ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя Кэрри приготовила для Робин ее любимые блюда — вареные цыплячьи грудки с отварной картошкой, зеленую фасоль, салат и бисквиты, ели они почти молча.

Когда Кэрри пришла домой, Элисон шепнула ей:

— Мне кажется, Робин расстроена.

Пока она готовила ужин, Робин за столом делала уроки. Кэрри ждала подходящего момента, чтобы заговорить с ней. Но дочь с головой ушла в домашнюю работу.

За едой девочка немного расслабилась.

— А в школе ты поела? — спросила наконец Кэрри.

— Конечно, мама.

— Понятно.

Кэрри подумала, что кое в чем они с Робин очень похожи. Со всеми проблемами стараются разобраться без посторонней помощи. Кэрри вздохнула. Робин такая скрытная.

— Мне нравится Джефф, — заметила девочка. — Он очень милый.

Джефф. Кэрри, опустив глаза, сосредоточилась на цыпленке. Ей было неприятно вспоминать его насмешливую вчерашнюю реплику. «До свидания, Ваша Честь».

— Милый, да, — она понадеялась, что это прозвучало небрежно и Робин поймет, что Джефф в их жизни не играет никакой роли.

— Когда он еще зайдет?

Теперь наступила очередь Кэрри уклоняться от ответа.

— Ну, не знаю. В общем-то, приходил он из-за дела, над которым работает.

— Наверное, не надо было рассказывать про это папе? — обеспокоенно спросила Робин.

— О чем ты?

— Папа сказал, когда ты станешь судьей, то познакомишься со многими судьями и кончится тем, что ты выйдешь за какого-то замуж. А у меня нечаянно выскочило, что недавно к нам уже заходил один юрист, по работе. Но я на самом деле не хотела про тебя ничего рассказывать. Я нечаянно. И папа спросил, кто это был.

— И ты ответила — Джефф Дорсо. Ничего страшного.

— Не знаю. Папа почему-то расстроился. Мы до этого так веселились, а тут он сказал, чтобы я скорее доедала креветки, нам пора домой.

— Робин, папе все равно, с кем я встречаюсь. И, конечно, Джефф не имеет никакого отношения ни к нему, ни к его клиентам. Папа сейчас занят очень сложным делом. Может, с тобой он отвлекся немного, а потом опять задумался.

— Ты, правда, так считаешь? — с надеждой спросила Робин, глаза ее повеселели.

— Да, — твердо ответила Кэрри. — Ты же видела, что я сама всегда как в тумане, когда у меня сложное дело в суде.

— Это точно! — засмеялась Робин.

В девять Кэрри заглянула к дочери. Та сидела в кровати и читала.

— Выключай свет, — велела Кэрри.

— Ладно, уж, — Робин свернулась под одеялом. — Мам, а я вот что подумала. Ну и пусть Джефф приходил только по делу, мы ведь все равно можем пригласить его просто так, правда? Ты ему нравишься, я видела.

— Да нет, он просто очень вежливый и общительный. Не думаю, что он заинтересовался лично мной.

— Кэсси с Кортни видели его, когда он за мной заходил. И считают, что он симпатичный.

Я тоже так считаю, подумала Кэрри, выключая свет.

Она спустилась вниз, собираясь привести в порядок чековую книжку. Постояла, глядя на дело Риардона, которое принес ей вчера Джо Паламбо. Потом тряхнула головой. Забудь, приказала она себе. Не вмешивайся.

Но если просто глянуть мимоходом, вреда ведь никакого? Кэрри взяла папку, уселась в свое любимое кресло и вытащила первый лист.

Звонок в полицию поступил ночью, в двадцать минут первого. Скип Риардон набрал 911 и закричал, чтобы его соединили с полицейским участком. «Моя жена мертва! Моя жена мертва!» — повторял он. Полиция сообщила, что обнаружила его на коленях рядом со Сьюзан, он плакал. Скип сказал полицейским, что, едва увидев жену, сразу понял, что она мертва. До тела он не дотрагивался. Ваза с розами была опрокинута, цветы рассыпаны по телу убитой.

На следующее утро, когда приехала его мать, Риардон заявил, что пропала бриллиантовая брошь. Сказал, что хорошо помнит эту брошь, потому что был уверен, что это подарок другого мужчины. Он также поклялся, что исчезла миниатюрная рамка с фотографией Сьюзан, еще утром стоявшая в спальне.

В одиннадцать Кэрри добралась до заявления Долли Боулз. Оно в основном совпадало с историей, какую она рассказывала Кэрри.

Глаза Кэрри сузились, когда она наткнулась на допрос Джейсона Арнотта. Оказывается, этого человека тоже допрашивали, Риардон упоминал его. Арнотт назвался экспертом по антиквариату. Он за плату сопровождает женщин на аукционы вроде Сотби и Кристи, советует им, что стоит покупать и сколько платить.

Арнотт заявил, что обожает устраивать вечеринки, и Сьюзан была на них частой гостьей. Иногда она приходила с мужем, но чаще одна.

Следователь опросил общих знакомых Сьюзан и Арнотта, выяснив, что любовниками эти двое не были. По словам одного из друзей, у Сьюзан была природная склонность к кокетству, и Арнотта она в шутку называла «Джей-Оно».

Да, ничего нового, решила Кэрри, пролистав половину папки. Проведено следствие было тщательно. Электрик, снимавший показания счетчика, слышал, как Скип орал на Сьюзан за завтраком. «Эх, и распалился же этот парень», — заметил электрик.

— Прости, Джефф, — прошептала Кэрри. Глаза у нее щипало. Ладно, дочитает завтра и вернет. Ее взгляд упал на следующий отчет. Показания кэдди из клуба «Пэлисейд Кантри», членами которого были Сьюзан и Скип. Вдруг на глаза Кэрри попалось одно имя, и она снова углубилась в чтение, напрочь позабыв о сне.

Звали кэдди Майкл Витти, и он оказался кладезем информации. «Сьюзан всем нравилась, она была такой милой. Всегда шутила с кэдди, давала щедрые чаевые. Флиртовала со многими. Она была очень доброй, действительно доброй. Многие женщины имели на нее зуб из-за того, что она нравилась всем мужчинам».

Витти спросили, был ли у Сьюзан роман с кем-то из тех мужчин. «Вот про это я не знаю. Я ни когда не видел ее наедине с кем-то. В ресторан четверо игроков всегда ходили вместе. Ну, вы понимаете, о чем я».

Но когда на него поднажали, он признался, что, возможно — только возможно, — что-то было между Джимми Уиксом и Сьюзан.

Имя Уикса и привлекло внимание Кэрри. Согласно записям следователя, последнюю фразу Витти не приняли всерьез. Конечно, Уикс заработал себе репутацию бабника, но когда его спросили насчет Сьюзан, он категорически отрицал, что встречался с ней вне клуба, сообщив, что у него в то время были серьезные отношения с другой женщиной. Кроме того, у него имелось железное алиби на весь вечер убийства.

Кэрри дочитала показания кэдди. По его словам, мистер Уикс ко всем женщинам относился одинаково и называл всех подряд «дорогуша, милочка, прелесть».

Его спросили, не называл ли Уикс Сьюзан как-то по-особенному.

«Ну, несколько раз я слышал, как он назвал ее „моя нежная роза“», — ответил кэдди.

Кэрри чуть не выронила папку. Джимми Уикс, клиент Боба. Может, поэтому Боб так странно повел себя, когда Робин сказала, что к Кэрри заходил по делу Джефф Дорсо?

Всем было известно, что Дорсо, адвокат Скипа Риардона, упорно, хотя и безуспешно, уже десять лет пытается добиться пересмотра дела.

Может, Боб, как адвокат Уикса, испугался того, чем обернется для его клиента новое судебное разбирательство?

«Несколько раз я слышал, как он назвал ее „моя нежная роза“». Эта фраза преследовала Кэрри.

Она закрыла папку и отправилась спать. Майкла Витти свидетелем не вызывали. И Джимми Уикса тоже. Опрашивала ли кэдди защита? Ведь должны были, подумала она. Уточняли ли они у Джейсона Арнотта, не выказывала ли Сьюзан особого интереса к какому-нибудь мужчине на его вечеринках?

Ладно, подождем, пока отчим Сьюзан пришлет фотографии, сказала себе Кэрри. Возможно, все это пустышка. И преобразили девушку, как я и говорила Джо сегодня, хороший макияж и красивая стрижка.

Деньги на это у Сьюзан были, достались по страховке матери. Да и доктор Смит отрицал, что делал пластику Сьюзан.

Подождем и посмотрим. Все равно сейчас ничего больше не сделать.

Четверг 2 ноября

В четверг утром Кейт Карпентер пришла на работу без четверти девять. На сегодня не было никаких процедур, а первый пациент записан на десять, так что доктор Смит наверняка еще не приехал.

24
{"b":"14370","o":1}