ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее шею плотно обвивал шнурок.

Джоан не помнила, как она выбежала из кабинета, из дома. Минуя лужайку, она все время пронзительно кричала. Когда она опомнилась, ее окружали соседи Лиллиан, выскочившие на ее крики.

Колени у Джоан подогнулись, и, прежде чем страшный образ ее убитой начальницы и подруги утонул в милосердной обморочной тьме, одна мысль промелькнула у нее в сознании: доктор Мэдден верила, что люди, умершие насильственной смертью, перевоплощаются очень быстро. Если это правда, как скоро она вернется обратно?

31

Эмили и Уилл Стаффорд приехали к Лоуренсам, когда в просторной гостиной хозяева встречали гостей и принимали соболезнования. Старшие Лоуренсы, восьмидесятилетние дед и бабка Марты, в благородных сединах; родители Марты, Джордж и Аманда Лоуренс, красивая пара, обоим около шестидесяти лет; их дочь Кристина, копия матери, только моложе, с мужем.

Эмили восхищалась их выдержкой и достоинством во время службы.

Она и Уилл сидели на скамье под углом к той, где разместилась семья, и Эмили отчетливо их видела. Лица Лоуренсов были печальны, слезы наворачивались им на глаза. Кристина сидела рядом с родителями с новорожденной дочкой на руках, тезкой покойной Марты.

Когда одна из подруг Марты разрыдалась, не в силах сдержать эмоции, Эмили почувствовала, что и ее глаза наполнились слезами. В этот момент она увидела, как Аманда Лоуренс взяла ребенка из рук Кристины. Она прижала малышку к себе, нежно касаясь головки девочки щекой.

Эмили наблюдала за Амандой Лоуренс и поняла, что в эти минуты несчастная мать черпала утешение в новорожденной внучке.

Уилл представил Эмили Лоуренсам.

— Я знаю, что такое же несчастье случилось в вашей семье четыре поколения назад, — сказал отец Марты. — Мы молимся о том, чтобы справедливое возмездие настигло убийцу нашей дочери.

— Я не думаю, что вы принимаете всерьез весь этот вздор о реинкарнации, но не думаете ли вы, что убийство Марты замышлялось как подражание убийству Маделайн Шепли? — обратилась к Эмили Аманда Лоуренс.

— Именно так, — ответила Эмили. — Более того, я считаю, что в руки убийце попало некое письменное свидетельство. Я роюсь в старых книгах и документах, пытаясь составить впечатление о Маделайн и ее друзьях. Я разыскиваю все упоминания о ней и высказывания знавших ее людей.

Джордж и Аманда обменялись взглядами. Затем Джордж повернулся к матери.

— Мама, у тебя ведь есть несколько альбомов, кипы бумаг, писем, открыток, оставшихся после твоей бабушки?

— О да, милый! Все это хранится на чердаке. Знаете ли, моя бабушка с материнской стороны, Джулия Гордон, была большая аккуратистка. Она надписала все фотографии, указывая событие, место, число и имена, вела подробный дневник.

Имя Джулии Гордон постоянно упоминалось в отрывках из дневника, приведенных в «Воспоминаниях юности». Она была ровесницей Маделайн.

— Вы позволите мне взглянуть на ваш архив? — заинтересовалась Эмили. — Быть может, мы найдем какие-либо упоминания о событиях тех лет, нащупаем след, который приведет нас к разгадке. Кто знает?

Прежде чем его мать успела ответить, Джордж Лоуренс сказал уверенно:

— Мы сделаем все, что в наших силах, только бы изобличить убийцу нашей дочери.

— Эмили!

Уилл Стаффорд деликатно коснулся ее руки, указывая на толпившихся за ними людей, ожидавших своей очереди поговорить с Лоуренсами.

— Простите, не буду вас дольше задерживать, — поспешно сказала Эмили. — Может быть, я позвоню вам завтра утром?

В столовой был устроен буфет, столики и стулья были вынесены на застекленную веранду, тянувшуюся во всю длину дома.

С тарелками в руках Уилл и Эмили вышли на веранду.

— Сюда, Уилл, — окликнул женский голос. — Мы заняли вам места.

— Это Натали Фриз, — сказал Уилл, когда они подходили к столику.

— Присоединяйтесь к подозреваемым, — весело сказала Натали. — Мы стараемся подготовиться к допросу, на который нас вызывает Дагган.

Эмили покоробило это замечание. Она внутренне согласилась с сидевшей напротив Натали женщиной с суровым лицом, которая сказала резко:

— Такими вещами не шутят, Натали!

Этот упрек ничуть не смутил Натали.

— Я пытаюсь внести некоторое оживление в беседу, Рейчел, — живо возразила она. — Я никого не хотела обидеть.

Сидевший за столом доктор Уилкокс тепло приветствовал Эмили. Ей представили Рейчел, его жену, Боба и Натали Фриз. «Союз зимы с весной, — подумала Эмили. — Интересно, сколько у них он продлится? Пари держать готова, такие браки скоротечны. Впрочем, как знать! Я ведь тоже надеялась, что мой собственный брак будет длиться вечно».

— Мои книги вам пригодились? — с интересом спросил доктор Уилкокс.

— Очень! Благодарю вас!

— Как я понимаю, вы адвокат по уголовным делам, Эмили? — спросила Натали Фриз.

— Да, это так.

— Если кого-нибудь из присутствующих обвинят в убийстве Марты, вы бы согласились его защищать?

«Ей нравится мутить воду», — подумала Эмили. Но она не могла не заметить, что атмосфера за столом неуловимо изменилась. Кому-то, а может быть, и всем, этот вопрос не показался таким уж забавным.

Эмили пыталась отшутиться:

— Я действительно член коллегии адвокатов Нью-Джерси, но, поскольку я уверена, что ничего подобного не может быть, на гонорар я в данном случае не рассчитываю.

Уилл познакомил Эмили со многими жителями городка — с теми, кто постоянно жил здесь, и с теми, кто годами приезжал сюда в летний сезон. Эмили быстро освоилась и чувствовала себя так, будто семья ее жила здесь много-много лет. Дом Лоуренсов был построен в начале 1880-х годов. Возможно, когда-то здесь в гостях бывали и Шепли.

Несколько минут они поговорили с Джоном и Кэролин Тейлор, близкими друзьями Уилла. Кэролин спросила, играет ли Эмили в теннис.

В памяти Эмили тут же промелькнул эпизод в клубе в Олбэни: им с Гэри вручают кубок за победу в парных соревнованиях.

— Да.

— Мы состоим членами местного клуба, — сказала Кэролин. — Когда в мае он откроется, непременно приезжайте на ленч и захватите ракетку.

— Я с удовольствием воспользуюсь вашим приглашением!

Из разговора Эмили узнала, что Кэролин — воспитательница в детском саду, а Джон — хирург. Эта пара была ей очень симпатична, и Эмили была бы рада более близкому знакомству.

Тейлоры уже собрались уходить, когда после некоторого колебания Кэролин сказала:

— Вы, Эмили, конечно, понимаете, что все присутствующие, вернее, все мы здесь очень сожалеем, что на вас свалились все эти неприятности. Я хотела сказать это от всех нас. — Потом она добавила: — Наши семьи живут здесь давно — мы уже четвертое поколение в Спринг-Лейк. Моя дальняя родственница, Филлис Гейтс, даже написала книгу о жизни городка в восьмидесятых-девяностых годах девятнадцатого века. В юности она дружила с Маделайн Шепли. Эмили смотрела на нее во все глаза.

— Я как раз вчера закончила читать ее книгу.

— Филлис умерла в середине сороковых, когда моя мама была еще совсем молоденькой. Несмотря на разницу в возрасте, они были очень привязаны друг к другу. Филлис часто брала маму с собой, когда отправлялась в путешествия.

— Она когда-нибудь рассказывала вашей маме о Маделайн?

— Да. Сегодня утром мы говорили с мамой по телефону. Естественно, речь зашла о последних событиях. Мама сказала мне, что Филлис не стала писать об этом в своей книге, но она всегда была уверена, что Маделайн убил Дуглас Картер. Кажется, он был ее женихом, или я что-то путаю?

32

Томми Дагган и Пит Уолш тоже присутствовали на поминальной службе. Томми бесила мысль, что убийца Марты мог быть в эти минуты здесь, в церкви. Но, сохраняя подобающе скорбное выражение на лице, он пел со всеми:

Мы будем в Боге пребывать,

И наши слезы обратятся в радость...

«Когда я тебя найду, я твои крокодиловы слезы уж точно вытру насухо», — поклялся себе Томми, думая об убийце.

22
{"b":"14367","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Милые суставы. Остеопатия на страже вашего здоровья
МегаМасса. Комплекс тренировок, питания и дисциплины для достижения идеальной фигуры
Луч света в тёмной комнате
Птица и меч
Управление дебиторской задолженностью. Практическое руководство для разумных руководителей
Природа пространства и времени
Зона затопления (сборник)
Прах и тень
Бесконечность + 1