ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она тебе нравилась, Поли, я права?

Пол Штройбел зарыдал.

— Мама, я ее так любил.

— Тебе она нравилась, Пол, — настойчиво повторила мать, — запомни это.

В субботу, тихо и спокойно извинившись за то, что не появился в пятницу, Пол вышел работать на заправку. Утром того же дня Ганс Штройбел лично привез Кавано окорок и салаты и попросил миссис Хилмер, которая открыла ему дверь, передать глубочайшие соболезнования семье Андреа.

3

— Как жаль, что ни у Теда, ни у Дженин нет братьев и сестер, — миссис Хилмер повторяет сегодня эти слова уже который раз, подумала Элли. — В таких ситуациях гораздо легче, когда вокруг тебя — большая семья.

Элли не нужна была большая семья. Она просто хотела, чтобы Андреа вернулась, мама перестала плакать, а папа обратил на нее внимание. Папа почти не разговаривал с ней с тех пор, как она прибежала домой. Он подхватил ее на руки, и она сказала, где Андреа и что с сестрой случилось что-то плохое. Затем папа пошел в «убежище» и увидел Андреа. Приехала полиция, и папа задал дочери вопрос:

— Элли, ты еще вчера знала, что она могла пойти в гараж. Почему ты нам ничего не сказала?

— Ты меня не спросил. И велел идти спать.

— Да, ты права, — согласился он.

Но позже Элли слышала, как папа бросил кому-то из полицейских:

— Если бы я только знал, что Андреа там. В девять она, возможно, была еще жива. Я мог бы успеть ее спасти.

Затем с Элли говорил полицейский. Он расспрашивал ее про «убежище» и кто там бывал. Элли вспомнила слова Андреа: «Элли — хороший ребенок. Она не ябеда». Вспомнив сестру и то, что теперь она уже никогда не вернется домой, Элли разрыдалась так громко, что полиция прекратила допрос.

В субботу днем к ним пришел мужчина, представившийся детективом Маркусом Лонго. Он отвел Элли в столовую и закрыл дверь. Девочке понравилось его лицо. Он рассказал ей, что у него есть сын примерно ее возраста и что они очень похожи.

— У него такие же голубые глаза, — улыбнулся детектив. — И волосы такого же цвета, как у тебя. Цвета песка, искрящегося на солнце, как я часто говорю ему.

Затем он рассказал Элли, что четыре подруги ее сестры заявили, что иногда сидели в гараже с Андреа, но ни одна из них не приходила туда тем вечером. Детектив перечислил их по именам, а затем спросил:

— Элли, ты не знаешь, кто еще из девочек бывал там с твоей сестрой?

Если девочки уже сами во всем сознались, это не ябедничество, решила Элли.

— Нет, — прошептала она. — Это все.

— Андреа могла встречаться там с кем-нибудь еще?

Элли замялась. Она не могла рассказать детективу о Робе Вестерфилде. Это уже предательство.

— Элли, Андреа убил плохой человек, — продолжал детектив Лонго. — Не защищай его. Андреа хотела бы, чтобы ты рассказала нам все, что знаешь.

Элли уставилась на свои руки. В этом огромном фермерском доме ее любимой комнатой была столовая. Раньше здесь висели уродливые обои, но потом стены выкрасили в нежно-желтый цвет, а над столом повесили новую люстру с лампами, похожими на свечи. Мама нашла эту люстру на распродаже и считала ее настоящим сокровищем. Правда, люстру пришлось долго чистить, зато теперь гости ей восхищались.

Несмотря на то что папа считал эту традицию глупой, их семья всегда обедала в столовой. У мамы имелась книга о том, как правильно накрывать к обеду стол. В обязанности Андреа входило совершать этот ритуал каждое воскресенье, даже если гостей не ожидалось. Элли всегда помогала сестре: девочкам очень нравилось расставлять на столе фарфор и столовое серебро.

— Сегодня у нас почетный гость — лорд Малькольм Бигботгом, — любила повторять Андреа. Затем, заглянув в книгу по этикету, она решала, что он будет сидеть справа от мамы. — Нет, нет, Габриель, стакан с водой надо ставить справа от ножа.

Полное имя Элли — Габриель, но так ее называла разве что Андреа, и то в шутку. Неужели теперь накрывать стол по воскресеньям поручат ей? — подумала Элли. Лучше бы нет. Без Андреа это будет уже неинтересно.

Все казалось каким-то странным. С одной стороны, Элли знала, что Андреа мертва и ее похоронят во вторник утром на кладбище в Тэрритауне, рядом с бабушкой и дедушкой. С другой стороны, девочка все еще ожидала, что Андреа с минуты на минуту вернется домой, посадит ее рядом и расскажет очередной секрет.

Секрет. Андреа встречалась в гараже с Робом Вестерфилдом. Но Элли поклялась, что никому об этом не проболтается.

— Элли, тот, кто поступил так с Андреа, может сделать это с кем-нибудь еще, если его не остановить. — Детектив Лонго говорил спокойно и дружелюбно.

— Это я виновата в том, что Андреа мертва? Папа считает, что я.

— Нет, он так не считает, Элли, — заверил ее детектив Лонго. — Но то, что ты знала о секретах Андреа, может нам помочь.

Роб Вестерфилд, подумала Элли. Может, она и не нарушит обещание, если расскажет о нем детективу? Если Андреа убил Роб, об этом должны узнать все. Элли снова посмотрела на свои руки.

— Иногда она встречалась в гараже с Робом Вестерфилдом, — прошептала девочка.

Детектив Лонго наклонился вперед.

— Скажи мне, она собиралась увидеться с ним там тем вечером? — спросил он.

Элли видела, как детектива заинтересовали ее слова о Робе.

— Думаю, да. Пол Штройбел пригласил Андреа на дискотеку в честь дня Благодарения[2], и она согласилась. Не то чтобы она хотела. Просто Пол сказал, что знает, что она тайком встречается с Робом Вестерфилдом. Андреа побоялась, что, если она откажется, Пол выдаст ее папе. Роб очень разозлился на Андреа. Она хотела объяснить ему, что согласилась пойти с Полом, только чтобы он ничего не сказал папе. Наверное, поэтому она и ушла пораньше от Джоан.

— А откуда Пол узнал, что Андреа встречается с Робом Вестерфилдом?

— Андреа считала, он иногда следил за ней до самого гаража. Пол хотел, чтобы она была его девушкой.

4

В стиральной машине что-то отбеливали.

— Это оказалось настолько срочно, что вы не могли дождаться меня, миссис Вестерфилд? — оправдывалась Розита, испугавшись, что ее станут ругать за плохую работу. Она уехала из города в четверг навестить больную тетушку и вернулась только этим утром, в воскресенье. — Вам не стоит утруждать себя стиркой, у вас ведь и так полно дел с отделкой всех этих домов.

Линду Вестерфилд внезапно охватила непонятная тревога, и она почему-то решила ничего не говорить Розите.

— Когда я проверяю декоративную роспись и что-нибудь подправляю, мне иногда проще бросить испачканную краской одежду в машинку, чем оставлять грязной, — солгала Линда.

— Судя по количеству использованного отбеливателя, грязной одежды у вас была целая куча. Да, миссис Вестерфилд. Вчера в новостях сообщили о девочке Кавано. Я все время думаю о ней. Просто не верится, что такое могло произойти в нашем маленьком городке. Ужасная трагедия.

— Да, верно.

Стиральной машиной пользовался Роб, подумала Линда. Ее муж, Винc, в жизни не стал бы ничего стирать. Похоже, он даже не знал, как это делается.

В темных глазах Розиты заблестели слезы, и она смахнула их рукой.

— Ее мать, бедняжка...

Роб? Но что ему понадобилось так срочно выстирать?

Хотя это не в первый раз. Лет в одиннадцать он уже пытался смыть с одежды запах сигарет.

— Андреа Кавано была настоящей красавицей. А ведь ее отец — лейтенант полиции! Кто бы мог подумать, что он не сумеет защитить свою дочь.

— Да, точно. — Линда сидела за кухонным столом, просматривая свои наброски оформления окон в новом доме одного из клиентов.

— Подумать только, проломить голову бедной девочке! Тот, кто это сделал — настоящее чудовище. Надеюсь, когда этого монстра поймают, его повесят.

Розита, не ожидая ответа, продолжала говорить сама с собой. Линда сложила наброски в папку.

— Мы с мистером Вестерфилдом сегодня ужинаем в ресторане с друзьями, Розита, — бросила она, вставая со стула.

вернуться

2

Государственный праздник США. Отмечается всей семьей в четвертый четверг ноября.

3
{"b":"14369","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мираж золотых рудников
Ореховый Будда
Милые суставы. Остеопатия на страже вашего здоровья
Монах, который продал свой «феррари»
Богиня чужой страсти
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Благими намерениями
Хищник цвета ночи (СИ)
Zag: манифест другого маркетинга