ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Доктор, – обратилась к нему Фрэн, – не могу не заметить, что, хотя вам самому за семьдесят, вы не слишком философски отнеслись к тому, что вас пытались лишить жизни.

Их отвезли в Стамфорд. Фрэн сделала свое заявление помощнику прокурора Руди Джекобсу. Когда она закончила говорить, Джекобс поинтересовался ее самочувствием.

– Со мной все в порядке, – твердо заявила Фрэн. – Ничего не сломано. – И тут же добавила: – Слова доктора Лоу были записаны на пленку. Если бы я только догадалась спасти мой диктофон...

– Мисс Симмонс, эта запись нам не понадобится, – успокоил ее Джекобе. – Мне сообщили, что доктор Лоу разговорился вовсю. Мы записываем его показания на магнитофон и на видеокамеру.

– Вы установили личность человека, который пытался нас убить?

– Разумеется. Его зовут Лу Нокс. Он из Гринвича, работает у Келвина Уайтхолла шофером и выполняет множество самых разнообразных поручений.

– Насколько тяжело он ранен?

– Нокс получил заряд дроби в руку и плечо, есть несколько ожогов, но он поправится. Я также слышал, что он исповедуется полиции. Нокс понимает, что его взяли на месте преступления, так что единственной возможностью для него получить меньший срок может стать только чистосердечное признание.

– А Келвина Уайтхолла арестовали?

– Его только что привезли. Арест оформляют, пока мы с вами беседуем.

– Можно мне посмотреть на него? – спросила Фрэн с кривой улыбкой. – Я училась в одном классе с его женой, но с ним самим никогда не встречалась. Интересно было бы взглянуть на человека, который приказал разнести меня на куски.

– Не вижу причин отказывать. Идемте со мной. При виде лысеющего мужчины с грубыми чертами лица в мятой спортивной рубашке Фрэн удивилась. Как доктор Лоу не был похож на свои фотографии, так и в этом человеке не было ничего от «Кела Всемогущего», как называла его Дженна. Честно говоря, было невероятно сложно представить Дженну, красивую, элегантную, утонченную, женой такого непривлекательного мужчины.

Дженна! Ей, должно быть, придется очень непросто. Фрэн вспомнила, что жена Кела должна была навестить Молли. Слышала ли она новости?

Муж Дженны наверняка отправится за решетку. Фрэн подумала об этом, анализируя ближайшее будущее. Но и Молли все равно может вернуться в тюрьму. Если только то, что Фрэн узнала этим вечером о преступлениях в клинике Лэша, каким-то образом не поможет ей. Отец Фрэн предпочел покончить с собой, только бы не сидеть в тюрьме. Какая странная закономерность для всех трех выпускниц Крэнден-академии. Их судьбы так или иначе оказались связаны с тюрьмой.

Фрэн повернулась к помощнику прокурора:

– Мистер Джекобс, все-таки я неважно себя чувствую. Мои синяки и шишки вдруг заявили о себе. Хочу поймать вас на слове. Вы же предлагали отвезти меня домой?

– Разумеется, мисс Симмонс.

– Только мне сначала нужно позвонить. Можно?

– Конечно. Давайте вернемся в мой кабинет.

Фрэн проверила свой домашний автоответчик. Ее ждали два сообщения. В четыре часа звонил Бобби Берк из «Морского фонаря», чтобы сообщить, что он нашел супружескую пару, которая ужинала в ресторанчике в то самое время, когда Молли встречалась с Анна-Марией.

Отличные новости.

Второе сообщение было от Эдны Барри. Она звонила в шесть вечера:

"Мисс Симмонс, мне очень непросто говорить об этом, но я должна облегчить душу. Я солгала насчет запасного ключа от дома Молли, потому что я боялась, что... мой сын может быть замешан в убийстве доктора Лэша. Уолли очень встревожен... "

Фрэн покрепче прижала трубку к уху. Эдна так плакала, что сквозь рыдания было трудно разобрать ее слова.

"Мисс Симмонс, иногда Уолли рассказывает совершенно дикие истории. Он слышит голоса и верит им. Вот почему я так за него боюсь... "

– С вами все в порядке, мисс Симмонс? – спросил Джекобе, заметив выражение ее лица.

Фрэн поднесла палец к губам, призывая его к молчанию. Она вслушивалась в то, что говорила Эдна Барри:

"Я бы никогда не позволила Уолли заговорить. Я все время просила его замолчать. Но то, что он говорит сейчас, может оказаться очень важным. Уолли утверждает, что видел Молли в тот вечер, когда погиб доктор Лэш. На его глазах Молли вошла в дом и включила свет в кабинете. С того места, где он стоял, Уолли сразу же, как только зажглись лампы, увидел залитого кровью доктора Лэша.

То, что было дальше, очень важно, если только мой сын ничего не придумал. Он клянется, что видел, как дверь дома открылась и оттуда вышла женщина. Но она заметила Уолли и тут же вернулась обратно. Он не видел ее лица и не знает, кто она такая. Тем более что, увидев ее, Уолли сразу же убежал... "

После паузы, заполненной рыданиями, в трубке снова зазвучал голос Эдны:

«Мисс Симмонс, следовало бы позволить допросить Уолли, но он никогда раньше не рассказывал об этой женщине. Я не хотела причинить вред Молли, я просто боялась за моего сына. – Звуки рыданий снова зазвучали в трубке. Наконец миссис Барри взяла себя в руки и продолжала: – Это все, что я могу вам рассказать. Думаю, вы или адвокат Молли захотите поговорить с нами завтра. Мы будем дома. До свидания».

Изумленная Фрэн аккуратно положила трубку на рычаг. Уолли сказал, что видел, как приехала Молли. Разумеется, он не совсем в себе. Из него не получится хороший свидетель. Но если все же Уолли Барри говорит правду и он в самом деле видел выходящую из дома женщину...

Фрэн вспомнила, что говорила о том вечере Молли. Она утверждала, что в доме был кто-то еще. Она слышала цокающий звук...

Но кто эта женщина? Анна-Мария? Фрэн покачала головой. Нет, этого не может быть... Еще одна медсестра, с которой Гэри изменял жене?

Цокающий звук. Фрэн вдруг вспомнила, что сама слышала его в доме Молли. Это было накануне, когда она заезжала проведать Молли, а там была Дженна. Высокие каблуки ее туфель цокали по мраморному полу.

Дженна. «Старый друг – лучший друг».

О боже, неужели такое возможно? Ни взлома, ни следов борьбы. Уолли видел женщину, выходящую из дома. Гэри убила женщина, которую он знал. Не Молли. Не Анна-Мария. И еще эти фотографии. Каким взглядом смотрела Дженна на мужа лучшей подруги...

90

– Больше ни капли, Дженна. В самом деле уже достаточно. Клянусь тебе, я совсем пьяная.

– Да бог с тобой, Молли! Ты выпила полтора бокала.

– А я думала, что это был по меньшей мере третий. – Молли потрясла головой, словно пыталась навести порядок в мыслях. – Знаешь, это вино оказалось довольно крепким.

– Ну и что? Ты имеешь право расслабиться. А потом, ты почти не ела за ужином.

– Я съела достаточно, все было очень вкусно. Я просто не голодна. – Молли протестующе подняла руку, но Дженна снова подлила ей вина. – Нет, я больше не могу пить. У меня кружится голова.

– Пусть кружится.

Они сидели в кабинете друг против друга в мягких креслах, откинув головы на спинки. Между ними стоял низкий кофейный столик. Несколько минут женщины молчали, из динамиков стереосистемы лилась негромкая джазовая мелодия.

В перерыве между песнями Молли заговорила:

– Знаешь что, Джен? Вчера вечером у меня было кошмарное видение. Я почувствовала себя не в своей тарелке. Мне показалось, что я видела за окном Уолли Барри.

– Господи!

– Я не испугалась, только удивилась. Уолли никогда бы не причинил мне вреда. Я в этом не сомневаюсь. Но, заметив его за окном, я повернулась, и вдруг комната преобразилась. В ней все стало так, как было в тот вечер, когда я приехала домой и нашла Гэри убитым. Думаю, что между этими двумя событиями действительно есть связь. Скорее всего, в тот вечер Уолли тоже стоял в саду.

Молли не смотрела на Дженну, когда говорила это. Ей почему-то захотелось спать. Она старалась держать глаза открытыми, попыталась поднять голову. О чем это она говорила? Что-то о том, как она нашла Гэри.

Нашла Гэри.

Вдруг ее глаза распахнулись, Молли выпрямилась в кресле.

67
{"b":"14366","o":1}