ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джеф Макингсли бесстрастным взглядом окинул Тэда.

— Как давно вы были знакомы с Заком Виллетом, мистер Картрайт?

— Лет двадцать, я думаю, — ответил Тэд.

— Подумайте хорошенько, мистер Картрайт. — Может быть, все-таки больше тридцати лет?

— Двадцать, тридцать лет, — Картрайт пожал плечами. — Очень давно по-всякому.

— Можете сказать, что вы были друзьями?

Тэд заколебался.

— Смотря что считать дружбой. Я был знаком с Заком. Мне он нравился. Я люблю лошадей, а он умел с ними обращаться. Я восхищался тем, как он ухаживал за ними. А с другой стороны, мне не пришло бы в голову приглашать его на обед или иначе проводить с ним время.

— Выпивать в баре «Сэмми» не означает «проводить с ним время»?

— Ну, конечно, раз уж мы случайно встретились в баре, то почему бы нам не выпить с ним по стаканчику, мистер Макингсли?

— Разумеется. Когда в последний раз вы говорили с ним?

— Вчера днем, около трех.

— Для чего вы созванивались?

— Мы изрядно посмеялись над тем, как он разыграл меня.

— Что это был за розыгрыш, мистер Картрайт?

— Несколько дней назад Зак пришел в мою фирму по строительству таунхаусов и сказал моему менеджеру по продажам, что я отдаю ему дом-образец в таунхаусе. Мы заключили пари на матч между «Янки» и «Ред Сокс», и он пошутил, что если «Ред Сокс» выиграют больше десяти забегов, я отдам ему этот дом.

— Вашему менеджеру по продажам он сказал другое, — произнес Джеф. — Он сказал ей, что спас вам жизнь.

— Это была шутка.

— Когда вы в последний раз видели Зака?

— Вчера, около полудня.

— Где вы с ним виделись?

— В конюшнях Клуба верховой езды Вашингтонской долины.

— Вы повздорили?

— Ну да, я немного выпустил пар. Из-за той его дурацкой шутки мы чуть не упустили шанс продать дом. Мой менеджер приняла его всерьез и сказала той паре, которая заинтересовалась домом, что дом уже не продается. Я всего лишь хотел объяснить Заку, что шутка зашла слишком далеко. Но те супруги все-таки вернулись и сделали новое предложение, так что в три я позвонил Заку и извинился.

— Все это очень странно, мистер Картрайт, — сказал Джеф, — есть свидетель, который слышал, как Зак говорил вам, что ему не нужны деньги, которые можно выручить за дом, потому что у него есть предложение получше. Вы не припоминаете что-то в этом духе?

— Нет, об этом разговора не было, — мягко ответил Тэд. — Вы ошибаетесь, мистер Макингсли, как и ваш свидетель.

— Не думаю. Мистер Картрайт, вы когда-либо обещали Генри Палею сто тысяч долларов в том случае, если он сумеет убедить Джорджет Гроув продать ту недвижимость, которой они с Генри совместно владели на 24-й магистрали?

— У нас были деловые контакты с Генри Палеем.

— Джорджет сильно препятствовала вашему бизнесу, не так ли, мистер Картрайт?

— У Джорджет были свои способы добиваться желаемого. У меня свои.

— Где вы были около десяти утра в среду, четвертого сентября?

— Я рано утром уехал кататься на лошади.

— Не проезжали ли вы по дороге, которая выходит на частную тропу в лесах позади дома на Холланд-роуд, где умерла Джорджет?

— Я не катаюсь по тропам на частной собственности.

— Мистер Картрайт, вы знали Уилла Бартона?

— Да, я знал его. Это первый муж моей покойной жены Одри.

— Перед смертью жены вы жили раздельно, не так ли?

— Вечером, накануне смерти, она позвонила мне и попросила прийти, это должно было быть что-то вроде примирения. Мы очень сильно любили друг друга, но ее дочь Лиза ненавидела меня, она даже подумать не могла о том, что кто-то может занять место ее отца. Она ненавидела и мать за то, что та любила меня.

— Почему вы расстались с женой, мистер Картрайт?

— Одри стало тяжело выносить такое отношение дочери. Расставание было лишь временной мерой, — пока ее дочь не успокоится и не смирится со сложившейся ситуацией.

— А не послужил ли причиной окончательного разрыва ваш длинный язык; ведь однажды, будучи пьяным, вы признались Одри Бартон, что убили ее мужа?

— Не отвечайте, Тэд, — приказал Луис Буч, бросив злобный взгляд на Джефа. — Я думал, что тема нашего разговора — Зак Виллет, меня не предупреждали, что будут обсуждаться другие вопросы.

— Все в порядке, Луис, я отвечу.

— Мистер Картрайт, — сказал Джеф, — Одри Бартон боялась вас. Она не заявила в полицию — это было ошибкой. Она опасалась новой душевной травмы для ее дочери в случае, если она узнала бы, кто убил ее отца. Так что о браке с вами и речи быть не могло. Но вы боялись, не так ли? Вы боялись, что однажды она наберется смелости и заявит на вас. Тем более оставался открытым вопрос о выстреле, который слышали в то время, когда мерин Уилла Бартона прыгнул с обрыва.

— Это смехотворно, — отрезал Картрайт.

— Отнюдь. Зак Виллет засвидетельствовал, что вы сделали с Уиллом Бартоном. А в его квартире обнаружили одну очень интересную улику. Виллет оставил заявление, в котором рассказывает о том, что видел. К тому же он сделал фотографию вашей пули, застрявшей в стволе дерева на той самой тропе. В заявлении он рассказал, что вы сделали с Бартоном. Он извлек пулю, подобрал гильзу и все эти годы хранил их. Позвольте мне зачитать его заявление.

Джеф взял письмо Зака Виллета и прочитал, подчеркнуто медленно произнося те предложения, в которых описывалось, как Тэд на лошади потеснил мерина Уилла Бартона.

— Это просто вымысел, в суде это не пройдет! — выпалил скороговоркой Луис Буч.

— Убийство Зака не вымысел, — сказал Джеф. — Он вымогал у вас деньги в течение двадцати семи лет и наконец настолько в себе уверился, — когда понял, что вы убили Джорджет Гроув, — что решил, что теперь он заслуживает от вас гораздо более широкой материальной поддержки.

— Я не убивал ни Джорджет Гроув, ни Зака Виллета, — решительно заявил Картрайт.

— Вы были вчера в квартире Зака Виллета?

— Нет, не был.

Джеф посмотрел за него и сказал:

— Анджело, будь так добр, попроси Рэпа войти.

Он продолжил:

— Мистер Картрайт, как видите, у меня есть улика, которую вы искали в квартире Зака, — гильза и пуля, выпущенная из пистолета, из которого вы выстрелили, чтобы напугать мерина Уилла Бартона, и фотофафии, на которых запечатлено, где и при каких обстоятельствах все это произошло. Вы завоевали приз этим пистолетом, не так ли? Позже вы пожертвовали его в оружейную коллекцию Музея Вашингтона, поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы не могли его просто выкинуть, однако вы не хотели хранить его у себя дома, так как знали, что Зак заполучил пулю, которая отправила Уилла Бартона на тот свет. Я попросил прислать этот пистолет из музея, чтобы мы могли проверить — соответствуют ли ему пуля и гильза, — Джеф поднял глаза: — А вот и сын хозяйки дома, квартиру в котором снимал Зак.

По сигналу Анджело Рэп вышел вперед и встал около стола.

— Рэп, ты узнаешь кого-нибудь в этой комнате? — спросил Джеф.

По Рэпу было видно, что он наслаждается своими пятнадцатью минутами славы.

— Я узнал вас, мистер Макингсли. А еще я узнал детектива Ортиза, вы оба были в моем доме после того, как я нашел беднягу Зака в его машине.

— Ты узнаешь еще кого-нибудь, Рэп?

— Да, я узнаю этого мужчину. — Он указал на Тэда. — Вчера он пришел к нам домой в комбинезоне грузчика. С ним был еще кто-то. Я дал ему ключи от квартиры Зака. Зак говорил нам, что после выходных он переезжает в крутой таунхаус в Мэдисоне.

— Ты уверен, что это тот человек, который приходил к вам домой вчера и поднялся в квартиру Зака?

— Я уверен. На нем был белый дурацкий парик. В нем он выглядел как настоящий шут. Но я бы узнал это лицо в любом месте, и если вы найдете другого парня, я его тоже узнаю. Сейчас я лучше его помню. У него было маленькое красноватое родимое пятно у лба и не было половины указательного пальца на правой руке.

— Спасибо, Рэп.

Джеф молчал, пока Рэп неохотно вышел из кабинета. Анджело закрыл за ним дверь.

72
{"b":"14368","o":1}