ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

45

Я знала, что должна занять твердую позицию. Я могла не впускать этих четверых мужчин, чтобы они расспрашивали меня о смерти женщины, которую я видела только один раз. Эти люди из прокуратуры не знали, что я Лиза Бартон и хочу ею оставаться. Они пытались связать меня со смертью Джорджет только потому, что я не позвонила «911», находясь на Холланд-роуд, а очень быстро приехала домой.

Джек последовал за мной, чтобы открыть дверь, и сейчас его рука скользнула в мою руку. Я не уверена, искал ли он поддержки у меня или пытался дать мне поддержку. Мой гнев, что все это могло сейчас коснуться Джека, заставил меня перейти в наступление.

Я адресовала свой первый вопрос Джефри Макингсли:

— Мистер Макингсли, объясните мне, пожалуйста, почему детектив Уолш ездил за мной все это утро?

— Миссис Нолан, я извиняюсь за неудобство, — сказал Макингсли. — Вы не возражаете, если мы войдем и поговорим с вами в течение нескольких минут? Позвольте мне объяснить, в чем дело. На днях вы показали мне фотографию семьи Бартонов, которая была прикреплена к столбу в сарае. На ней не было никаких отпечатков пальцев, кроме ваших, что, как вы понимаете, весьма необычно. Вы сняли фотографию со столба и дали мне, но кто-то ведь до вас держал ее в руках. Мы не предавали огласке эту информацию, но в сумке Джорджет Гроув мы обнаружили газетную вырезку с вашей фотографией, на которой вы падаете в обморок. На ней также не было отпечатков пальцев. Сегодня мы нашли фотографию Одри Бартон на другом месте преступления.

У меня чуть не вырвалось:

«Фотография моей матери на месте совершения преступления!»

Мои нервы были на пределе. Но я все же спросила:

— Какое отношение это имеет ко мне? — Я пыталась говорить естественно.

Я все еще стояла в дверях, и Макингсли видел, что я не собираюсь ни отвечать на его вопросы, ни приглашать их войти. В начале разговора он был вежлив и говорил извиняющимся тоном. Теперь же эта теплота исчезла.

— Миссис Нолан, садовник дома на Холланд-роуд был застрелен несколько часов назад. У нас есть доказательства, что именно он совершил акт вандализма на вашем участке. У него в кармане мы нашли фотографию Одри Бартон, и у меня возникли сомнения в том, что он сам положил ее туда. Таким образом, я пытаюсь довести до вашего сведения, что его убийство и убийство Джорджет Гроув каким-то образом связаны с этим домом.

— Вы были знакомы с Чарли Хетчем, миссис Нолан? — прямо спросил Уолш.

— Нет, я с ним не была знакома, — я посмотрела на него. — Почему вы следили за мной утром, когда я была в кафетерии, и потом до самого Бедминстера?

— Миссис Нолан, — сказал Уолш, — я полагаю, что вы или уехали из дома на Холланд-роуд, где вы обнаружили тело Джорджет Гроув, намного раньше, чем сказали, или вы хорошо знакомы с дорогами и многочисленными запутанными поворотами, чтобы успеть приехать домой и позвонить «91I» в то время, в которое был принят ваш звонок.

Прежде чем я успела ответить, Макингсли сказал:

— Миссис Нолан, Джорджет Гроув продала этот дом вашему мужу. Чарли Хетч изуродовал его. Вы живете в нем. У Джорджет была ваша фотография. У Чарли Хетча была фотография Одри Бартон. Вы нашли фотографию семьи Бартонов. Существует очевидная связь, а мы пытаемся раскрыть два убийства. Вот почему мы здесь.

— Вы уверены, что не знакомы с Чарли Хетчем, миссис Нолан? — спросил Уолш.

— Никогда и не слышала о таком.

Злость придала моему голосу стальные нотки.

— Мама, — Джек потянул меня за руку.

Я понимала, что мой голос испугал его, равно как и вкрадчивый тон детектива Уолша.

— Все в порядке, Джек, — сказала я. — Эти милые люди просто очень рады тому, что мы переехали в их город, и хотят, чтобы мы об этом знали.

Я посмотрела прямо на Джефа Макингсли, минуя взглядом Уолша и двух других спутников.

— Я приехала сюда на прошлой неделе и обнаружила, что дом перепачкан и изрезан. У меня была назначена встреча с Джорджет Гроув, которую я видела всего раз в жизни, и я обнаружила ее мертвой. Думаю, доктор в больнице может подтвердить, что я была в шоке, когда прибыла в приемное отделение. Я не знаю, что здесь происходит, но предлагаю вам сосредоточить усилия на поиске лиц, виновных в этих убийствах, а меня и мою семью будьте любезны оставить в покое.

Я попыталась закрыть дверь. Уолш удержал ее, поставив в дверной проем ногу.

— Еще один вопрос, миссис Нолан, — сказал Уолш. — Где вы были сегодня с половины второго до двух?

Пожалуй, на этот вопрос ответить было проще.

— На два часа у меня был назначен урок в Клубе верховой езды Вашингтонской долины. Я приехала туда без пяти два. Почему бы вам не проделать с хронометром весь путь отсюда до клуба, мистер Уолш? Тогда вы сможете совершенно самостоятельно вычислить, когда я вышла из дома.

Я хлопнула дверью по его ноге, и детектив убрал ногу, но, запирая дверь на замок, я вдруг подумала об одной страшной возможности. А что, если активность полиции на углу Шип-Хилл и Вэлли-роуд была связана со смертью садовника, испохабившего дом? Ведь если это так, то, ответив на последний вопрос детектива, я подтвердила свое присутствие в том месте, где он погиб.

46

Во вторник в 16 часов Генри Палей вернулся к себе в офис.

— Как все прошло? — спросила Робин.

— Я думаю, сделка состоится. Ты же знаешь, Мюллеры смотрят дом уже третий раз, и уже во второй раз с ними приходят их родители. Несомненно, его отец — тот человек, у которого есть деньги. Владелец там тоже был. Он отвел меня в сторону и попросил уменьшить мои комиссионные от сделки.

— Зная тебя, я уверена, что тебе это очень не понравилось, — сказала Робин.

Генри улыбнулся.

— Ты права, так и было. Но я назвал бы это пробным шаром с его стороны. Я готов поставить на то, что старший Мюллер говорил с ним и хочет, чтобы цена за дом снизилась за счет сокращения моих комиссионных. Он относится к тому типу людей, которые торгуются из-за пенни, покупая кварту молока.

Он подошел и встал около ее стола.

— Робин, я говорил тебе, что ты выглядишь довольно вызывающе сегодня? Я не думаю, что Джорджет одобрила бы этот открытый свитер, а также она бы не одобрила твоего парня, если бы знала о его существовании.

— Генри, мне не нравится эта тема, — сказала Робин, действительно не желая говорить на эту тему.

— Я знаю, тебе это неприятно. Просто мысли вслух, конечно, но мне интересно, не знала ли Джорджет о тебе перед своим концом. Возможно, нет. До нее точно никогда не доходила информация, что ты встречалась с Картрайтом в прошлом году. Если бы она знала, тебя бы выгнали.

— Я была знакома с Тэдом Картрайтом до того, как я начала здесь работать. У меня нет личных взаимоотношений с ним. То, что я знаю его, никогда не дискредитировало мою лояльность к Джорджет.

— Робин — ты принимаешь телефонные звонки с запросами о наличии недвижимости. Ты работаешь с посетителями. Я признаю, что я не старался добросовестно работать на протяжении какого-то времени, но ты — это что-то. Платил ли тебе Тэд, чтобы ты тормозила бизнес, отваживая клиентов?

— Ты имеешь в виду премиальные, которые он платил тебе, чтобы ты вынудил Джорджет продать участок на 24-й магистрали? — спросила Робин насмешливо. — Конечно, нет.

Входная дверь со стороны Ист-Мейн-стрит открылась. Робин и Генри, оба испуганные, посмотрели на вошедшего в офис с мрачным видом сержанта Клайда Эрли.

Клайд Эрли находился в полицейской машине, первой примчавшейся, издавая пронзительные звуковые сигналы, к дому Лорейн Смит на Шип-Хилл-роуд. После ее взволнованного рассказа о том, как она нашла труп Чарли Хетча, Эрли приказал сопровождавшему его полицейскому оставаться с миссис Смит, а сам прочесал лужайку и территорию бассейна. Недалеко от бассейна он нашел безжизненное тело садовника.

В тот момент он искренне сожалел. Эрли не хотелось признаваться себе в том, что он намеренно запугал Чарли Хетча, когда оставил выброшенный мешок с мусором на земле; чтобы Чарли, вернувшись с работы вчера, знал: его джинсы, мокасины и резные фигурки исчезли непоправимо и безвозвратно.

48
{"b":"14368","o":1}