ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вас беспокоит что-то в его поведении? — спросил Марти. — Пожалуйста, не пытайтесь сохранять конфиденциальность. Вы окажете Эрику Бейли плохую услугу, если не станете с нами сотрудничать.

С минуту она колебалась.

— Компания прогорает, и он не может это пережить, — сказала она наконец. В ее голосе звучала искренняя озабоченность. — Недавно я зашла к нему в кабинет — он плакал.

— На днях, когда я его видел, он выглядел отлично.

— Он умеет делать вид.

— Он не упоминал при вас такого имени — Эмили Грэхем?

— Да. Еще вчера. После вашего ухода он был очень расстроен. Он говорил мне, что миссис Грэхем виновата в банкротстве компании. Он сказал, что, когда она продала свои акции, остальные акционеры занервничали и последовали ее примеру.

— Это неправда. После того как она продала свои акции, они поднялись еще на пятьдесят пунктов.

— Наверно, он об этом забыл.

— Мисс Колдвил, я не могу ждать до понедельника, чтобы узнать номер машины, которой он пользуется. Вы должны мне помочь.

Через полчаса Марти Броуски встретился с Луизой Колдвил в погруженном во мрак здании фирмы Бейли. Она отключила сигнализацию, и они прошли наверх. Через несколько минут она нашла номера машин и фамилии людей, на которых они были зарегистрированы. Две машины были в паркинге. Третью Марти проверил в дорожной полиции. В пять часов вечера она проследовала в направлении Нью-Джерси.

— Он в Спринг-Лейк, — сказал Марти, снимая трубку и набирая номер полиции.

— Мы проследим за ее домом, — пообещал ему дежурный сержант. — Город битком набит журналистами и заезжими любопытными, но вы можете положиться на нас — если эта машина здесь, мы ее найдем.

82

Эмили была искренне рада слышать Марти Броуски. Но радость уступила место шоку, когда она поняла, зачем он ей звонит.

— Это совершенно невозможно, — потрясенно сказала она.

— Возможно, Эмили, — твердо возразил Марти. — А теперь слушайте. Местная полиция будет держать ваш дом под наблюдением.

— Каким образом они собираются это делать?

— Они будут проезжать мимо вашего дома каждые четверть часа. Если Эрик позвонит и пожелает с вами увидеться, отложите встречу. Скажите, что у вас болит голова и вы рано ляжете спать. Не открывайте ему дверь ни под каким видом. И включите сигнализацию. Полиция Спринг-Лейк его разыскивает. Они знают его машину. А теперь проверьте замки на дверях.

— Сейчас.

Положив трубку, Эмили ходила из комнаты в комнату, проверяя двери, выходившие на веранду, затем парадную дверь и черный ход. Она нажала кнопки сигнализации, наблюдая за тем, как зеленый свет сменился красным.

"Эрик, — думала она. — Друг, приятель, брат родной. Он был здесь в понедельник, устанавливал камеры, так переживал за меня и все это время... "

Предатель. Лицемер. Устанавливал камеры слежения и потешался над ней. Эмили вспоминала прошлогодние ночи, когда она просыпалась, холодея, уверенная, что в доме кто-то был. Она вспоминала те случаи, когда она с трудом могла сосредоточиться на подготовке очередной защиты, потому что он подсовывал ей под дверь фотографию или прилеплял ее к ветровому стеклу.

— Я надеюсь, что, когда они найдут этого слизняка, его осудят! — воскликнула она вслух, не подозревая, что в этот самый момент она смотрит прямо в камеру и что Эрик Бейли, сидящий в своем фургоне за шесть кварталов от ее дома, наблюдает за ней на экране своего телевизора.

83

— Только тебя там не будет, когда они осудят меня, — отвечал он ей тоже громко.

Эрик испытал настоящий шок, когда понял, что тайна его раскрыта, что Марти звонил Эмили и сообщил ей, что преследователь — это он, Эрик. «А я был так осторожен», — думал он, заглядывая в картонную коробку, где лежали женское платье, пальто и парик, которые он надевал в субботу в церкви Святой Катарины, и вспоминая все те средства, при помощи которых он изменял свою внешность, чтобы неузнанным находиться рядом с Эмили.

А теперь его ищет полиция. Конечно же, скоро они выйдут на его след. Его арестуют и посадят в тюрьму. Его компания обанкротится. Люди, еще недавно пресмыкавшиеся перед ним, накинутся на него, как шакалы.

Эрик попытался успокоиться и стал снова пристально вглядываться в экран. Вдруг он резко подался вперед, глаза у него расширились.

Эмили вернулась в гостиную и стояла на коленях у коробки с книгами, явно что-то отыскивая.

А в это время — Эрик это ясно видел на другом экране — ручка двери, ведущей с веранды в кабинет, стала медленно поворачиваться. Но она же включила сигнализацию! Значит, кто-то ее нарушил!

В кабинете возникла фигура в темном спортивном костюме и в маске, какие надевают лыжники. Человек проскользнул за кресло, в котором обычно сидела Эмили, и опустился на колени. Он достал что-то из кармана. Эрик через секунду смог отчетливо различить, как мужчина развел руки в стороны, словно растягивал веревку, испытывая ее на прочность.

Эмили появилась в кабинете с книгой в руках, села в кресло и углубилась в чтение.

Человек не шевелился.

— Он наслаждается, — изумленно прошептал Эрик. — Он не хочет, чтобы все кончилось слишком быстро. Я его понимаю. Я понимаю!

84

В половине девятого вечера в субботу Томми Дагган и Пит Уолш были еще на работе. Боб Фриз упорно отказывался отвечать на вопросы о том, где он был в четверг во второй половине дня и вечером, а сейчас он был отправлен в монмаутскую больницу с жалобами на боли в сердце.

— Он тянет время, придумывая историю, которая прозвучит правдоподобно в суде, — сказал Томми. — События тут могут развиваться по двум сценариям: либо Фриз — серийный убийца, и на нем смерть Марты Лоуренс, Карлы Харпер, доктора Мэдден, миссис Джойс и его жены Натали. Или он убил только свою жену. Есть, конечно, еще и третий вариант — что он невиновен.

— Тебя беспокоит, что третий кусок шарфа еще не нашелся? — спросил Пит.

— А как ты думаешь? Почему у меня такое чувство, что убийство Натали Фриз — это уловка, чтобы убедить нас, что убийца завершил свой план?

— Если, конечно, убийство Натали не было результатом ссоры между мужем и женой, которое муж хотел выдать за очередное преступление маньяка. Тогда Боб Фриз оказывается под подозрением, а маньяк тут ни при чем.

— Это означает, что сегодня вечером в Спринг-Лейк должна погибнуть еще одна молодая женщина. Но кто? Я только что проверял — никаких происшествий. Ладно, хватит на сегодня. Уже поздно, и нам больше здесь делать нечего.

— Хотя кое-что мы все же сделали. Пока мы были на месте преступления, звонил Уилкокс и дал согласие на то, чтобы мы снабдили его подслушивающим устройством. А еще мы зафиксировали попытку вымогательства со стороны Джины Филдинг.

— Послезавтра секреты Уилкокса опубликуют в «Нэшнл дейли». Согласившись подставить Джину, он заигрывает с нами. Но я все же не очень-то ему доверяю. Подозрения с него не сняты, учти.

Они уже собрались уходить, когда Пит сказал:

— Подожди минутку. — Он указал на конверт на столе Томми. — Мы так и не отдали Эмили Грэхем увеличенную фотографию, а ведь мы обещали.

— Захвати ее с собой и навести ее завтра.

В этот момент зазвонил телефон. Полиция Спринг-Лейк сообщала, что личность преследователя Эмили Грэхем установлена, сейчас он находится в городе.

Услышав это сообщение, Томми сказал:

— Хотя, пожалуй, забросим-ка мы ей фотографию сегодня.

85

Мобильник Эмили лежал у нее в кармане. Это вошло в привычку — с тех пор, как в прошлое воскресенье ей подсунули под дверь ее фотографию в церкви. Она достала мобильник, надеясь, что бабушка еще не легла и не выключила телефон. Эмили читала последний дневник Джулии Гордон Лоуренс, и у нее возник вопрос, на который, она надеялась, ее бабушка сможет ответить.

Она уже знала из предыдущих записей в дневнике, что вторая жена Ричарда Картера родила в 1900 году девочку. Поэтому ее озадачила запись в дневнике за 1911 год. Джулия писала:

53
{"b":"14367","o":1}