ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Был почти час ночи, — вспомнил Джеф. — Мама и папа спали. Я сел на велосипед и поехал туда. Я стоял с кем-то из соседей Бартонов на дороге. Боже, какая же это была паршивая и холодная ночь 28 октября двадцать четыре года назад! Спустя несколько минут пресса уже толпилась вокруг места происшествия. Я увидел носилки с Тэдом Картрайтом, которого выносили из дома, двух врачей «скорой помощи» с капельницами, поставленными Тэду. Затем вынесли закрытый мешок с трупом Одри Бартон и положили в «скорую помощь».

Я даже помню, о чем я тогда думал: вспоминал, как она скачет верхом на лошади на состязаниях и как она занимает первое место за преодоление препятствий. Я оставался на месте происшествия до тех пор, пока патрульная машина не увезла Лизу Бартон. Еще тогда мне хотелось узнать, что же творилось в голове у Лизы.

Его интересовало то же самое и сейчас. Он только знал, что после того, как Лиза поблагодарила Клайда Эрли за одеяло, которое он накинул на нее, она не проронила ни слова в течение нескольких месяцев.

Когда Джеф проезжал мимо дома № 3 по Олд-Милл-лейн, он увидел мужчину и женщину, стоящих на подъездной дорожке к дому.

— Это соседка, — подумал Джеф, — которая могла много рассказать репортерам. — А рядом с ней Тэд Картрайт. Интересно, что он здесь делает?

У Джефа было искушение остановиться и поговорить с ними, но он решил воздержаться. Из того, что она рассказывала средствам массовой информации, было ясно, что Марселла Уильямс была сплетницей.

— Нет необходимости, чтобы она разносила по округе, что у меня есть личная заинтересованность в этом деле, — подумал Джеф.

Он настолько сбавил скорость, что машина буквально ползла. Вот он, дом Бартонов. «Обитель Малютки Лиз». Фургон сервисного типа стоял на подъездной дорожке, и мужчина в спецодежде звонил в дверь.

На первый взгляд этот двухэтажный особняк девятнадцатого века со своим необычным сочетанием каркасной архитектуры и известнякового фундамента, казалось, не был поврежден. Но после того как Джеф остановил машину и вышел из нее, он увидел много обезображенных досок обшивки в нижней части дома и все еще видневшиеся пятна красной краски на фундаменте. Свежеуложенный дерн также выделялся на фоне газона, и на лице Джефа появилась гримаса, когда он только представил себе огромный размер букв, которыми была сделана надпись на газоне.

Он увидел, как дверь открылась и в проеме показалась женщина. Она была довольно высокой и очень стройной. Должно быть, это Силия Нолан, новая владелица дома. Она коротко переговорила с рабочим, закрыла дверь, а рабочий вернулся к фургону и начал доставать тряпки и инструменты.

Джеф хотел лишь проехать мимо пострадавшего от вандализма дома, но вдруг решил пройти пешком по подъездной дорожке к дому и самому увидеть оставшиеся повреждения, пока их не успели устранить. Это, конечно, означало, что он должен будет поговорить с новыми хозяевами. Джефу очень не хотелось их беспокоить, но ничего нельзя было сделать, прокурор округа Моррис не мог просто так расхаживать по их участку без объяснений.

Рабочий оказался каменщиком, которого наняла агент по недвижимости, чтобы отшлифовать известняковые блоки. Тощий, в возрасте около семидесяти лет, с обветренной кожей и выступающим кадыком, он представился как Джимми Уокер.

— Точно так же звали и мэра Нью-Йорка в 1920 году, — посмеиваясь, сказал он. — Даже песню о нем написали.

Джимми Уокер оказался разговорчивым человеком.

— В прошлый Хэллоуин миссис Харриман, она тогда владела этим домом, также приглашала меня, — продолжал Джимми. — Она была на грани помешательства. Вещество, которое дети использовали тогда для надписей, стерлось без проблем, но кукла с пистолетом в руке, сидящая в кресле на крыльце, напугала ее по-настоящему. Когда она открыла дверь утром, первое, что она увидела, была кукла.

Джеф повернулся, чтобы подойти к крыльцу, но Уокер продолжал говорить:

— Я думаю, что все владельцы этого дома по женской линии очень нервничают, живя здесь. Я видел газеты сегодня утром. Мы выписываем «Дейли Рекорд». Хорошо получать местную газету. Всегда находишься в курсе всех событий. Там была большая статья об этом доме. Вы читали?

«Интересно, он получает почасовую оплату? — подумал Джеф. — Если да, то он разорит Ноланов. Держу пари, если ему не с кем говорить, он разговаривает сам с собой».

— Я читал газеты, — сухо сказал Джеф, поднявшись на верхнюю ступеньку крыльца.

Джеф видел фотографии черепа с костями на дверях в газетах, но впечатления от увиденного были другими, когда он стоял непосредственно напротив двери. Кто-то изуродовал красивую дверь красного дерева; кто-то, достаточно умелый, вырезал череп, соблюдя исключительную симметрию, сумев разместить буквы «Л» и «Б» строго в центре каждой глазницы.

Но почему? Он нажал на звонок и услышал за дверью легкий перезвон колокольчиков.

14

Я пыталась успокоиться сама и успокоить Джека, когда Алекс уехал. Было видно, что Джека переполняли впечатления от событий последних нескольких дней — первый в его жизни переезд, полиция и репортеры, пони, мое падение в обморок, первый день в нулевом классе, а сейчас напряженность в отношениях между мной и Алексом.

Я предложила Джеку вместо еще одного катания на Лиззи, — как я ненавидела это имя! — свернуться калачиком на кушетке в его комнате, а я бы ему почитала.

— Лиззи тоже хочет вздремнуть, — добавила я, и, может быть, именно это подействовало на Джека.

Он помог мне расседлать пони, а затем сам выбрал одну из своих любимых книг. В течение нескольких минут Джек уснул. Я укрыла его легким одеялом, а затем посидела рядом, наблюдая, как он спит.

Минута за минутой я анализировала все ошибки, которые допустила сегодня. Любая нормальная жена, найдя подобную фотографию в сарае, позвонила бы мужу и рассказала. Любая нормальная мать не пыталась бы предлагать четырехлетнему сыну не говорить об этом отцу или отчиму. Неудивительно, что Алекс был зол и ему было противно. А как я могла объяснить ему, чтобы все выглядело логично?

От звука звонящего на кухне телефона Джек даже не шелохнулся. Он спал глубоким сном, которым так легко засыпают уставшие четырехлетние малыши. Я выбежала из комнаты на кухню.

— Только бы это был Алекс, — молила я.

Но это была Джорджет Гроув. Ее голос был нерешительным. Она сказала, что, если я не хочу жить в этом доме, у нее есть несколько других домов в округе, которые она хочет мне показать.

— Если какой-нибудь из них вам понравится, я откажусь от комиссионных, — предложила она. — И я приложу все усилия, чтобы продать ваш дом, и также без комиссионных.

Это было очень щедрое предложение. Конечно, при этом предполагалось, что у нас есть финансовая возможность купить второй дом и лишь потом, после продажи, вернуть деньги, вложенные Алексом в покупку первого. Это означало, что Джорджет, несомненно, понимает, что у меня, как у вдовы Лоренса Фостера, имеются средства. Я сказала Джорджет, что очень заинтересована в осмотре других домов вместе с ней, и, к своему удивлению, услышала облегчение в ее голосе.

Когда я повесила трубку, я почувствовала себя намного веселее. Когда Алекс вернется, я расскажу ему о разговоре с Джорджет, и что, если она подберет подходящий дом, я буду настаивать на том, чтобы я заплатила за него. Алекс чрезмерно щедр, но я воспитывалась удочерившими меня родителями, которые вынуждены были дрожать над каждой копейкой, а потом жила с богатым мужем, который никогда зря не тратил денег, поэтому я смогу понять Алекса, если он, возможно, не захочет покупать еще один дом, не продав этот.

Я была слишком взволнована, чтобы читать, поэтому я просто бродила по комнатам первого этажа. Вчера грузчики расставили мебель, предназначенную для гостиной, до того, как я спустилась вниз, и вся расстановка оказалась неправильной. Я не специалист по фэн-шуй[4], но все-таки я дизайнер по интерьеру. Безотчетно я передвинула кушетку в противоположный конец комнаты, поменяла расстановку стульев, столов, перетащила ковры, и комната, хотя и не ожила, но перестала быть похожей на мебельный склад. К счастью, грузчики поставили антикварный комод, являвшийся самым любимым предметом Ларри, у нужной стены. Его бы я никогда не сдвинула с места.

вернуться

4

Фэн-шуй — древняя китайская практика организации пространства в соответствии с принципами даоизма

15
{"b":"14368","o":1}