ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она поговорила с Филипом Мэтьюзом и услышала его мрачное предсказание. В понедельник во второй половине дня Молли уже наверняка окажется за решеткой.

– Я поговорил с ней сразу после вашего ухода, Фрэн. А потом позвонил доктору Дэниелсу. Вечером он заедет проведать ее. Он согласен со мной: если Молли возьмут под стражу прямо в зале заседания совета в понедельник, она может сломаться. Я буду с ней, разумеется. Доктор Дэниелс тоже хочет приехать, чтобы помочь в крайнем случае.

«В таких ситуациях я ненавижу мою работу», – подумала Фрэн, увидев сигнал, что она в эфире, и заговорила:

– Совет по условно-досрочному освобождению штата Коннектикут соберется на внеочередное заседание в понедельник, чтобы решить дальнейшую судьбу Молли Карпентер Лэш. Наиболее вероятным исходом заседания станет возвращение Молли в тюрьму, где ей придется отсидеть оставшийся срок за убийство мужа...

Фрэн закончила свой репортаж следующими словами:

– За последний год в нашей стране были полностью оправданы три человека, осужденные за убийство, ввиду появления новых улик или признания, сделанного истинным преступником. Адвокат Молли Лэш поклялся сражаться до конца за свою подзащитную на заседании совета и доказать, что она невиновна в убийстве Анна-Марии Скалли.

Со вздохом облегчения Фрэн сняла с одежды микрофон и встала. Она едва успела к началу выпуска, забросив в свой кабинет взятые у Молли журналы. Ее второпях загримировали и переодели в свежий пиджак. По дороге к своему месту перед камерами она на бегу махнула рукой Тиму Мейсону. Между их комментариями шла реклама, и Тим обратился к Фрэн:

– Подожди меня. Я хочу с тобой поговорить.

Фрэн вернулась в свой кабинет. Перед эфиром она не успела просмотреть материалы о Лэше и Уайтхолле, поступившие из отдела информации. Дожидаясь Тима, подвинула их к себе. Не терпелось приступить к чтению.

Проглядывая страницу за страницей, Фрэн увидела, что о них обоих набралось немало сведений. В отделе информации определенно постарались. Ей придется читать весь вечер.

– Тебе придется читать весь вечер.

Фрэн подняла голову. Тим стоял в дверях.

– Быстро загадывай желание, – поторопила его Фрэн. – Ты озвучил мои мысли. Когда такое случается, желание всегда исполняется.

– Никогда не слышал такой приметы. Впрочем, пусть будет. Придумал: давай вместе съедим по гамбургеру. Как тебе такое желание? – со смехом спросил он. – Сегодня днем я говорил по телефону с моей матерью, и, когда сказал, что позволил тебе в прошлый раз самой заплатить за ужин, она на меня накричала. Она заявила, что ее не устраивает эта новая мода, когда мужчина и женщина платят каждый за себя. Это подходит только в том случае, если это деловой ленч или финансовая встреча. И еще она сказала, что с моей зарплатой и полной безответственностью мне нельзя быть таким мелочным. – Тим усмехнулся: – Я думаю, она права.

– Не уверена, хотя с удовольствием съем с тобой гамбургер, но побыстрее, если не возражаешь. – Фрэн указала на стопку папок и журналов: – Сегодня вечером мне нужно взяться за них.

– Я слышал о внеочередном заседании комиссии по досрочному освобождению. Мне очень жаль. Это плохо для Молли, правда?

– Правда.

– Как продвигается расследование?

Фрэн на минуту замялась.

– В клинике Лэша происходит что-то странное и даже страшное, но я не могу об этом говорить, пока у меня нет доказательств. Это было бы нечестно.

– Может, сделаешь перерыв? – предложил Тим. – Заведение Пи Джея пойдет?

– Спрашиваешь! Оттуда мне две минуты до дома.

Легким движением Тим подхватил пачку материалов с ее стола.

– Возьмешь все это с собой?

– Да. У меня впереди все выходные, чтобы с ними разобраться.

– Веселая перспектива. Идем.

За гамбургерами в ресторанчике Пи Джея Кларка они говорили о бейсболе, о начале весенних тренировок, о сильных и слабых сторонах игроков и команд.

– Мне нужно глядеть в оба, – рассмеялся Тим, расплачиваясь по счету, – а не то ты займешь мое место спортивного комментатора.

– Вполне возможно, это у меня получится лучше, чем нынешнее расследование, – криво усмехнулась Фрэн.

Тим настоял на том, чтобы проводить Фрэн до квартиры.

– Я не могу тебе позволить самой нести эту груду, – сказал он, – ты сломаешь себе руки. Но не сомневайся, я сразу же уйду.

Когда они выходили из лифта на том этаже, где жила Фрэн, Тим упомянул о смерти Наташи и Барбары Колберт.

– Я по утрам бегаю, и сегодня, наслаждаясь пробежкой, я вдруг подумал о Таше Колберт, которая также вышла утром пробежаться, споткнулась, упала и больше не пришла в себя.

Споткнулась о развязавшийся шнурок... Фрэн вспомнила слова миссис Бренеган, когда открывала ключом дверь. Войдя в квартиру, она сразу же зажгла свет.

– Куда положить? – спросил Тим.

– Прямо на стол, пожалуйста.

– Конечно. – Он оставил документы и повернулся, собираясь уходить. – Я подумал о Таше Колберт потому, что ее привезли в больницу в один из тех дней, когда там лежала моя бабушка.

– В самом деле?

Тим уже стоял в прихожей.

– Да, я как раз навещал ее, когда привезли Наташу. У нее остановилось сердце по дороге в больницу. Она лежала через две палаты от моей бабушки. Бабушка умерла на следующий день. – Тим помолчал, потом пожал плечами: – Ну, ладно. Спокойной ночи, Фрэн. У тебя усталый вид. Не работай допоздна.

Он быстро вышел и не заметил выражения лица Фрэн. Она закрыла дверь и прислонилась к ней. Она больше не сомневалась, что бабушка Тима была той самой пожилой женщиной, о которой упоминала Анна-Мария Скалли. Пациентка с больным сердцем, для которой и предназначалось то самое экспериментальное лекарство, превратившее в «овощ» Наташу Колберт, лекарство, убившее бабушку Тима день спустя.

76

– Молли, прежде чем уйти, я дам вам успокоительное, чтобы вы спокойно заснули сегодня, – сказал доктор Дэниелс.

– Как хотите, доктор, – равнодушно ответила она. Они сидели в маленькой гостиной.

– Я принесу воды. – Доктор Дэниелс встал и прошел на кухню.

Молли сразу же вспомнила о пузырьке со снотворным, который она оставила там на рабочем столе.

– Барная стойка ближе, доктор, – быстро остановила она его.

Молли чувствовала, как внимательно смотрит на нее врач, пока она клала таблетку в рот, запивала водой и глотала.

– Со мной правда все в порядке, – успокоила его Молли, ставя стакан на столик.

– Вам станет лучше, если вы хорошенько выспитесь. После моего ухода сразу же отправляйтесь в постель.

– Я так и сделаю. – Молли проводила Дэниелса к двери. – Сейчас уже десятый час. Простите меня. На этой неделе из-за меня у вас не было ни одного свободного вечера.

– Вам не за что извиняться. Мы поговорим завтра.

– Спасибо.

– Помните, Молли: сразу идите спать. Вы очень скоро почувствуете сонливость.

Она дождалась, пока машина доктора выехала на улицу, заперла замок на два оборота и ногой нажала на кнопку, закрывающую задвижку. На этот раз этот звук не показался ей пугающим. Обычное знакомое «кляк».

«Я все придумала, – мрачно подумала Молли, – не было никого в доме в тот вечер. Я воображаю себе то, что мне хочется».

Выключила ли она свет в кабинете? Молли этого не помнила. Дверь была закрыта. Она распахнула ее и заглянула в комнату, одновременно нашаривая рукой выключатель. Свет залил бывший кабинет Гэри. И тут что-то привлекло ее внимание. Какое-то движение за окном. Неужели там кто-то есть? Да, точно. В свете, падавшем из окна кабинета, Молли отчетливо видела Уолли Барри, стоявшего на лужайке в нескольких футах от окна и смотревшего на нее. С криком ужаса Молли отвернулась.

И вдруг кабинет стал прежним... Темные панели на стенах... Гэри за письменным столом... Спиной к ней... Упал головой на бумаги, вокруг лужа крови. Кровь вытекала из глубокой раны на голове, стекала на спину, на стол, на пол.

Молли хотела крикнуть, но не смогла. Она обернулась к окну, хотела позвать Уолли на помощь, но он уже исчез. Кровь была на ее руках, лице, одежде.

59
{"b":"14366","o":1}