ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он спросил у меня, кто вы, мисс. Я сказала, и он передал вам записку.

Девушка вручила мне визитку с тиснением с полным именем моего старого знакомого — Робсон Парк Вестерфилд. Господи, он пустил в ход все свое очарование! — подумала я, переворачивая карточку. Сзади оказалась приписка: «Андреа была симпатичной, но ты — просто красавица».

Я встала, подошла к нему, разорвала карточку на мелкие кусочки и бросила ему в бокал.

— Может, ты хочешь вернуть мне медальон, который забрал после того, как ее убил? — предложила я.

Его зрачки расширились, и игривое выражение исчезло из синих глаз. На секунду я испугалась, что сейчас он бросится на меня, как тогда в ресторане на доктора Фишер.

— Это украшение было для тебя очень важным. Я права, мой дорогой убийца? — поинтересовалась у него я. — И важно до сих пор. И скоро я выясню, почему.

Официантка озадаченно стояла между нашими столами. Она определенно не узнала Вестерфилда. Любопытно, давно ли она в Оддхэме?

Я слегка кивнула в сторону Роба.

— Пожалуйста, принесите мистеру Вестерфилду другой бокал вина. За мой счет.

Одной прекрасной ночью кто-то отключил сигнализацию на моей машине и вскрыл бензобак. Если вы хотите сломать кому-нибудь машину — просто насыпьте в бензобак песка.

Я позвонила с жалобой об испорченной «БМВ» в полицию. Мне ответил детектив Уайт. Так и не поинтересовавшись, откуда у меня в бензобаке песок, он заявил, что гараж миссис Хилмер, определенно, подожгли. Он также упомянул, что остатки пропитанных бензином полотенец, с которых началось возгорание, идентичны полотенцам, хранившимся в бельевом шкафу у миссис Хилмер.

— Странное совпадение, мисс Кавано, — прокомментировал он. — Или это не совпадение?

30

Я взяла машину на прокат и поехала в Бостон на встречу с Кристофером Кассиди. Мою «БМВ» превратили в кучу мусора. Я была в ярости. При этом я не переставала беспокоиться, что это — только начало. Я думала, что «визитер» ищет материалы для сайта. А ведь вполне возможно, он собирался украсть что-нибудь из моих вещей, чтобы потом разжечь пожар, который чуть не стоил мне жизни.

Ясно, что за этим стоит Роб. Для грязной работы у него всегда найдутся бандиты, типа того, что подходил ко мне на стоянке у Синг-Синг. И моя цель — доказать всему миру, что Вестерфилд проявлял насилие всю свою жизнь. Агрессию, из-за которой погибла Андреа и следующей жертвой которой, как я все больше и больше убеждалась, скоро стану я. Тем не менее все это, как и пять тысяч долларов за имя еще одной предполагаемой жертвы Роба, — тот риск, на который мне придется пойти.

Хороший журналист должен быть крайне пунктуален. Я осталась без автомобиля. Вдобавок мне пришлось дожидаться, пока полиция составит отчет, а потом еще и ехать в агентство по прокату. Тем не менее я все равно успевала на встречу с солидным запасом времени. И тут разыгралась непогода.

Синоптики обещали облачность и, возможно, небольшой снегопад к вечеру. Небольшой снегопад начался за пятьдесят миль от Бостона. В результате — скользкая дорога и затрудненное движение. Время тикало. Поглядывая на часы на приборной доске, я мучительно ползла в пробке. Секретарша Кристофера Кассиди попросила меня не опаздывать: он и так выкроил для меня время в очень напряженный день, а вечером он уезжал на переговоры в Европу.

На часах было без четырех минут два, когда я, запыхавшись, вбежала в его офис на встречу, назначенную на два часа дня. Несколько оставшихся минут, сидя в уютной приемной, я пыталась собраться с мыслями. В голове царил полный кавардак. Вдобавок у меня начиналась мигрень.

Ровно в два вышла секретарша Кассиди проводить меня в его личный кабинет. Я проследовала за ней, перебирая все, что я знала о Кристофере. Во-первых, он учился в академии Арбинджер на бесплатной основе. Во-вторых, у него своя фирма. Еще я посмотрела на него информацию в Интернете и была в курсе, что он закончил Йель с лучшими оценками в группе и получил диплом магистра в Школе Бизнеса в Гарварде. Его имя упоминали многочисленные благотворительные организации — похоже, он щедрый спонсор. Ему сорок два года. Женат. Пятнадцатилетняя дочь. Заядлый спортсмен.

В общем, образцовый мужчина.

Я вошла в кабинет. Кассиди тут же поднялся из-за стола, приблизился ко мне и протянул руку.

— Рад вас видеть, мисс Кавано. Можно называть вас Элли? Мне кажется, мы знакомы всю жизнь. Может быть, присядем вон там? — Он махнул рукой в сторону кресел у окна.

Я устроилась на диване. Он опустился напротив меня на край кресла.

— Чай, кофе? — предложил он.

— Кофе, пожалуйста. Черный, — с благодарностью выдохнула я. Может быть, после чашки кофе у меня немного прояснится в голове, и я смогу нормально думать?

Он взял телефон со столика под рукой. Пока он недолго говорил с секретаршей, я смогла его получше рассмотреть.

То, что я увидела, мне понравилось.

Классический темно-синий хорошо скроенный костюм и консервативную белую рубашку дополнял красный галстук с рисунком клюшек для гольфа, свидетельствовавший о том, что Кристофер не лишен оригинальности. Широкие плечи. Крупная спортивная фигура. Роскошная шевелюра темно-русых волос и светло-карие глаза.

В нем ощущался огромный заряд энергии: Кристофер Кассиди явно времени зря не терял.

Он сразу перешел к делу.

— Мне позвонил Крейг Паршелл. Сказал, вы хотите со мной поговорить.

— Думаю, вы уже знаете, что Роб Вестерфилд вышел из тюрьмы и добивается пересмотра дела.

— Пытаясь повесить смерть вашей сестры на кого-то другого. Да, я это слышал. Свалить вину на кого-то еще — его старый прием. Он пользовался им уже в четырнадцать.

— Именно такую информацию я и собираю для своего сайта. Вестерфилды наняли так называемого «свидетеля», который говорит то, что нужно им. Все идет к тому, что они выиграют повторный суд, и репутация Роба будет спасена. Вестерфилд станет мучеником, отсидевшим двадцать лет в тюрьме за чужое преступление. Я не могу этого допустить.

— Что вы хотите от меня узнать?

— Мистер Кассиди... — начала я.

— Для врагов Вестерфилда я — просто Крис.

— Крис, Крейг Паршелл упоминал, что Роб жестоко избил вас, когда вы учились второй год в Арбинджере.

— Мы с ним были хорошими спортсменами. А в основном составе футбольной команды школы появилось вакантное место заднего бегущего. Мы соревновались за него с Вестерфилдом, и я выиграл. Похоже, Роб затаил на меня злобу. Где-то день спустя я шел из библиотеки в общежитие с огромной стопкой книг в руках. А он подкрался сзади и ударил меня по шее. Не успел я среагировать, как он навалился на меня всей массой. В результате Роб сломал мне челюсть и нос.

— И никто его не остановил?

— Он удачно выбрал время. Он напал на меня, когда рядом никого не было, а потом еще и заявил, что я начал первым. К счастью, один парень из выпускного класса видел в окно, что случилось. Ясное дело, школа попыталась замять скандал. Вестерфилды десятилетиями щедро спонсировали Арбинджер. Мой отец собирался подать в суд, но ему предложили бесплатный грант для моего младшего брата, который учился тогда в восьмом классе[17]. Уверен, это Вестерфилды оплатили этот так называемый «грант».

Подали кофе. Никогда не пробовала ничего более потрясающего!

Кассиди задумчиво поднял чашку к губам и добавил:

— К чести школы, в конце семестра Роба попросили забрать документы.

— Можно, я выложу вашу историю на сайте? Думаю, ваше имя придаст вес и значимость моей работе.

— Конечно. Я помню убийство вашей сестры. Я читал все статьи об этом деле, потому что подозреваемым был Вестерфилд. И тогда мне очень хотелось выступить в суде и рассказать, какое он чудовище. Моей дочери сейчас столько же, сколько было вашей сестре. Могу представить, как тяжело пришлось вашему отцу и всей вашей семье.

Я кивнула.

— Это разрушило нашу семью.

вернуться

17

В США восьмой класс — последний класс младшей средней школы перед переходом в старшую.

35
{"b":"14369","o":1}