ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ничего не соображая от ужаса, она вылетела из комнаты, бегом поднялась в свою спальню и упала на постель.

Когда Молли проснулась через двенадцать часов, еще одурманенная снотворным, она знала, что живой, кровавый кошмар, который она вспомнила, был только частью невыносимой страшной головоломки, в которую превратилась ее жизнь.

77

Фрэн знала, что если будет читать, лежа в постели, то заснет. Поэтому она переоделась в старенькую пижахму и устроилась в удобном кожаном кресле, положив ноги на подушку.

Сначала она взялась за материалы о Гэри Лэше. Он учился в хорошей школе, в приличном колледже, хотя и не принадлежал к «Лиге плюща». Ничего удивительного, что закончил он колледж с оценкой «Б-минус». Потом Гэри учился в медицинском институте в Колорадо. Позже стал работать вместе с отцом. Вскоре отец умер, и Гэри встал во главе клиники.

И тут он начал блистать, заметила Фрэн. Сначала знакомство, потом роман и помолвка с Молли Карпентер. Все больше и больше статей о клинике Лэша и ее харизматическом управляющем. Потом рассказы о Гэри и его партнере Питере Блэке, которые организовали ХМО «Ремингтон» при финансовой поддержке Кела Уайтхолла.

Далее шли материалы о потрясающей свадьбе Гэри и Молли. Затем вырезки, посвященные блестящей паре, – Гэри и Молли на благотворительных вечерах, балах, аукционах и других светских мероприятиях.

Статей, посвященных клинике и ХМО «Ремингтон», тоже стало больше. Гэри приглашали выступить на различных медицинских конференциях. Фрэн прочла некоторые речи. Обычная болтовня, решила она и отложила их в сторону.

Все остальные материалы были посвящены смерти Гэри. Гора статей об убийстве, о Молли, о процессе над ней.

Фрэн неохотно сделала вывод, что Гэри был самым заурядным врачом, которому хватило ума выгодно жениться и создать ХМО. В этом цирке он и выступал до самой смерти.

Что ж, пора перейти к всемогущему Келвину Уайтхоллу. Фрэн вздохнула. Через сорок минут, с красными от усталости глазами, она произнесла вслух:

– А вот этот парень – совсем другое дело. Его правильнее было бы называть безжалостным, а не всемогущим. Просто чудо, что он до сих пор на свободе.

Список дел, возбужденных против Кела Уайтхолла, занял не одну страницу. Примечания указывали на те немногие, которые были улажены за неизвестную сумму. Но в большинстве случаев Кел выиграл или дело было закрыто.

Потом появилось много статей о слиянии четырех менее крупных ХМО с «Ремингтоном», хотя в них упоминалось о возможном поглощении самого «Ремингтона» более сильными конкурентами.

Фрэн подумала, что предстоящее слияние и в самом деле под угрозой, и продолжала читать. У Кела были большие деньги, но если верить газетным статьям, то в Американской национальной страховой компании акции принадлежали весьма влиятельным и богатым людям. Все кругом уверены, что будущее медицины в США зависит от руководителя Американской национальной страховой компании, бывшего хирурга. Если их слова приведены верно, то владельцы Американской национальной сделают все, чтобы так и случилось.

В отличие от Гэри Лэша Кел Уайтхолл ни разу не был замечен на благотворительных мероприятиях, никогда не выступал в роли спонсора. Но был один общественный фонд, при упоминании о котором с Фрэн сразу же слетел весь сон. Келвин Уайтхолл был членом библиотечного фонда вместе с ее отцом! Имя Уайтхолла упоминалось в статьях, посвященных краже денег из фонда. Фрэн не знала, что Уайтхолл был в этом замешан. Но откуда ей было знать? Она была совсем юной и уехала из Гринвича сразу же после самоубийства отца. Статьи с нелестными заголовками сопровождались фотографиями ее отца.

Фрэн встала и подошла к окну. Было уже за полночь, и хотя во многих квартирах еще горел свет, было ясно, что город готовится ко сну.

Она сердито подумала о том, что, как только доберется до Уайтхолла, обязательно задаст ему несколько неприятных вопросов. Например, как отец мог взять из фонда такую огромную сумму, чтобы от нее не осталось ни следа? Вероятно, Уайтхолл сможет рассказать об этом, если Фрэн найдет записи и выяснит, брал отец деньги сразу или по частям.

Келвин Уайтхолл, финансист, размышляла Фрэн. Прошли годы, но он по-прежнему процветает. Он наверняка сможет ответить на ее вопросы об отце или подскажет, где искать ответы.

Ей уже хотелось лечь, но Фрэн все же решила заглянуть в пару журналов из тех, что она привезла от Молли. Молли предупреждала, что они очень старые, но Фрэн удивилась, увидев, что самый ранний из них почти двадцатилетней давности. Самый последний вышел в свет тринадцать лет назад.

Фрэн просмотрела сначала самый старый. В оглавлении была отмечена статья под заголовком «Взываю к разуму». Фамилия и имя автора – Адриан Лоу – показались смутно знакомыми Фрэн, но она, возможно, ошибалась. Она начала читать, и рассуждения мистера Лоу ей совсем не понравились. Ее ужаснуло написанное.

Второй журнал, вышедший в свет восемнадцать лет назад, содержал еще одну статью того же автора. Она называлась «Дарвин, выживание сильнейшего и здоровье человека в третьем тысячелетии». Перед текстом была фотография Адриана Лоу, преподавателя медицинского колледжа Меридиан в Колорадо. Его засняли в лаборатории рядом с двумя лучшими ассистентами из числа студентов.

Глаза Фрэн расширились от изумления, когда она сопоставила фамилию преподавателя и его фотографию, а потом разглядела и студентов.

– Вот оно! – воскликнула Фрэн. – Это все объясняет.

78

В субботу, в десять часов утра, Келвин Уайтхолл начал приводить свой план в исполнение. Он вызвал в кабинет Лу Нокса и заставил позвонить Фрэн Симмонс.

– Если этой мисс не окажется дома, будешь набирать ее номер каждые полчаса, – приказал Уайтхолл. – Я хочу, чтобы она попала в Уэст-Реддинг сегодня, в крайнем случае завтра. Я не могу дольше держать в узде нашего друга, доктора Лога.

Лу знал, что он не должен ни комментировать услышанное, ни реагировать на слова хозяина. На этой стадии развития событий Кел всегда разговаривал сам с собой.

– У тебя сотовый телефон с собой, Лу?

– Да, сэр.

Необходим был именно этот сотовый телефон, потому что на него не среагирует определитель номера, если таковой есть у Фрэн Симмонс, а если кто и попытается отследить звонок, то телефон был зарегистрирован на фальшивое имя в округе Ветчестер.

– Давай звони. И постарайся говорить убедительно. Вот номер ее телефона. Я рад сообщить, что он значился в телефонном справочнике. – Если бы его там и не оказалось, размышлял Кел, то он попросил бы Дженну узнать его у Молли под предлогом того, что он хочет назначить встречу с репортершей. Но Кел был рад, что все эти хитрости не понадобились. Иначе он бы отступил от своего золотого правила: чем меньше людей заняты в деле, тем лучше.

Лу взял листок бумаги и начал нажимать на кнопки телефона. Трубку сняли после второго звонка. Лу кивнул Келвину, внимательно смотревшему на него.

– Алло? – прозвучал голос Фрэн.

– Мисс Симмонс? – спросил Лу, имитируя легкий немецкий акцент своего покойного отца.

– Да. Простите, с кем я говорю?

– Я не могу сказать по телефону, но вчера в кафетерии клиники Лэша я случайно слышал ваш разговор с миссис Бренеган. – Он помолчал для большего эффекта. – Мисс Симмонс, я работаю в клинике и должен сказать, что вы правы. Здесь и в самом деле происходит нечто ужасное.

Фрэн, сидя в гостиной все еще в пижаме, прижимая к уху трубку радиотелефона, пыталась найти ручку. Нашарив ее на полу, она схватила блокнот для записей.

– Я знаю, – спокойно ответила она, – но, к сожалению, не могу ничего доказать.

– Я могу доверять вам, мисс Симмонс?

– Что вы имеете в виду?

– Есть один старик, доктор. Он создает лекарства, которые потом проверяют на пациентах клиники. Он боится, что доктор Блэк хочет его убить, и поэтому готов рассказать всю историю, пока ему не заткнули рот. Старикан знает, что у него будут неприятности, но его это не волнует.

60
{"b":"14366","o":1}