ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хилмеры предупредили, что будут сегодня дома не раньше девяти, мистер Мэтьюз. Они сказали, что тот, кто захочет с ними поговорить, может просто подождать их возле дома. Они понимают, как это важно для миссис Лэш, и им не терпится помочь.

– Я буду сидеть у них под дверью, клянусь богом, – заверил парня Филип Мэтьюз.

– Хилмеры говорят, что в тот вечер припарковались рядом с новеньким «Мерседесом». Они это запомнили, потому что было холодно, и они постарались поставить машину поближе к дверям ресторана. Я сказал им, что это наверняка была машина миссис Лэш.

– Я определенно нанял не того человека, чтобы он помогал мне с расследованием. Где ты этому научился, Бобби? – спросил Филип.

Парень добродушно улыбнулся:

– Мистер Мэтьюз, я сын общественного защитника, а мой отец хороший учитель. Я тоже собираюсь стать общественным защитником.

– Ты отлично начинаешь. – Филип тоже улыбнулся. – Но все-таки налей мне кофе, Бобби.

Потягивая крепкий кофе, Филип обдумывал, как поступить. Позвонить Молли и рассказать ей о Хилмерах? Нет, не стоит. Он подождет до того момента, пока сам встретится с ними. Возможно, они смогут рассказать намного больше, чтобы помочь Молли. И потом ему понадобится художник, если возможно, прямо завтра, чтобы он мог по их рассказам нарисовать портрет парня со стоянки. Это было бы спасением!

Ах, Молли, Молли! Филип вздохнул, вспоминая ее печальное, испуганное лицо. Он был готов отдать свою правую руку, только бы спасти ее от этого кошмара. Адвокат Филип Мэтьюз отдал бы все на свете за ее улыбку.

82

Очень методично и подробно Кел Уайтхолл готовил Лу к заданию. Он объяснил, насколько важен элемент внезапности для выполнения их плана.

– Будем надеяться на то, что окно лаборатории на втором этаже будет открыто и ты без труда сможешь бросить туда тряпку, смоченную бензином. В противном случае тебе придется разбить стекло, – говорил Кел. – Я вспомнил, что шланг от баллона с кислородом довольно короткий, но у тебя будет время, чтобы спуститься по лестнице и отбежать подальше до взрыва.

Лу внимательно слушал, а Кел принялся рассказывать, что доктор Лог уже позвонил ему, обрадованный предстоящей встречей с журналисткой. Совершенно очевидно, что старику не терпится показать Фрэн Симмонс свое святилище, так что можно рассчитывать на то, что они оба будут в лаборатории в тот момент, когда начнется пожар.

– Все будет выглядеть как несчастный случай, если их останки все-таки найдут на месте взрыва, – небрежно заметил Кел. – Полиция решит, что если бы они оказались внизу, то смогли бы спастись. Но со второго этажа убежать невозможно, – продолжал он. – Дверь из лаборатории на веранду второго этажа всегда закрыта на два замка, потому что доктор Лог боится покушений на свою жизнь.

И правильно делает, подумал Лу, но все же оценил привычное внимание Кела к мелочам, которое может спасти жизнь ему, Лу Ноксу.

– Если ты выполнишь все как следует, Лу, – а я не советую тебе совершать ошибки, – пожар и последовавший за ним взрыв решат обе проблемы. Мы избавимся и от Фрэн Симмонс, и от доктора Лога. Ферма была построена больше ста лет назад, поэтому внутренняя лестница очень узкая и крутая. Так что после взрыва едва ли кто-то из них сумеет выбежать из лаборатории, пробежать по коридору и спуститься вниз. Им не хватит времени. Но ты должен быть готов и к такому повороту событий.

Готовность в понимании Кела предполагала наличие у Лу оружия. Последний раз Лу стрелял почти семь лет назад, но такие навыки не пропадают. Это все равно что езда на велосипеде или плавание. Последнее время он отдавал предпочтение хорошему острому ножу.

Ферма располагалась в уединенном месте в лесу, и, хотя взрыв будет слышен в окрестностях, Кел полагал, что Лу успеет выбраться на шоссе до приезда полиции и пожарных. Лу старался не показывать своего нетерпения, хотя обилие информации, которую вываливал на него Кел, начинало действовать на нервы. Лу достаточно часто бывал на ферме и хорошо представлял местность. А уж о себе он сумеет позаботиться.

В пять часов Лу вышел из квартиры над гаражом. Было еще слишком рано, но Кел считал, что необходимо предусмотреть вероятные задержки в пути, чтобы не загубить весь план.

– Тебе понадобится время, чтобы припарковать машину на ферме до приезда Фрэн Симмонс. И ты должен поставить машину так, чтобы она ее не увидела, – предупредил Кел.

Когда Лу уже сидел за рулем, Кел вышел из-за гаража.

– Хочу проводить тебя, – сказал он с дружелюбной улыбкой. – Дженна решила провести вечер с Молли Лэш. Когда вернешься, зайди в дом, пропустим по рюмочке.

«И после такого задания ты позволишь называть тебя Келом, – подумал Лу. – Премного благодарен, старина». Он завел мотор и поехал к автостраде, первому отрезку пути к Уэст-Реддингу.

83

Фрэн показалось, что за прошедшие сутки состояние Молли стало хуже. Под глазами залегли синие тени, зрачки были расширены, губы и кожа стали серыми. Голос звучал тихо и неуверенно. Фрэн приходилось прислушиваться, чтобы разобрать слова.

Они сидели в кабинете, и Фрэн заметила, что время от времени Молли оглядывается по сторонам, словно не верит тому, что видит.

Она выглядела такой одинокой, такой несчастной, такой встревоженной. Если бы только ее родители могли быть рядом!

– Молли, я понимаю, что это не мое дело, но я просто обязана тебя спросить, – сказала Фрэн. – Не могла бы твоя мать оставить отца и приехать к тебе? Она ведь так тебе нужна.

Молли покачала головой, и на мгновение голос ее стал тверже:

– Ни в коем случае, Фрэн. Если бы не удар, они оба были бы сейчас здесь. Я думаю, что удар был намного серьезнее, чем они мне говорят. Я разговаривала с папой, голос у него бодрый, но... Я причинила им столько горя, что, если с ним что-нибудь случится, пока мама будет здесь со мной, я сойду с ума.

– А что с ними будет, если они потеряют тебя? – напрямую спросила Фрэн.

– То есть?

– Я очень беспокоюсь за тебя, и Филип тоже. И Дженна переживает. Давай говорить откровенно. Существует очень высокая вероятность того, что в понедельник тебя снова возьмут под стражу.

– Наконец-то мы заговорили откровенно. – Молли вздохнула. – Спасибо, Фрэн.

– Послушай меня. Я уверена, что даже если тебе придется вернуться в «Ниантик», ты очень скоро оттуда выйдешь. И это будет не условно-досрочное освобождение, а полное оправдание!

– Когда-нибудь, когда-нибудь, – мечтательно повторила Молли. – Я и не знала, что ты веришь в сказки.

– Перестань, – попросила Фрэн. – Молли, мне не хочется оставлять тебя в таком состоянии, но у меня назначена встреча, она чрезвычайно важна для многих людей, включая и тебя. Иначе я бы никуда не уехала. И знаешь почему? Потому что мне кажется, что ты уже сдалась. Я думаю, что ты решила не являться на заседание совета в понедельник.

Молли вопросительно подняла брови, но не возразила.

– Прошу тебя, Молли, поверь мне. Мы почти докопались до правды. Я в этом не сомневаюсь. Поверь в меня. Поверь в Филипа. Возможно, для тебя это неважно, но он любит тебя. Филип не остановится, пока не докажет, что ты и есть настоящая жертва всех этих событий.

– Мне нравятся строчки из «Американской трагедии», – пробормотала Молли. – Если я не ошибаюсь: «Люби меня, пока я живу, а потом забудь».

Фрэн встала.

– Молли, – ее голос звучал очень спокойно, – если ты в самом деле решишь покончить с собой, то ты сделаешь это, одна или в окружении целой армии. Но должна тебе сказать вот что: я зла на отца за то, что он покончил жизнь самоубийством. Нет, я не просто зла, я вне себя от гнева. Он украл много денег и наверняка отправился бы в тюрьму. Но потом бы он вышел, а я ударила бы во все колокола, встречая его.

Молли сидела молча, уставившись на свои руки. Фрэн нетерпеливо смахнула слезы.

– В худшем случае ты отсидишь свой срок до конца, – сказала Фрэн. – Не думаю, что такое случится, но все же допустим. Ты все равно будешь еще молода, чтобы по меньшей мере лет сорок радоваться жизни. Именно радоваться. Ты не убивала Анна-Марию Скалли. Мы все это знаем, и Филип не оставит от обвинений камня на камне. Так что давай соберись, девочка. В твоих жилах течет голубая кровь. Значит, ты – первый сорт. Так докажи это!

63
{"b":"14366","o":1}