ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он помахал пистолетом.

— Или буди Робин, или бери ее на руки. Времени не осталось.

— Джонатан, что ты задумал?

— Я вынужден, Кэрри. Но мне очень жаль. Зачем ты ринулась сражаться с мельницами? Какое имеет значение, что отец Сьюзан наврал про браслет и брошь, если это спасло меня? Ведь так и должно быть. Предполагалось, что я по-прежнему буду служить штату, который люблю, и жить с женой, которую люблю. Для меня достаточным наказанием было, когда Грейс так легко обнаружила мое предательство.

Джонатан улыбнулся.

— Она просто изумительная. Показала мне фото Сьюзан и сказала: «Правда, похоже на мою брошь, ту, которая „мать и дитя“? Вот увидела, и захотелось надеть ее снова. Дорогой, пожалуйста, принеси ее из банка». Она догадалась. И я знал, что она догадалась, Кэрри. И вдруг от пожилого романтика ничего не осталось, я почувствовал себя просто-напросто грязной свиньей.

— И убил Сьюзан…

— Но только потому, что девка наотрез отказывалась вернуть драгоценности моей жены. Да еще имела наглость заявить, что теперь у нее новый интересный поклонник, Джимми Уикс. Бог мой, этот мерзавец! Мафиози. Кэрри, давай. Или буди Робин, или неси ее так.

— Мам, — Робин шевельнулась. Глаза у нее распахнулись. Она села. — Мама, — девочка улыбнулась. — А почему ты здесь?

— Вылезай из кровати, Робин. Мы сейчас уезжаем.

Он убьет нас, подумала Кэрри. Потом наплетет, будто Робин приснился кошмар, и я забрала ее.

Она обняла дочь. Чувствуя неладное, Робин прижалась к ней.

— Мам…

— Все в порядке.

— Дядя Джонатан! — Робин увидела пистолет.

— Робин, не говори больше ничего, — тихонько велела Кэрри. «Что я могу сделать? — лихорадочно соображала она. — Он обезумел. Потерял над собой контроль. Если бы только Джефф не уехал на встречу с Арноттом, то помог бы. Обязательно помог бы».

Когда они спускались по лестнице, Джонатан тихо приказал:

— Отдай ключи от машины, Кэрри. Я выведу вас, а потом вы с Робин залезете в багажник.

«Господи! Он убьет нас, отвезет куда-нибудь и бросит машину, — думала Кэрри. — И все будет выглядеть так, словно нас убила мафия. И это опять припишут Уиксу».

Джонатан заговорил снова, когда они шли по коридору:

— Мне очень жаль, Робин. А теперь, Кэрри, медленно открывай дверь.

Кэрри наклонилась поцеловать Робин.

— Роб, когда я повернусь, быстро убегай, — шепнула она. — Беги к соседям и кричи изо всех сил.

— Дверь, Кэрри, — подтолкнул ее Джонатан. Она медленно открыла дверь. Он выключил фонари у крыльца, и светил только низкий фонарь в конце дороги.

— Ключи у меня в кармане. — Кэрри медленно повернулась и закричала: — Беги, Робин! Беги!

И в тот же миг метнулась через коридор на Джонатана. Услышала выстрел, почувствовала обжигающую боль сбоку головы, и тут же зыбкие волны дурмана накрыли ее, кинулся навстречу мраморный пол. На Кэрри обрушилась какофония звуков. Еще один выстрел. Робин визжала, зовя на помощь, ее голос затихал вдали. Приближался вой сирен.

Потом остались только сирены и надломленный голос Грейс:

— Прости, Джонатан! Прости! Я не могла позволить тебе! Только не Кэрри и Робин!

Кэрри ухитрилась приподняться и прижать руку к виску. Кровь стекала по лицу, но голова перестала кружиться. Когда же она подняла глаза, то увидела, как Грейс, соскользнув с инвалидного кресла, выронила из распухших пальцев пистолет и приникла к телу мужа.

Вторник, 2 февраля

Судебный зал был переполнен, предстояла церемония посвящения помощника прокурора Кэрри Макграт в судьи. Праздничный гул голосов стих, когда дверь открылась и прошествовала величественная процессия судей в черных мантиях, чтобы приветствовать нового коллегу.

Кэрри спокойно заняла свое место справа от скамьи, пока судьи шли к приготовленным для них стульям.

Она оглядела собравшихся. На церемонию прилетели ее мать с Сэмом. Робин сидела рядом с ними, вытянувшись в струнку, глаза ее широко раскрылись от возбуждения. С лица почти сошли шрамы, приведшие к той роковой встрече с доктором Смитом.

Джефф сидел в соседнем ряду рядом с матерью и отцом. Кэрри вспомнила, как он прилетел тогда на вертолете ФБР навестить ее в госпитале. Как утешал рыдающую Робин, а потом повез девочку к своим: доктор настоял, чтобы на ночь Кэрри осталась в госпитале. Сейчас она сморгнула слезы, увидев выражение его лица. Он улыбнулся ей.

Мардж, закадычная подруга, тоже здесь — исполнила свою клятву обязательно присутствовать в такой день. Кэрри подумала о Джонатане с Грейс: они ведь тоже собирались прийти на посвящение.

Грейс прислала записку:

Я уезжаю домой, в Южную Каролину, буду жить с сестрой. Я виню себя во всем, что случилось. Я знала, что у Джонатана связь с той женщиной. И знала, что она не продлится долго. Если бы я только пропустила мимо глаз тот снимок, где на его любовнице моя брошь, то ничего не произошло бы. Я ведь равнодушна к драгоценностям. Но так я хотела предупредить Джонатана, чтобы он бросил ее. Я не хотела, чтобы из-за скандала рухнула его карьера. Пожалуйста, прости меня. И Джонатана прости, если сможешь.

«Смогу ли? — думала Кэрри. — Грейс спасла мне жизнь. Но Джонатан убил бы и меня, и Робин ради собственного спасения. Грейс знала, что у Джонатана связь со Сьюзан. Может быть, даже знала, что он ее убил. И все же допустила, чтобы Скип Риардон провел десять лет в тюрьме».

Скип, его мать и Бэт тоже где-то тут, в толпе. Скип с Бэт поженятся на следующей неделе, Джефф будет у них шафером.

По обычаю, близкие друзья или помощники произнесли перед присягой короткие речи. Первым выступил Фрэнк Грин:

— Я не могу припомнить человека, более достойного звания судьи, чем Кэрри Макграт. Ее чувство справедливости заставило меня просить вновь открыть старое дело. Вместе мы выявили ужасающий факт — мстительный отец оболгал мужа своей дочери, отправив его в тюрьму, в то время как настоящий убийца остался на свободе. Мы…

Вот это молодец! — восхитилась Кэрри. Ловко вывернулся. Хотя, в конце концов, Фрэнк действительно стал ей верным союзником. Он лично встретился с губернатором и убедил того, чтобы ее имя осталось в списке для утверждения судей.

Фрэнк проследил связь Джимми и Сьюзан Риардон. Один из его источников прояснил все недоумения. У Сьюзан действительно была интрижка с Джимми, и он тоже дарил ей драгоценности. И в тот вечер прислал ей розы. Они договорились пообедать вместе. И когда Сьюзан не пришла, он разозлился и в пьяном гневе пригрозил, что убьет стерву. Так как обычно Уикс не бросался пустыми угрозами, кое-кто из его парней решил, что он и совершил убийство. Уикс всегда боялся, что если его связь со Сьюзан всплывет, то убийство навесят на него.

Теперь выступал представитель судей Роберт Макдонахью, рассказывая о том, как Кэрри впервые пришла в зал суда новоиспеченным помощником прокурора одиннадцать лет назад. Она выглядела такой юной, что он принял ее за студентку колледжа на практике.

«Я была также и новоиспеченной женой, — с иронией подумала Кэрри. — Боб тогда был помощником прокурора. Очень надеюсь, что у него хватит ума держаться подальше от Джимми Уикса и его компании». Теперь ему предстоял еще один суд за подкуп присяжного. Джимми попытался все свалить на Боба, но убедить суд ему не удалось. И Уикс ничего не добился бы, заявив, что отец одной из присяжных сидит в тюрьме. Он узнал об этом еще во время процесса и мог попросить замену. Однако Боб и сам едва избежал обвинения. Может, хоть это отпугнет его, пока еще не слишком поздно. Кэрри очень надеялась.

Судья Макдонахью улыбнулся ей:

— Ну, Кэрри, пора!

Вперед выступила Робин, держа тяжелую Библию. Мардж подошла и встала за спиной Кэрри с черной мантией наготове — набросить ее на плечи Кэрри после клятвы. Кэрри, подняв правую руку, положила левую на Библию и стала повторять за судьей Макдонахью:

— Я, Кэрри Макграт, торжественно клянусь…

52
{"b":"14370","o":1}