ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, еще бы.

— Джимми, — небрежно проговорил Боб, — кто-то прислал моей бывшей жене фотографию нашей дочери Робин. Ее сфотографировали из машины, когда она уходила в школу во вторник. А потом машина помчалась на девочку и свернула лишь в последний момент. Робин перепугалась, решив, что ее хотят сбить.

— Про водителей в Нью-Джерси ходит столько анекдотов.

— Джимми, лучше бы с моей дочерью ничего не случилось.

— Бобби, я понятия не имею, о чем ты. А когда твою бывшую собираются избрать судьей? Зря она суется в дела других людей.

Боб знал, что Робин сфотографировал кто-то из людей Джимми. Уикс ясно дал ему это понять. Он должен убедить Кэрри оставить в покое дело Риардона. И приложить все усилия, чтобы оправдать Джимми.

— Доброе утро, Джимми. Доброе утро, Боб.

К ним подошел Энтони Бартлетт и занял место рядом с Джимми.

— Жаль Хаскелла и Янга, — пробормотал Бартлетт.

— Да, это настоящая трагедия, — согласился Джимми.

В этот момент секретарь суда пригласил прокурора и Боба с Бартлеттом в кабинет судьи. Мрачный судья Бентон, сидевший за столом, поднял на них глаза.

— Как я полагаю, вам уже известно о смерти мистера Хаскелла и мистера Янга. — Адвокаты покивали. — Я считаю, что процесс, на который уже потрачено два месяца, должен продолжаться, как это ни сложно. К счастью, присяжные изолированы и ничего не знают. Они также не в курсе, что возникают домыслы, будто в этом замешан мистер Уикс. Я скажу им, что отсутствие мистера Хаскелла и мистера Янга означает, что дело мистера Хаскелла они рассматривать не будут. И дам понять, что они не должны строить догадки и допустить, чтобы это повлияло на вынесение решения по делу мистера Уикса. А теперь приступим.

Присяжные расселись, недоуменно поглядывая на пустые стулья Хаскелла и Янга. Боб прекрасно понимал, что раз судья попросил их не строить догадок, только этим они и будут заниматься. Может, решат, что Хаскелл признал себя виновным?

Пока Боб прикидывал, как эта ситуация отзовется наделе Уикса, его взгляд остановился на присяжной номер десять, Лилиан Вагнер. Он выяснил, что эта женщина — известная личность в своем квартале. Она гордится мужем из интеллектуальной элиты и сыновьями, чванится своим положением и социальным статусом и будет для них настоящей проблемой. Интересно, почему Джимми допустил ее в присяжные?

Боб не знал также, что «приятель» Джимми тайком заходил к присяжному номер два, Альфреду Уайту, незадолго перед тем, как присяжных изолировали. Уикс пронюхал, что жена Уайта смертельно больна и медицинские счета вконец разорили его. Доведенный до отчаяния, Уайт согласился принять сто тысяч долларов в обмен на гарантию проголосовать за вердикт «Невиновен».

Кэрри подровняла толстую стопку бумаг на письменном столе. Пора уже приниматься за них и назначать дату слушаний. Вдобавок поступило несколько предложений от адвокатов, которые она хотела обсудить с Фрэнком или Кармен, своей первой помощницей. Дел по горло, и ей нужно сосредоточиться на работе.

Но вместо этого Кэрри попросила секретаршу соединить ее с Крэйгом Райкером, психиатром, которого она обычно приглашала свидетелем обвинения на процессы об убийствах. Райкер был опытным врачом, кроме того, их мысли нередко совпадали. Как и Кэрри, он считал, что, какие бы удары ни наносила судьба, нужно зализывать раны и жить дальше. А еще он умел просто и доходчиво объяснить туманные психиатрические термины, которыми жонглировали врачи, приглашенные со стороны защиты.

Особенно Кэрри понравилось, как однажды на вопрос, считает ли он подсудимого сумасшедшим, Райкер ответил: «Он извращенец, но не сумасшедший и прекрасно понимал, что делает, когда убивал свою тетю. Он же прочитал перед этим ее завещание».

— У доктора Райкера пациент, — сказала секретарша. — Он перезвонит вам без десяти одиннадцать.

Как всегда, он был пунктуален. Ровно без десяти одиннадцать Джанет сообщила, что на линии доктор Райкер.

— Рад тебя слышать, Кэрри. Что-то случилось?

И Кэрри рассказала о докторе Смите, который делает другим женщинам лицо своей дочери.

— Он отрицал, что оперировал Сьюзан. Не исключено, что это правда и операцию проводил кто-то из его коллег. Возможно, создавая двойников дочери, он выражает свое горе, как ты считаешь?

— Если и так, то делает он это крайне извращенно, — отозвался Райкер. — Говоришь, он не видел дочь с тех пор, как она была маленькой?

— Да.

— А потом она явилась к нему в офис? — Да.

— Что за человек этот Смит?

— Довольно мрачный.

— Склонен к одиночеству?

— Скорее всего.

— Кэрри, мне нужно больше информации. И, безусловно, очень важно выяснить, оперировал он дочь сам, обращался за помощью к коллеге или она уже сделала операцию до того, как пришла к нему.

— Об этом я как-то не подумала.

— Но если — подчеркиваю, если — встретив Сьюзан через столько лет, он увидел некрасивую или даже уродливую молодую женщину, сделал ей пластическую операцию, превратил в красавицу и был очарован своим творением, думаю, мы имеем дело с эротоманией.

— Что такое эротомания?

— Это достаточно широкое понятие. Если доктор, одиночка по натуре, видит дочь после долгих лет разлуки и превращает ее в красавицу, а потом осознает, что создал нечто сказочное, можно смело утверждать — он подпадает под это определение. Это психическое расстройство, свойственное, к примеру, фанатикам, преследующим знаменитостей.

Кэрри вспомнила фразу Дейдры, что доктор Смит обращался со Сьюзан словно с бесценной статуей. Она рассказала Райкеру, как Смит стирал грязное пятно со щеки дочери, а потом наставлял ее, что красоту нужно беречь. И что, по словам Кейт Карпентер, Барбара Томпкинс опасается, что Смит преследует ее.

Повисло молчание.

— Кэрри, у меня следующий пациент. Держи меня в курсе. Дело интересное, я хотел бы им заняться.

Кэрри хотела уйти пораньше, чтобы перехватить доктора Смита в конце рабочего дня, но передумала. Пожалуй, со встречей лучше повременить, пока она не получит более полное представление об отношениях доктора Смита с дочерью. А еще она хотела поскорее увидеть Робин.

Миссис Риардон считает, что в отношении Смита к Сьюзан было что-то нездоровое. Фрэнк Грин упоминал, что на суде доктор не проявлял никаких эмоций. Скип рассказывал, что тесть заходил к ним редко и обычно встречался со Сьюзан наедине.

Нужно поговорить с тем, кто знает всех этих людей, но не питает к ним неприязни.

Еще Кэрри хотела побеседовать с миссис Риардон. Но что ей сказать? Что Джимми Уикс, которого сейчас судят, бывший партнер Сьюзан по гольфу, называл ее «моя нежная роза» и, возможно, они были любовниками?

Но это может вбить еще один гвоздь в гроб Скипа Риардона. На месте прокурора Кэрри стала бы доказывать, что даже если Скип собирался развестись и вернуться к Бэт, он все равно пришел бы в ярость, узнав о романе Сьюзан с мультимиллионером, которая при этом заставляет мужа оплачивать ее костюмы от «Сен-Лорана».

Звонок Боба застал Кэрри уже в дверях.

— Кэрри, мне нужно поговорить с тобой. — Голос у него был напряженный. — Ты будешь дома через час?

— Да.

— Я приеду, — и он положил трубку.

С чего это вдруг Боб решил зайти? — удивилась Кэрри. Беспокоится за Робин? Или выдался слишком тяжелый день в суде? Последнее вполне вероятно… Фрэнк говорил, что и без показаний Хаскелла прокурор добьется обвинительного вердикта. Кэрри надела пальто, взяла сумочку и усмехнулась, вспомнив, как полтора года своего брака радостно мчалась с работы домой, предвкушая вечер с Бобом.

Дома ее встретила сердитая Робин.

— Мам, почему Элисон приехала за мной в школу? Она мне ничего не объяснила. Я чувствовала себя полной дурой.

— Спасибо, Элисон, — поблагодарила няню Кэрри.

Когда Элисон ушла, Кэрри усадила возмущенную Робин на диван и села рядом.

— Машина, которая напугала тебя во вторник… — начала она.

31
{"b":"14370","o":1}