ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Я прекрасно выгляжу», — подумал он.

За какую-то долю секунды он решил, что не стоит изображать сердечность: она будет расценена как признак слабости.

— Я не знал, что мистер Уолш записался ко мне на прием, — крикнул он по внутренней связи. — Ну, хорошо, впустите его.

Недорогой, слегка помятый костюм Пола Уолша сразу вызвал презрение Картрайта и позволил ему немного расслабиться. Цвет круглой оправы очков Уолша напомнил Картрайту цвет его сапог дубленой кожи для верховой езды. Он решил быть снисходительно радушным по отношению к своему посетителю.

— Вообще-то я не люблю неожиданных гостей, — сказал Тэд. — Кроме того, через десять минут у меня селекторное совещание, поэтому давайте перейдем к делу, мистер Уолш. Вы ведь мистер Уолш, не так ли?

— Вы правы, — ответил Уолш твердым, с железными нотками, голосом, не соответствующим его мягкой внешности.

Он вручил Картрайту визитную карточку и без приглашения сел на стул напротив Картрайта.

Чувствуя, что теряет контроль над ситуацией, Картрайт снова взял себя в руки.

— Чем могу служить? — спросил Тэд. В этот раз интонация его голоса была грубой.

— Полагаю, вы догадались, что я расследую вчерашнее утреннее убийство Джорджет Гроув, — ответил Уолш. Наверное, вы уже слышали об этом.

— Нужно быть глухим, немым и слепым, чтобы не слышать об этом — отрывисто сказал Картрайт.

— Вы знали мисс Гроув?

— Конечно, я знал ее. Мы оба всю жизнь жили в этом районе.

— Вы были друзьями?

Он слышал про то, что было в среду вечером, подумал Картрайт. Надеясь сбить Уолша с толку, он сказал:

— Мы были достаточно дружны.

Тэд сделал паузу, тщательно подбирая слова, затем сказал:

— В последние годы Джорджет стала очень конфликтной. Когда она работала в комиссии по зонированию, она со всеми конфликтовала. Даже когда на следующий срок она не была назначена в комиссию, она по-прежнему приходила на все заседания и продолжала занимать обструкционистскую позицию. По этой причине я вместе с другими прекратил создавать видимость дружбы с ней.

— Когда вы в последний раз ее видели? — спросил Уолш.

— В среду вечером в «Таверне Черная Лошадь».

— Который был тогда час, мистер Картрайт?

— Между девятью пятнадцатью и девятью тридцатью. Она была одна, ужинала.

— Вы подходили к ней?

— Мы обменялись взглядами. Она кивнула мне, и я подошел, чтобы поздороваться с ней, но был удивлен, когда она едва не обвинила меня в том, что я причастен к вандализму на Олд-Милл-лейн.

— Дом, в котором вы когда-то жили?

— Правильно.

— И что вы ей сказали?

— Я сказал ей, что она сходит с ума, и потребовал объяснить, почему она думает, что я имею к этому какое-то отношение. Она сказала, что я и Генри Палей пытаемся заставить ее продать недвижимость на 24-й магистрали. Она заявила, что я скорее попаду в ад, нежели она продаст это владение.

— И что вы на это ответили?

— Я сказал ей, что мы с Генри Палеем ничего не делаем. Я объяснил ей, что, несмотря на то, что мне хотелось бы застроить этот участок красивыми зданиями для коммерческих офисов, у меня много других проектов, над которыми я работаю. Вот и все.

— Понятно. А где вы были вчера утром между восемью и десятью часами, мистер Картрайт?

— В восемь часов я совершал верховую прогулку по тропинке Клуба верховой езды Пипэка. Я катался до девяти часов, затем принял душ в клубе и приехал сюда на машине около девяти тридцати.

— К дому на Холланд-роуд, в котором застрелили мисс Гроув, примыкает лес, являющийся частью владения. Нет ли на территории этого владения тропинки для верховой езды, соединяющейся с маршрутами Клуба Пипэка?

Картрайт встал.

— Убирайтесь отсюда! — гневно приказал Тэд. — И не возвращайтесь. Если мне придется в дальнейшем разговаривать с вами или с кем-либо из вашего ведомства, то я буду это делать в присутствии адвоката.

Пол Уолш встал и подошел к двери. Повернув ручку двери, он спокойно сказал:

— Вы меня еще увидите, мистер Картрайт. И если будете разговаривать со своим другом мистером Палеем, можете передать ему, что мы с ним также увидимся.

29

В пятницу в четыре часа дня Чарли Хетч подъехал на своем фургоне по грязной дорожке к своему сараю с тыла, потом отсоединил прицеп от фургона, в котором перевозил газонокосилку и другой садовый инвентарь.

В течение нескольких дней он даже и не думал о том, чем хотел заняться сегодня вечером, — снова встретиться со своими приятелями, чтобы поужинать в баре и посмотреть там по телевизору матч по американскому футболу. Поэтому он с нетерпением ждал вечера и подготовил фургон.

День оказался длинным. Система полива на одном из участков, которые он обслуживал, вышла из строя, и трава высохла. Дело было не в том, что поломка системы произошла по его вине и он переживал, а в том, что хозяин должен вскоре вернуться из отпуска и придет в ярость, если участок не будет ухожен подобающим образом. Работа на этом участке была для Чарли необременительной, и ему не хотелось потерять ее, поэтому он потратил лишнее время, дожидаясь, когда придет слесарь и починит систему полива, а затем — когда напитается влагой трава.

Все еще взволнованный телефонным разговором накануне вечером с Тэдом Картрайтом, ожидая слесаря, он решил тщательно осмотреть свою одежду, которая была на нем в понедельник вечером, когда он находился на Олд-Милл-лейн. Сейчас на нем были те же джинсы, что и тогда, и он нашел три пятнышка от красной краски на правом колене и следы той же краски в задней части фургона.

Джинсы были старые, но очень удобные, поэтому Чарли не хотел их выбрасывать. Он решил попробовать убрать с них краску с помощью скипидара.

Ему необходимо было быть особенно осторожным, так как женщина по фамилии Гроув была застрелена в момент, когда пыталась смыть краску, пролитую им из банок, которые он брал в понедельник ночью.

Все еще в плохом настроении, Чарли наконец поставил прицеп и вошел в дом, направляясь прямо к холодильнику. Он взял пиво, открыл его и начал пить. Взгляд в окно заставил его оторвать бутылку ото рта. К дому поворачивала полицейская патрульная машина. Полицейские. Он знал, что, возможно, они приедут, чтобы задать ему вопросы, потому что он присматривал за участком на Холланд-роуд, где была убита агент по недвижимости.

Чарли посмотрел на свои джинсы. Три капли красной краски на правом колене показались ему размером с доску объявлений. Он бросился в свою спальню, снял мокасины и испугался, увидев, что левый испачкан красной краской. Он схватив с пола чулана вельветовые штаны, надел их, просунул ноги в изрядно изношенные шлепанцы и открыл дверь после второго звонка.

За дверью стоял сержант Клайд Эрли.

— Не возражаешь, если я войду, Чарли? — спросил он. — Хочу задать несколько вопросов.

— Конечно, конечно, проходите, сержант.

Чарли посторонился и увидел, как глаза Эрли обшарили комнату.

— Присаживайтесь. Я только что пришел и успел только открыть пиво. На улице жарко. Забавно, на днях было так холодно, а тут внезапно раз, и жара, будто опять наступило лето. Как на счет пива?

— Благодарю, Чарли, но я на службе.

Эрли выбрал стул с прямой спинкой, один из двух, что стояли за столом для разделки мяса, который служил Чарли обеденным.

Чарли сел на край изношенного клубного стула, который являлся частью обстановки гостиной в доме, в котором он жил с женой до развода.

— То, что произошло вчера на Холланд-роуд, ужасно, — начал Эрли.

— Действительно. Прямо мурашки по коже, не так ли?

Чарли отпил немного пива, но затем пожалел об этом. Лицо Эрли покрылось румянцем. Он снял форменную фуражку, его волосы песочного цвета были влажными.

«Уверен, что ему очень хочется глотнуть пивка, — подумал Чарли. — Ему, наверное, не нравится то, что я сижу перед ним с бутылкой».

Он небрежно поставил бутылку на пол.

— Ты только что вернулся домой с работы, Чарли?

29
{"b":"14368","o":1}