ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Только бы успеть», — молился Рип, залезая в машину. Направляясь на предельной скорости к дому номер сто по Хейз-авеню, он по радио запросил полицию о помощи.

87

Ник Тодд решил, что для собственного спокойствия он проедет мимо дома Эмили, чтобы убедиться, что там все в порядке. Он уже приближался к ее дому, когда несшийся с бешеной скоростью с другого конца улицы полицейский автомобиль резко затормозил.

Охваченный внезапной тревогой, Ник остановился рядом и выскочил из машины.

— Что-нибудь случилось с Эмили? — спросил он. «Не дай бог, чтобы что-то с ней случилось», — взмолился он про себя.

— Надеюсь, что нет, — бросил полицейский на бегу, направляясь к дому.

* * *

"Полицейская машина снова будет проезжать мимо, — лихорадочно соображала Эмили. — Но раз они не видели, как он вошел в дом, какая от этого польза? Он уже убил Марту, Карлу, Натали, миссис Джойс и, возможно, других. Я следующая. О боже, я хочу жить! "

— Расскажите мне о дневниках, — попросила она Уилла. — Вы ведь тоже вели дневник? Вы записывали все подробности случившегося, ваши собственные переживания, реакцию родственников?

Вот именно. Он, казалось, был доволен ее понятливостью.

— Эмили, для женщины вы очень умны, но ваш интеллект ограничен извечным врагом женщины — великодушием. С каким сочувствием вы слушали мою историю о друге, чью вину я взял на себя. Я вам ее рассказал, потому что моя секретарша призналась, что много чего наболтала этой надоедливой и любопытной журналистке. Я опасался, если что-то будет напечатано, это может вас насторожить.

— Что бы вы ни сделали тогда, вы были несовершеннолетним, и это дело давно закрыто.

— Что я сделал? Я последовал примеру моего прапрадеда. Я пытался задушить молодую женщину, но она закричала, и ее услышали. Я провел три года в тюрьме, а не один, как я вам тогда сказал.

А теперь пора, Эмили, пора вам присоединиться к очаровательной Маделайн, пора вам упокоиться рядом с Эллен.

Эмили не сводила глаз с полоски ткани у него в руках. «Он наслаждается, — подумала она. — Продолжай задавать ему вопросы. Он жаждет похвастаться, он хочет выговориться».

— А когда я... ну, присоединюсь к Эллен, ваш план будет исполнен и все закончится? — спросила она, собрав последние силы.

Он стоял теперь у нее за спиной, обматывая ее шею тонкой полоской.

— Хотел бы я, чтобы это было так. Но увы! Секретарша доктора Мэдден, к сожалению, заметила меня в тот вечер, когда я был у нее на приеме. Как Бернис Джойс и Натали Фриз, она может быть опасна.

Наклонившись, Стаффорд коснулся губами ее щеки.

— Я поцеловал Маделайн, затягивая петлю на ее шее, — прошептал он.

* * *

Томми Дагган и Пит Уолш подъехали к дому Эмили, как раз когда Рип взбегал по ступеням веранды, за ним следовал еще один мужчина.

Рип коротко сообщил, что он видел на мониторе в фургоне Бейли.

— Не в парадную дверь, — крикнул Дагган, — попробуй одну из дверей с веранды! Ту, что справа.

Они с Уолшем, сопровождаемые Ником, побежали налево. У двери, ведущей в кабинет, они заглянули в окно и увидели, как на шее Эмили затягивается шарф.

Томми понимал, что еще несколько секунд — и все будет кончено. Вынув пистолет, он прицелился и выстрелил в стекло.

Уилл Стаффорд пошатнулся и рухнул на пол, стиснув в руке клочок шарфа, лишившего жизни Марту Лоуренс и Карлу Харпер.

Воскресенье, 1 апреля

88

В воскресенье утром Томми Дагган и Пит Уолш сидели с Эмили и Ником за столиком в ресторане гостиницы «Волна».

— Вы были правы, Эмили, — говорил Томми. — Существовал полный отчет о том, что делал его прапрадед. К тому же Стаффорд вел собственный дневник, в котором записывал все подробности с той же методичностью, что и его предок.

Мы получили ордер на обыск дома Стаффорда и нашли дневник Дугласа Картера и собственный дневник Стаффорда. Я его всю ночь читал. Все было так, как вы и предполагали. Жена Дугласа Картера находилась все время в забытьи под действием опия. Возможно, муж ей давал и дозу побольше. Он пишет, что позвал Маделайн в дом под тем предлогом, что его жене дурно. Когда он ее обнял и пытался поцеловать, она начала отбиваться, и он понял, что, если она кому-то расскажет, ему несдобровать.

— Мне трудно поверить, что все это совершил прапрадед Уилла Стаффорда, — сказала Эмили.

Ей все еще было страшно, как будто ее коснулась рука из могилы. Она только надеялась, что со временем этот страх отступит.

— Дугласу Картеру было почти пятьдесят, когда в 1900 году его вторая жена Лавиния родила девочку, — сказал Дагган. — Ее назвали Маргарет. После смерти Дугласа в 1910 году Лавиния с Маргарет переехали в Денвер. В 1935 году Маргарет вышла замуж. Ее дочь Марго стала матерью Уилла Стаффорда.

— Он говорил мне, что нашел дневник случайно, когда приезжал с матерью в Спринг-Лейк, в доме его предков, — сказала Эмили.

— Да, он рылся на чердаке над каретным сараем, где и нашел дневник своего прапрадеда, — подтвердил Дагган.

— Мне кажется, в нем уже и тогда были зачатки безумия, — заметил Ник. — Нормальный ребенок пришел бы в ужас от прочитанного и показал дневник взрослым.

Эмили слушала разговор, но все никак не могла вернуться к реальности происходящего. Уилл, очевидно, пришел раньше в тот вечер, когда он пригласил ее на ужин, чтобы отключить сигнализацию на двери, ведущей в кабинет. А набор ключей сделал для себя с тех, что дали ему Кернаны до того, как был подписан договор о продаже.

Вчера вечером после того, как увезли тело Уилла Стаффорда, а эксперты закончили осмотр места происшествия, Ник отвез ее в «Волну», где остановился и он сам.

— И вновь мой дом стал местом преступления, — с грустью сказала Эмили.

— Не думайте об этом, — попытался успокоить ее Ник. — Теперь все кончено.

Даже в номере гостиницы Эмили в ужасе проснулась в три часа ночи — ей послышались чьи-то осторожные шаги в коридоре. Но присутствие Ника в соседней комнате успокоило ее, дрожь прекратилась, и она снова уснула.

— Правда, что Дуглас Ричард Картер убил своего сына? — спросила она.

— В дневнике на этот счет ясности нет, — отвечал Дагган. — Он пишет, что у Дугласа был револьвер. После того как раздался выстрел, старший Картер постарался, чтобы все выглядело так, будто имело место самоубийство. Я бы поверил и в самоубийство Дугласа. Ведь если он понял, что сделал отец, то наверняка сказал ему об этом. Может быть, отец так и не смог полностью осознать тот факт, что он убил собственного сына. Кто знает?

— А как же Летиция и Эллен?

Эмили понимала, что ей необходимо до конца узнать их судьбу, чтобы быть в состоянии когда-нибудь покончить со всем этим.

— Летиция шла на пляж, — сказал Пит Уолш. — Она занесла цветы миссис Картер. В это время и сам Картер был дома. И снова его приставания к девушке не увенчались успехом, и он убил молодую женщину.

Томми покачал головой:

— Этот дневник тяжело читать. Эллен Свейн навещала миссис Картер и начала задавать вопросы, очевидно, заподозрив Картера. Из дома Картеров она так и не вышла. Но Картер, воспользовавшись полубессознательным состоянием своей жены, сумел убедить ее в том, что она видала, как Эллен попрощалась и ушла.

Дагган нахмурился:

— Он очень точно описывает, где захоронил Эллен. Мы собираемся перенести ее останки на кладбище, где похоронены члены ее семьи. Она погибла, пытаясь узнать, что случилось с ее подругой Летицией. В каком-то смысле это символично, что на кладбище участки этих двух семей расположены рядом.

— Я должна была лежать рядом с Эллен. Это был его план.

Эмили почувствовала руку Ника Тодда у себя на плече. Сегодня утром он постучал к ней в комнату с чашкой кофе в руке.

— Я из породы жаворонков — рано встаю, — объяснил он. — Я пригласил отца пообедать со мной в кафетерии прокуратуры. Может быть, и вы присоединитесь к нам?

55
{"b":"14367","o":1}