ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мама, я вытащил его! Ключ у меня!

Я знала, что мы еще можем умереть, задохнувшись выхлопными газами. Надо было выбираться оттуда. Джек ни за что не смог бы сам открыть тяжелую дверь гаража.

Опершись подбородком на спинку переднего сиденья, он смотрел на меня.

— Мама, тебе плохо?

«Дистанционный механизм для открытия двери гаража прикреплен к козырьку над сиденьем водителя, — подумала я. — Я часто разрешала Джеку нажимать его».

— Джек, открой… дверь… гаража, — умоляла я. — Ты знаешь, как.

Мне кажется, на минуту я потеряла сознание. От грохота медленно открывающейся гаражной двери я на секунду очнулась. Чувство облегчения и свободы лишило меня сил сопротивляться, и я окончательно отключилась.

Я очнулась в больнице. Джефри Макингсли был первым, кого я увидела. Первые слова, которые он произнес, я больше всего и хотела услышать:

— Не беспокойся, с Джеком все в порядке.

Затем он сказал, будто обещая:

— Лиза, я говорил тебе, что все будет хорошо.

Эпилог

Мы жили в доме уже два года. Многое обдумав, я решила остаться в нем. Для меня он уже не был домом, в котором я убила маму, а был жилищем, в котором я пыталась спасти ее жизнь. Я использовала все мое мастерство дизайнера по интерьеру, чтобы сделать его таким, каким его представлял мой папа. Дом действительно был прекрасен, и каждый день мы создавали счастливые воспоминания для будущего, чтобы добавить их к тем, которые были у меня о моем раннем детстве.

Тэд Картрайт заключил соглашение с прокуратурой, согласно которому ему было снижено наказание в обмен на признание своей вины. Он получил тридцать лет за убийство Зака Виллета, пятнадцать лет за убийство моего отца и двенадцать лет за то, что по его вине была убита моя мама. Сроки суммировались. Частью этого соглашения было признание им, что он пришел к нам той ночью с намерением убить мою маму.

Он жил в нашем доме, пока был женат на моей маме, и он знал, что было одно подвальное окно, которое по какой-то необъяснимой причине не было снабжено датчиком охранной сигнализации. Через это окно он проник в дом.

Тэд признал, что планировал задушить мою маму во время сна, и, если бы я проснулась, когда он был в доме, он убил бы и меня.

Зная, что грозящий ему развод с моей мамой сделал бы его подозреваемым в ее смерти, он оставил сообщение с нашего подвального телефона на своем домашнем и, выждав час, начал подниматься наверх, совершая свой смертоносный путь. Он запланировал сказать полиции, что моя мама попросила его прийти в наш дом на следующий день, чтобы обсудить примирение.

Однако запланированное объяснение про телефонный звонок пришлось изменить, когда я проснулась и произошла борьба со стрельбой. Вместо приготовленного ранее объяснения, выступая на моем судебном процессе свидетелем, он показал, что мать позвонила ему поздно тем вечером, пока я спала, и умоляла прийти.

Как только Тэд оказался в доме, он нашел новый код в адресной книге моей мамы и отключил охранную сигнализацию. Он отпер дверь на кухню, опять же для того, чтобы сделать вид, будто человек проник в дом благодаря маминой невнимательности.

Однако на суде из его показаний следовало, что моя мама отключила сигнализацию сама и открыла дверь, потому что ждала его.

Тэд также заявлял, что другим грузчиком был Санни Ингерс, работавший на его проекте строительства таунхаусов. Описание Тэдом Ингерса подкрепляли слова Рэпа Корригана о красноватой родинке Ингерса и особенно отсутствии фаланги указательного пальца. Поскольку доказательств причастности Ингерса к убийству Зака было недостаточно, Ингерса признали виновным в ограблении квартиры Зака и осудили на трехлетнее тюремное заключение.

Я думаю, что когда признание Тэда прозвучало на открытом слушании в суде и он рассказал все подобности преступления, многие жители в округе устыдились того, что в прошлом поверили в его легенду и с осуждением относились к маленькой девочке.

Расследованием было установлено, что Генри Палей не совершал уголовных преступлений. Прокуратура заключила, что сговор Генри с Тэдом Картрайтом сводился лишь к тому, чтобы убедить Джорджет Гроув продать участок на 24-й магистрали. Никакие улики не указывали на то, что он был причастен к намерениям причинить кому-либо вред.

Пройдет много, много лет, прежде чем и Робин Карпентер, и Алекс Нолан выйдут из тюрьмы, если их вообще выпустят. Они оба отбывают пожизненное заключение за убийства Джорджет Гроув и Чарли Хетча и за покушение на убийство Джека и меня.

Робин призналась, что именно она застрелила Джорджет и своего единокровного брата Чарли Хетча. Она вытащила из сумки Джорджет свою фотографию с Алексом, которую Джорджет нашла в столе Робин. Она положила мою фотографию в сумку Джорджет, а фотографию моей матери — в карман Чарли Хетча.

Много людей приходили к нашему дому в первые недели после покушения на меня и Джека. Они приносили с собой еду, цветы; поддерживали нас. Некоторые из них рассказывали о том, что их бабушки были одноклассницами моей. Я люблю это место. Здесь мои корни. Я открыла салон дизайна интерьеров в Мендхеме, но вынуждена была ограничить количество клиентов из-за нехватки времени. Джек в первом классе и занимается спортом.

Спустя недели и месяцы после ареста Алекса мою боль от его предательства не могло затмить даже облегчение от признания Тэда. Именно Джеф помог мне понять, что того Алекса, которого, как я думала, я хорошо знала, на самом деле никогда не существовало.

Я не могу точно сказать, в какой момент я поняла, что влюбилась в Джефа. Я думаю, что он гораздо раньше меня понял, что мы созданы друг для друга.

Но есть еще одна причина, почему я теперь так занята. Мой муж, Джефри Макингсли, готовится баллотироваться в губернаторы.

75
{"b":"14368","o":1}