ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как Зак отреагировал на это, Лиза?

— Зак уверял меня, что скакавший позади Картрайт подгонял лошадь моего отца и вынудил ее свернуть на опасную тропу, а затем испугал ее, выстрелив из пистолета. Зак сохранил пулю и гильзу. И даже сделал снимки пули, застрявшей в стволе дерева. Все эти годы он хранил свидетельства виновности Картрайта. Вчера он мне сказал, что Картрайт угрожает ему. Действительно, во время нашей вчерашней встречи Заку позвонили на мобильный. Я уверена, что звонил Тэд Картрайт, потому что, несмотря на то, что Зак не называл звонившего по имени, он рассмеялся и саркастически сообщил тому, что у него нет необходимости жить в его доме, поскольку он получил более интересное предложение.

— Вы предоставите Джефу Макингсли в высшей степени важные материалы, Лиза. Но объясните мне вот что: почему ваши отпечатки пальцев были обнаружены на машине и дверном звонке?

Я рассказала Флетчеру о договоренности встретиться с Заком, о том, что он не отвечал на звонки в дверь, и как затем я увидела его в машине, а потом меня охватила паника, и я стремглав бросилась домой.

— Еще кто-нибудь знает, что вы там были, Лиза?

— Нет, даже Алекс. Но я позвонила вчера моему консультанту по инвестированию и сказала, чтобы он был готов перевести деньги, которые я обещала Заку, на его личный счет. Он может это подтвердить:

— Хорошо, Лиза, — сказал Бенджамин Флетчер. — Какое время для вас удобно, чтобы подъехать в офис к прокурору?

— Мне нужно позвонить няне. Около четырех будет подходящее время.

— Договорились, в четыре часа, — подтвердил Флетчер.

Я положила трубку, и откуда-то из-за спины Джек спросил:

— Мама, тебя арестуют?

72

Большинство следователей прокуратуры, в том числе из других подразделений, были мобилизованы на расследование тяжких преступлений в Мендхеме. В три часа группа, анализировавшая телефонные звонки Чарли Хетча, Тэда Картрайта, Робин Карпентер и Генри Палея, была готова представить результаты работы Джефу.

— За последние два месяца Картрайт связывался с Заком Виллетом шесть раз, — сообщила Лиз Рейли, новый следователь. — В последний раз это было вчера днем в 15:06.

— Миссис Нолан могла слышать этот разговор, — прокомментировал Джеф. — Это было как раз в тот момент, когда она закончила урок верховой езды с Заком.

— За последние несколько месяцев Картрайт и Генри Палей много разговаривали друг с другом, — доложил один из «старичков», Нэн Ньюман, — но ни одного телефонного разговора, состоявшегося между Генри и Чарли Хетчем, мы не нашли.

— Мы знаем, что Палей и Картрайт совместными усилиями пытались принудить Джорджет продать дом на 24-й магистрали, — сказал Джеф. — Палей — гнусный тип, и он не смог объяснить, где находился, когда Хетча застрелили. Мне нужно знать, где он находился, прежде чем я исключу его из списка подозреваемых в одном из этих преступлений. Я попросил его прийти ко мне с адвокатом. Они будут здесь в пять, а Тэд Картрайт придет со своим адвокатом в шесть.

— Мы знаем, что Робин Карпентер — лгунья, — продолжил он. — Она солгала о встрече со своим братом в «Пэтси». Его карточка E-ZPass показывает, что тем вечером он въехал в Нью-Йорк в восемнадцать сорок, это полностью совпадает с тем, что его бывшая жена сказала Анджело. В ресторане «Пэтси» видели, что Робин передала Хетчу, как оказалось, две тысячи долларов, что, по моему мнению, является исключительно щедрым подарком на день рождения, если только в обмен он не готовился оказать ей какую-нибудь услугу.

— С прошлой пятницы Карпентер не звонила Хетчу. Я полагаю, что для связи с ним она использовала некий заранее оплаченный анонимный телефон. Она, должно быть, велела ему достать такой, поскольку женщина, чей газон он косил, видела, как он держал два телефона. Я догадываюсь, что один был его обычным сотовым телефоном, а другой — незарегистрированным. Я также считаю, что, когда он ответил на тот звонок, он назначил встречу кому-то у просвета в живой изгороди.

— Конечно же, мы не можем быть уверены, что именно Робин сделала тот последний звонок, но я готов поспорить на мое ранчо, что Чарли Хетчу пришел конец в ту самую минуту, когда его наниматель узнал, что его джинсы, мокасины и резные фигурки конфискованы. Чарли был не из тех, кто выдерживает интенсивный допрос.

Следователи молчаливо слушали, следя за логическим ходом мысли Джефа в надежде на возможность внесения существенных добавлений в его анализ ряда событий, результатом которых явились убийства.

— Тэд Картрайт ненавидел Джорджет Гроув и хотел завладеть ее имуществом, что дает ему, по крайней мере, мотив для ее убийства, — продолжал Джеф. — Мы знаем, что он каким-то образом действовал вместе с Робин Карпентер и что они встречались, и, может быть, встречаются до сих пор. Возможно, Зак Виллет вымогал у Тэда деньги все эти годы с тех пор, как умер Уилл Бартон. Мы узнаем об этом больше, когда поговорим с миссис Нолан.

— Надеюсь, что нам повезет, и мы сумеем раскрыть эти преступления в считаные дни, — сказал он коллегам; затем увидел, что Морт Шелли открыл дверь в его кабинет. Они обменялись взглядами, и Шелли ответил на безмолвный вопрос Джефа:

— Он находится там, где и говорил. За ним следят.

— Постарайся, чтобы его не упустили, — тихо сказал Джеф.

73

Это было то самое здание суда, в котором слушалось мое дело. Когда я шла по его коридорам, в памяти всплыли те страшные дни. Я вспомнила непроницаемый взгляд судьи. Я вспомнила, что боялась своего адвоката, не доверяла ему, но меня заставили сидеть рядом с ним. Я вспомнила, как слушала свидетелей, подтверждающих, что я хотела убить маму. Я вспомнила, как старалась сидеть прямо: мама всегда следила за тем, чтобы я не горбилась, а это было непросто, ведь даже в детские годы я была очень высокого роста.

Бенджамин Флетчер ждал меня внутри, перед главным входом в прокуратуру. Он был одет лучше, чем в тот раз, когда мы встретились с ним в его офисе. Белая рубашка выглядела в меру накрахмаленной, темно-синий костюм был выглажен, галстук был на месте. Когда я вошла, он взял мою руку и подержал в своей некоторое время.

— Кажется, я должен принести извинения маленькой девочке десяти лет, — сказал он. — Я спас этого ребенка, но признаюсь, что принял версию случившегося, которую отстаивал Картрайт.

— Я знаю, — ответила я, — но самое главное, что вы спасли меня.

— Вердикт был «не виновна», но были обоснованные сомнения. Большинство, включая судью, включая меня, чувствовали, что, вероятно, вы были виновны. Когда этот последний эпизод останется позади, я постараюсь всем кругом объяснить, через что вы прошли; пусть все узнают, что и сейчас, и тогда вы были невинной жертвой.

Мои глаза загорелись от волнения. Для Флетчера это не осталось незамеченным.

— И денег с вас не возьму, — добавил он. — Я говорю об этом с болью в душе.

Я засмеялась, на что он и рассчитывал. Неожиданно я почувствовала необыкновенное спокойствие и уверенность в том, что этот неповоротливый семидесятилетний старик позаботится обо мне.

— Меня зовут Анна Мэллой, я секретарша мистера Макингсли. Следуйте за мной.

Выглядела она лет на шестьдесят. У нее было приятное лицо, держалась она уверенно и была достаточно шустрой для своих лет. Пока я шла за ней, у меня родилось подозрение, что она была одной из тех секретарш-мамаш, которые думают, что знают все лучше своих начальников.

Офис Джефа Макингсли, угловой планировки, был достаточно просторный и уютный. Подсознательно мне всегда нравился этот человек, и мое отношение к нему ничуть не изменилось даже после обиды за то, что он однажды не удосужился встать и проводить меня к выходу. Сейчас же он вышел из-за стола, чтобы поприветствовать нас. В тот день я проявила весь свой талант в искусстве накладывания макияжа, чтобы скрыть опухшие веки, но, думаю, это мне мало помогло, если помогло вообще.

69
{"b":"14368","o":1}