась, что Молли кинется за ней вдогонку, что та и сделала. Много ли женщин станут бросаться пятидолларовой купюрой, если с нее причиталось всего доллар тридцать? У меня до сих пор мурашки по спине бегают, стоит только подумать о том, что Скалли убили всего через несколько минут после того, как она встала из-за этого столика. – Глэдис вздохнула. – Думаю, мне придется давать показания в суде.

«Да ты умираешь от желания дать показания», – подумала Фрэн и спросила:

– А где в воскресенье вечером была вторая официантка?

– Милая, в воскресенье вечером в этой забегаловке не нужны две официантки. Вообще-то я по воскресеньям выходная, но вторая девушка заболела, и мне пришлось выйти. Но, с другой стороны, тут столько всего произошло.

– А как насчет шеф-повара или бармена за стойкой? Они могли бы помочь.

– Повар-то был, да только велика для него честь называться шефом. Но он всегда в задней части здания. Ничего не видел, ничего не слышал. Ну, вы меня понимаете.

– А кто работал за стойкой?

– Бобби Берк. Он учится в колледже и работает по выходным.

– Я бы хотела с ним поговорить.

– Он живет на Ярмут-стрит, это за мостом, в двух кварталах отсюда. На самом деле его зовут Роберт Берк-младший. Их телефон есть в справочнике. Вы будете брать у меня интервью для телевидения или что-нибудь в этом роде?

– Когда я буду записывать программу о Молли Лэш, я с удовольствием с вами поговорю, – пообещала Фрэн.

– Буду рада вам услужить.

«Ну разумеется», – подумала Фрэн.

Фрэн позвонила в дом Берков со своего телефона в машине. Сначала отец Бобби категорически запретил ей разговаривать с его сыном.

– Бобби уже сделал заявление в полиции. Там все сказано. Он и не заметил толком, как эта женщина входила и выходила. От стойки ему не видна стоянка.

– Мистер Берк, – взмолилась Фрэн, – буду с вами совершенно откровенна. Я всего в пяти минутах от вашего дома. Я только что говорила с Глэдис Флюгель, и меня тревожит ее интерпретация встречи между Анна-Марией Скалли и Молли Лэш. Я репортер, но я еще и друг Молли. Мы вместе учились в школе. Я взываю к вашему чувству справедливости. Молли нуждается в помощи.

– Не вешайте трубку.

Когда Берк-старший снова подошел к телефону, он сказал:

– Хорошо, мисс Симмонс, вы можете приехать и поговорить с Бобби, но я настаиваю на том, чтобы ваш разговор происходил в моем присутствии. Сейчас я объясню вам, как проехать.

Таким ребенком гордились бы любые родители решила Фрэн, усаживаясь на диван напротив Бобби в скромной гостиной дома Берков. Восемнадцатилетний очень худой юноша с пышными светло-каштановыми волосами и карими глазами вел себя несколько неуверенно, оглядывался на отца, ища поддержки, но в его глазах иногда вспыхивали искорки смеха, особенно когда он отвечал на вопросы Фрэн о Глэдис Флюгель.

– Народу было мало, и я отлично разглядел обеих дам, – заявил Бобби. – То есть я хочу сказать, что пришли они не вместе, а с разницей в несколько минут. Смешно даже. Глэдис всегда пытается усадить клиентов перед стойкой, чтобы не приходилось далеко носить заказ, но первая леди не стала ее слушать и указала на самый дальний столик.

– Как тебе показалось, она нервничала?

– Не знаю, честное слово.

– Ты сказал, что не был занят.

– Это верно. У стойки сидели всего несколько человек. Но перед тем как мисс Скалли ушла, вошла пара и заняла столик. Глэдис как раз подходила к этим дамам, когда появились новые посетители.

– Она их обслуживала?

– Выписывала чек. Но она просто наслаждалась. Глэдис вообще любопытная, ей всегда надо знать, что происходит. Я помню, что новые клиенты начали нервничать и окликнули ее. Это произошло как раз в тот момент, когда уходила миссис Лэш.

– Бобби, как тебе показалось, когда мисс Скалли убегала, она нервничала или была напугана?

– Она шла быстро, но не бежала.

– А как насчет второй женщины? Ты видел, как она уходила?

– Да.

– Миссис Лэш бежала?

– Она тоже шла быстро. Наверное, потому, что заплакала, мне кажется. Я подумал тогда, что она не хочет плакать при всех. Мне стало ее жаль.

Миссис Лэш заплакала. Так не скажешь о женщине, одержимой жаждой убийства.

– Бобби, ты слышал, как миссис Лэш окликала мисс Скалли?

– Я слышал, как она кого-то звала, но имени я не разобрал.

– А второй раз она кого-нибудь окликала? Крикнула ли она: «Подождите, Анна-Мария»?

– Я не слышал, чтобы она кричала второй раз. Но я в этот момент наливал кофе, так что, возможно, просто не обратил внимания.

– Я только что была в «Морском фонаре», Бобби. Стойка совсем рядом с дверью. Тебе не кажется, что если бы Молли Лэш кричала настолько громко, что ее услышал человек на парковке, то ты бы тоже ее услышал?

Бобби на мгновение задумался.

– Думаю, услышал бы.

– Полиция спрашивала тебя об этом?

– Ну, они спросили, слышал ли я, чтобы миссис Лэш окликала другую женщину, стоя у дверей, и я сказал, что, кажется, да.

– Бобби, а кто сидел в это время за стойкой?

– Там сидели всего два парня. Они где-то играли в боулинг и зашли перекусить. Но они разговаривали друг с другом и ни на что не обращали внимания.

– Бобби, а кто были те люди, занявшие столик и позвавшие Глэдис?

– Их имен я не знаю, но по возрасту они как мои мама с папой. Они заходят иногда. Я думаю, они ходят в кино или еще куда-нибудь, а потом по дороге домой заходят поесть в «Морской фонарь».

– Бобби, если эти люди зайдут снова, ты не мог бы узнать их фамилию и телефон? А если они не захотят говорить, то передай им мою визитную карточку и попроси позвонить мне, хорошо?

– Конечно, мисс Симмонс, – улыбнулся Бобби. – Мне нравятся ваши репортажи в новостях, и я всегда смотрю программу «Настоящее преступление». Это просто здорово.

– Я только начала работать в этом шоу, но все равно спасибо, – поблагодарила Фрэн. – Моя первая программа будет посвящена делу Молли Лэш. – Она встала и повернулась к Роберту Берку-старшему. – Вы были очень добры, что позволили мне поговорить с Бобби, – обратилась она к нему.

– Ну, видите ли, дело в том, что я тоже смотрю новости, – ответил хозяин дома, – и мне кажется, что в этом деле все предопределено заранее, все торопятся с выводами. Хотя, разумеется, я не объективен. Я общественный защитник.

Он проводил Фрэн до двери и распахнул ее.

– Мисс Симмонс, если вы друг Молли Лэш, вам надо знать кое-что еще. Сегодня, когда полиция расспрашивала Бобби, то у меня создалось впечатление, что они хотели услышать подтверждение того, что им уже рассказала Глэдис Флюгель. Должен предупредить вас, что эта женщина жаждет оказаться в центре внимания. Я не удивлюсь, если она примется «вспоминать» одну деталь за другой. Я знаю таких людей. Глэдис Флюгель скажет полиции все, что от нее захотят услышать. И держу пари, ни одно ее слово не пойдет на пользу Молли Лэш.

49

Молли предъявили обвинение, сняли отпечатки пальцев, сфотографировали. Она слышала, как Филип Мэтьюз произнес:

– Моя клиентка заявляет о своей невиновности, ваша честь.

Прокурор начал возражать, сказал, что она может попытаться скрыться, и потребовал домашнего ареста. Судья определил залог в один миллион долларов и запретил ей выходить из дома.

Потом Молли дрожала в камере предварительного заключения. Филип внес залог. Словно послушный ребенок, ничего вокруг не слыша и не замечая, она делала все, что ей говорили, пока не оказалась в машине рядом с Филипом, который вез ее домой.

39
{"b":"14366","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Светлый день. Пасхальные рецепты для уютного семейного праздника
Кладбище домашних животных
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Замуж за три дня (СИ)
Противостояние. 5 июля 1990 – 10 января 1991. Том 2
Капитал (сборник)
Замок на Вороньей горе
Пелена страха
Слушай песню ветра. Пинбол 1973 (сборник)