ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вчера мистер Картрайт провел здесь весь день?

— Нет, он приехал только между девятью и десятью и ненадолго задержался в офисе. Он сказал, что вернется к четырем часам встретить подрядчика, но, кажется, передумал.

— Да, разумеется, это его право, — улыбаясь, сказал Уолш. — Спасибо, мисс Стак. Вы мне очень помогли.

Новость про смерть Зака быстро распространилась в Клубе верховой езды Вашингтонской долины. Мысль, что кто-то стрелял в него, казалась нереальной для людей, которые работали в этом клубе.

— Он и мухи не обидел, — запротестовал худощавый Алонзо, когда Пол Уолш спросил, были ли у Зака враги. — Зак всегда следил за собой. За все пятьдесят лет, что я с ним знаком, он еще ни с кем не поссорился.

— Может, вы кого-нибудь знаете, кому была выгодна его смерть?

Никому ничего не приходило в голову, пока Алонзо не вспомнил, что Мэнни Пейган говорил о том, что вчера Зак и Тэд Картрайт поссорились.

— Мэнни сейчас работает с лошадью. Я позову его, — сказал Алонзо.

Мэнни Пейган вернулся в конюшню, ведя за собой лошадь.

— Мистер Картрайт почти орал на меня. Я никогда не встречал человека в таком бешенстве. Я сказат ему, где Зак обедает, и увидел, что Картрайт направился прямо к нему. Мне было видно, что они о чем-то спорят. Могу поклясться, что у него шел пар из ушей, когда несколько минут спустя он возвращался к своей машине.

— Это было вчера во время обеда?

— Точно.

Пол Уолш узнал то, что хотел узнать, и торопился уехать. У него была аллергия на лошадей, поэтому его глаза вскоре начали слезиться.

70

— Вам звонит Бенджамин Флетчер, — объявила Анна по внутренней связи. Джеф Макингсли глубоко вздохнул и взял трубку.

— Привет, Бен, — тепло сказал он. — Как ты?

— Привет, Джеф. Рад слышать тебя, но уверен, что тебя мало интересует состояние моего здоровья, которое могло бы быть лучше, если оно тебя действительно волнует.

— Ну, конечно, мне интересно, как ты поживаешь, но сейчас ты прав, я звонил тебе по-другому поводу. Мне нужна твоя помощь.

— Не уверен, что смогу тебе помочь, Джеф. Этот Уолш, которого ты называешь детективом, запугивает моего клиента.

— Да, я слышал, прости. Мои извинения.

— Я слышал, что Уолш нагнетает суматоху, он считает, что моя клиентка слишком быстро переехала, не зная, что убийца, возможно, все еще скрывается в округе. Мне это не нравится.

— Бен, я тебя не виню. Послушай. Ты знаешь, что твоя новая клиентка, Силия Нолан — это Лиза Бартон?

Джеф услышал, как на другом конце провода резко вздохнули, и понял, что Бенджамин Флетчер не догадывался о том, что Силия и Лиза — один и тот же человек. — У меня неопровержимое доказательство, — сказал он. — Отпечатки пальцев.

— Тебе бы лучше не приобщать их к делу, — резко сказал Флетчер.

— Бен, сейчас уже неважно, как я их раздобыл. Мне нужно поговорить с Силией. Я хотел бы задать всего пару вопросов о двух убийствах, произошедших на прошлой неделе, но также есть еще кое-что, что нужно с ней обсудить. Тебе имя Зак Виллет о чем-нибудь говорит?

— Конечно. Он тот самый тип, который давал ее отцу уроки верховой езды. Даже когда она была под стражей и ничего не говорила, она постоянно повторяла это имя. Так что с ним?

— Вчера вечером Зака застрелили в его собственной машине. Силия, очевидно, договаривалась с ним о встрече. Ее отпечатки пальцев найдены на машине Зака и на дверном звонке. Я ни на минуту не сомневаюсь в ее непричастности, но мне нужна ее помощь. Мне нужно знать, зачем ей надо было встретиться с ним и зачем он сказал мне буквально вчера, что ему, мне и Силии нужно увидеться. Ты позволишь поговорить с ней? Я беспокоюсь, что, возможно, ей угрожает опасность.

— Я поговорю с ней и тогда приму решение. Конечно же, я должен присутствовать, если она согласится встретиться с тобой, и в любой момент, когда я скажу «хватит», ты прекратишь допрос. Я позвоню ей сейчас, а потом свяжусь с тобой, — сказал Флетчер.

— Прошу тебя, — настаивал Джеф. — Перезвони сразу, как сможешь. Любое время и место, которое она назначит, мне подойдет.

— Хорошо, Джеф, и вот что я тебе еще скажу. Возьми одного человека из тех, кто на тебя работает, для ее охраны. Я должен быть уверен, что ничего не случится с этой прекрасной леди.

— Я не допущу, чтобы с ней что-то случилось, — уверенно сказал Джеф. — Но ты должен позволить мне поговорить с ней.

71

Джек выиграл пари. Я согласилась с тем, что мои глаза выглядели все еще уставшими, но настояла на том, что причиной всему была головная боль, а не то, что я была так подавлена. Вместо того чтобы заплатить ему сто триллионов долларов, я пошла с Джеком пообедать в кафе и купила ему мороженое на десерт. Я не снимала темные очки и сказала Джеку, что мне больно смотреть на свет из-за головной боли. Поверил ли он? Не знаю. Сомневаюсь. Он умный и проницательный мальчик.

После этого мы поехали в Морристаун. Джек вырос из своей одежды, купленной ему еще в прошлом году, и ему нужно было купить несколько свитеров и брюк. Также как и все дети, он не любил долго ходить по магазинам, так что я осталась со списком предметов первой необходимости, который я предварительно набросала. Меня пугало сознание того, что я могла потерять Джека. Если меня арестуют, кто ему будет покупать вещи?

Приехав домой, мы обнаружили два сообщения на автоответчике. Я отправила Джека наверх отнести его новые вещи и примерить их самостоятельно. Как всегда, я очень боялась, что меня ждет одно из сообщений для Лиззи Борден, но они оба были от Бенджамина Флетчера с просьбами перезвонить ему немедленно.

«Меня собираются арестовать, — подумала я. — У них есть мои отпечатки пальцев. Он собирается мне сказать, чтобы я вернулась». Я дозвонилась до него только с третьего раза.

— Мистер Флетчер, это Силия Нолан, вы мне звонили, — сказала я, стараясь скрыть волнение в голосе.

— Первое, чему должен научиться клиент — это доверять своему адвокату, Лиза, — сказал он мне.

Лиза. За исключением доктора Морана в первые дни моего лечения и Мартина, когда он бредил, меня не называли Лизой с тех пор, как мне было десять лет. Я всегда представляла себе, как кто-то неожиданно выговаривает мое имя и срывает с меня мой тщательно продуманный образ. Тот будничный тон, которым Флетчер произнес мое имя, немного уменьшил шок от того, что он знает, кто я.

— Я не была уверена вчера, говорить вам об этом или нет, — ответила я. — И до сих пор не уверена, могу ли я вам доверять.

— Вы можете мне доверять, Лиза.

— Откуда вы знаете, что это я? Вы узнали меня вчера?

— Не могу сказать, что узнал. Час назад Джеф Макингсли сказал мне это.

— Вам сказал Джеф Макингсли!

— Он хочет поговорить с вами, Лиза. Но сначала я должен быть абсолютно уверен, что если я разрешу вам это сделать, то это будет только в ваших интересах. Не беспокойтесь, я тоже там буду. Но повторю еще раз, я очень беспокоюсь. Он говорит, что вы оставили отпечатки пальцев на дверном звонке и на двери машины, где нашли труп. И как я уже сказал, он тоже знает, что вы Лиза Бартон.

— Меня арестуют? — я с трудом выговорила эти слова.

— Нет, если я буду вам помогать. Все это очень необычно, но прокурор верит, что вы не имеете ничего общего с убийством. Однако он думает, что вы сможете помочь ему выяснить, кто это сделал.

Я закрыла глаза, всем телом почувствовав облегчение. Джеф Макингсли не поверил в мою причастность к смерти Зака!

Поверит ли он мне, если я скажу, что Зак видел Тэда Картрайта перед смертью моего отца? Если поверит, то, может быть, он был бы прав, когда сказал, что все будет хорошо. Интересно, он уже знал о том, что я Лиза, когда говорил мне об этом? Я рассказала Бенджамину Флетчеру о Заке Виллете. Я рассказала ему о своих подозрениях, что смерть моего отца не была случайной, о том, что я брала уроки верховой езды у Зака, поэтому я его и знала. Я рассказала Флетчеру, что вчера пообещала Заку один миллион сто тысяч долларов, если он сообщит полиции, что же произошло на самом деле, когда мой отец упал с обрыва.

68
{"b":"14368","o":1}