ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В дверь постучали, и к ней в кабинет заглянул Тим Мейсон. Фрэн махнула рукой, приглашая войти.

– Собирайся, – сказал он. – Я заказал столик в «Сибо» на Второй авеню.

– Отлично. Мне там нравится.

Пока они шли по Пятой авеню к Сорок первой улице, Фрэн подняла руки над головой, словно приветствуя окружавшие их дома.

– Мой город, – вздохнула она. – Я люблю его. Как хорошо вернуться сюда.

– Я тоже его люблю и рад, что ты вернулась, – добавил Тим.

В ресторане они выбрали один из кабинетов. Как только официант налил им вина и отправился за заказанными блюдами, Фрэн заговорила:

– Тим, кажется, ты говорил, что твоя бабушка умерла в клинике Лэша. Когда это случилось?

– Приблизительно лет шесть назад. Почему ты спрашиваешь?

– Потому что во время нашей первой встречи на прошлой неделе мы обсуждали Гэри Лэша. Разве ты не говорил о том, что он великолепно заботился о твоей бабушке перед ее смертью?

– Да, говорил. А что?

– Потому что все больше людей говорят мне о том, что у Гэри Лэша-врача была и оборотная сторона. Я говорила с терапевтом, лечившим мать Билли Галло. Доктор Кирквуд сказал мне, что требовал показать свою пациентку специалистам, но не получил от ХМО разрешения на дальнейшие обследования. Потом у нее случился сердечный приступ, и она умерла прежде, чем что-то могли сделать. Разумеется, Гэри Лэш давно мертв и не имеет к этой истории никакого отношения, но доктор Кирквуд утверждает, что медицинская помощь постепенно деградирует. Ему лишь немного за шестьдесят, а он продает свою практику и не собирается больше лечить людей. Большую часть своей карьеры он был связан с клиникой Лэша и определенно заявил, что Гэри Лэш не был похож на своего отца. По его словам, проблемы, с которыми он столкнулся во время лечения миссис Галло, появились не вчера. Благополучие пациентов не является первоочередной заботой руководителей клиники Лэша и ХМО «Ремингтон». – Фрэн нагнулась к Тиму и понизила голос: – Кирквуд также сказал мне, что доктор Морроу, молодой врач, погибший во время ограбления за две недели до Гэри Лэша, называл Гэри и его партнера Питера Блэка «убийцами с дипломом врача».

– Довольно серьезное обвинение, – согласился Тим. – Но все же у меня осталось о нем самое хорошее впечатление. Как я уже говорил, мне понравился Гэри Лэш, и думаю, что для моей бабушки сделали все. Но я тут вспомнил об одном совпадении. Я говорил, что Анна-Мария Скалли была в числе медсестер, которые ухаживали за ней?

Фрэн широко раскрыла глаза.

– Нет, этого ты мне не говорил.

– Мне это не казалось важным. Все сестры работали отлично. Я помню, что Анна-Мария была очень расторопна и заботлива. Когда нам позвонили и сообщили, что бабушка умерла, мы, разумеется, сразу же отправились в больницу. Анна-Мария сидела у ее постели и плакала. Много ли медсестер прореагируют так, особенно если они были знакомы с пациентом совсем недолго?

– Немногие, ты прав, – согласилась Фрэн. – Они не смогут работать, если будут принимать близко к сердцу судьбу каждого больного.

– Анна-Мария была очень хорошенькой, но показалась мне немного наивной, – вспоминал Тим. – Конечно, ей было лишь немного за двадцать. Когда я позже узнал, что у Гэри Лэша с ней роман, мне это показалось отвратительным. Как мужчина, он повел себя недостойно. Но как врача мне его не в чем упрекнуть. Мы еще шутили, что бабушка влюбилась в Лэша, – чуть улыбнулся Тим. – Он был очень красивым, располагающим к себе человеком и давал понять, что по-настоящему заботится о своих пациентах. Доктор Лэш внушал доверие. Помню, бабушка говорила, что он заходил к ней в одиннадцать часов вечера. Немногие врачи сделают это.

– Молли Лэш повторила мне слова Анна-Марии Скалли: Гэри Лэш как муж и как врач не стоил того, чтобы его убийцу посадили в тюрьму, – заметила Фрэн. – И Молли говорит, что Анна-Мария сказала это очень уверенно.

– Но, Фрэн, что еще ты хотела услышать от женщины в ее положении?

– Возможно, как женщина, она была права. Но мне показалось, что она говорила еще и как медсестра. – Фрэн помолчала и покачала головой. – Не знаю, может быть, я тороплюсь с выводами, но если добавить ее мнение к мнению доктора Морроу, то я не могу не думать о том, что в этом что-то есть. Я чувствую, что на что-то наткнулась, и подозреваю, что большая часть всей истории так никогда и не выйдет наружу.

– Но ты репортер, проводящий расследование, Фрэн. Готов держать пари, что ты доберешься до правды. Я почти не знал Анна-Марию Скалли, но я благодарен ей за заботу о бабушке. Я бы хотел увидеть, как схватят ее убийцу. Если Молли Лэш осудят несправедливо, это станет трагедией.

Официант принес салат.

– Осудят несправедливо уже во второй раз, – с особым ударением сказала Фрэн.

– Такое может случиться. И каким будет твой следующий шаг?

– Я договорилась о встрече с доктором Питером Блэком на завтра. Это должно быть интересно. Я все еще пытаюсь назначить встречу с моей бывшей одноклассницей Дженной Уайтхолл и ее мужем Келвином.

– Могущественные люди.

Фрэн кивнула:

– Знаю, но беседа с ними необходима для передачи, и я намерена до них добраться. – Она вздохнула. – А теперь давай сменим тему. Так что ты думаешь, выиграют ли мои любимые «Янки» мировую серию в этом году?

Тим улыбнулся:

– Разумеется, выиграют.

56

– На этот раз я приеду одна, – объявила Дженна, позвонив Молли из машины. – Пусти меня ненадолго.

– Джен, я тебя люблю, но я с огромным трудом упросила доктора Дэниелса не приезжать сегодня. Сейчас только девять, но у меня слипаются глаза. Я хочу лечь спать.

– Я прошу всего пятнадцать минут.

– Ох, Джен, – вздохнула Молли. – Так и быть, заезжай, но только будь осторожна. Весь день вокруг дома вились репортеры, а я могу поклясться, что Кел не обрадуется, увидев на первых полосах газет фотографию жены в обнимку со знаменитой Молли Лэш.

Она осторожно открыла дверь, и Дженна проскользнула внутрь.

– Молли, – Дженна обняла ее, – мне так жаль, что тебе пришлось через все это пройти.

– Ты моя единственная подруга, – сказала Молли но потом быстро спохватилась: – Нет, это неправда. Фрэн Симмонс тоже за меня.

– Она звонила, чтобы договориться о встрече, но мы еще не назначили день. Кел пообещал, что встретится с ней, и, насколько мне известно, завтра она встречается с Питером Блэком.

– Фрэн говорила мне, что хочет встретиться со всеми вами. Чувствуйте себя свободно, говорите то, что сочтете нужным. Я ей верю, она не причинит мне вреда.

Они прошли в маленькую гостиную, где Молли уже разожгла камин.

– Я подумала о том, что мой дом слишком большой, – призналась она. – Я живу всего лишь в трех комнатах – спальне, кухне и здесь. Когда все закончится – если закончится, конечно, – я собираюсь приобрести что-нибудь поменьше.

– Думаю, это хорошая идея. – Дженна согласно кивнула.

– Но ты знаешь, что у штата Коннектикут на мой счет другие планы, и если у властей все получится, то мне достанется очень маленькая камера.

– Молли! – протестующе воскликнула Дженна.

– Прости. – Молли откинулась на спинку дивана и посмотрела на нее. – Ты отлично выглядишь. Великолепный черный костюм. Это «Эскада», верно? Высокие каблуки. Роскошные, но неброские украшения. Где-то была или куда-то собираешься?

– Деловой ленч. Всякая корпоративная чепуха. Я вернулась оттуда позднее обычного. Утром оставила машину на станции и вечером приехала прямо к тебе. Мне было не по себе весь день. Я ужасно беспокоюсь за тебя, Молли.

Молли попыталась улыбнуться.

– Я тоже ужасно за себя беспокоюсь.

Они сидели рядом на диване. Молли подалась вперед, сцепила пальцы.

– Джен, твой муж уверен, что я убила Гэри, правда?

– Да, – тихо ответила Дженна.

– И он также не сомневается в том, что я зарезала Анна-Марию.

Дженна не ответила.

– Я знаю, что это так, – продолжала Молли. – Не буду повторять, что ты для меня значишь, но, Джен, прошу тебя, сделай мне одолжение. Больше не привози сюда Кела. Только этот дом я могу назвать своим убежищем. Враги мне здесь не нужны. – Она покосилась на подругу. – Джен, не надо плакать. Это не имеет никакого отношения к нам. Мы все те же девочки из Крэндена, верно?

45
{"b":"14366","o":1}