ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как всегда, его голос успокаивал. Она сразу перешла к делу:

— Джонатан, вчера я возила Робин к доктору в Нью-Йорк. Похоже, все идет хорошо. Но мне будет спокойнее, если это скажет кто-нибудь еще. Если другой пластический хирург подтвердит слова доктора Смита, что шрамов не останется. Ты не знаешь кого-нибудь подходящего?

— По личному опыту, — в голосе Джонатана слышалась усмешка, — нет.

— Тебе, разумеется, такой никогда и не был нужен, — улыбнулась она.

— Спасибо, Кэрри. Ладно, я поспрашиваю. Мы с Грейс, конечно, подозревали, что у тебя может возникнуть такое желание, но не хотели вмешиваться. А почему тебе так срочно понадобилось узнать мнение другого хирурга? Что-то случилось вчера?

— И да, и нет. О, ко мне идут. Расскажу при встрече.

— Я перезвоню тебе сегодня попозже, как только узнаю, к кому обратиться.

— Спасибо, Джонатан.

— Всегда пожалуйста, Ваша Честь.

— Джонатан, не называй меня так, а то сглазишь.

Она уже почти положила трубку, но еще успела расслышать его смешок.

Первая встреча сегодня утром была с Коринн Бэнкс, помощницей Кэрри, которой она поручила разобраться с делом об аварии, в которой погиб человек. Заседание назначили на следующий понедельник, и Коринн хотела обсудить некоторые моменты.

У Коринн есть все для того, чтобы стать отличным прокурором, подумала Кэрри. Эта чернокожая двадцатисемилетняя женщина — настоящий талант. Раздался стук в дверь, и, улыбаясь во весь рот, вошла Коринн с большой папкой под мышкой.

— Догадайтесь, что накопал Джо! — весело объявила она с порога. Джо Паламбо был одним из лучших следователей.

— Даже не представляю, — усмехнулась Кэрри.

— Наш обвиняемый, весь такой невинный и заявлявший, что ни разу до этого не попадал ни в одно дорожное происшествие, оказывается, далеко не так чист. Пользуясь фальшивыми водительскими правами, он совершил несколько серьезных нарушений, в том числе один наезд пятнадцать лет назад, в результате которого погиб человек. Мне так хотелось прижать этого парня, а теперь у нас точно получится. — Коринн положила папку на стол и открыла ее. — В общем, вот о чем я хотела поговорить…

Через двадцать минут Коринн ушла, и Кэрри потянулась к телефону. Помощница навела ее на мысль, упомянув имя следователя.

— Хм? — как обычно, произнес вместо приветствия Джо.

— У тебя уже есть планы на ланч? — поинтересовалась Кэрри.

— Никаких. Хочешь пригласить меня к «Солари»?

— Я бы с удовольствием, — рассмеялась она, — только у меня кое-что другое на уме. Сколько ты уже работаешь здесь?

— Двадцать лет.

— Ты участвовал в расследовании убийства Риардон десять лет назад? Его еще называли «Убийством розы»?

— Громкое было дело. Но лично я в нем не участвовал. Помнится, шумиха была та еще, и все закончилось довольно быстро. Наш Маршал тогда сделал себе имя.

Кэрри знала, что Паламбо не входил в число поклонников Фрэнка Грина.

— Если я не ошибаюсь, апелляции подавали несколько раз?

— Да. Защита продолжает выдвигать новые версии, это тянется бесконечно.

— По-моему, в последней отказали всего два года назад, — заметила Кэрри. — Просто тут кое-что всплыло, и я заинтересовалась. В общем, я хочу, чтобы ты прогулялся в архив и раскопал все, что у них имеется по этому делу.

Она представила, как Джо удивленно вытаращил глаза.

— Для тебя, Кэрри, все, что угодно. Но зачем? Дело давно закрыто.

— Поговорим позже.

Кэрри пообедала сэндвичем с кофе прямо за письменным столом. В половине второго вошел Паламбо с огромным пухлым пакетом.

— Как ты просила.

Кэрри ласково взглянула на него. Невысокий, седеющий, полноватый, всегда улыбающийся, Паламбо казался благодушным добряком. Но это первое впечатление было обманчивым, он, как никто другой, обладал способностью подмечать на первый взгляд пустяковые детали и вцеплялся в них бульдожьей хваткой. Кэрри уже несколько раз работала с Джо и убедилась в этом.

— За мной должок.

— Забудь. Но меня разбирает любопытство. Почему тебя вдруг заинтересовало дело Риардона, Кэрри?

Она немного растерялась, не зная, стоит ли сейчас рассказывать о странном поведении доктора Смита.

Паламбо тут же это заметил.

— Не беспокойся, расскажешь, когда сможешь. Удачи.

Кэрри собиралась забрать материалы домой, почитать после ужина, но не удержалась и просмотрела первую страницу. Она не ошиблась, последнюю апелляцию действительно подавали два года назад.

— На тридцать второй странице Кэрри отыскала короткую запись: Верховным Судом Нью-Джерси Скипу Риардону отказано в пятой апелляции на пересмотр дела.

Его адвокат, Джефф Дорсо, после этого поклялся, что найдет основания для новой апелляции.

Ниже приведены слова Дорсо: «Я буду пытаться снова и снова, пока со Скипа Риардона не снимут все обвинения. Потому что он невиновен».

Второй вечер подряд Боб Кинеллен обедал с Джимми Уиксом. Сегодня в суде все прошло не слишком удачно. Отбор присяжных затянулся, и адвокаты уже использовали восемь из положенных отводов без указания причин. Но сколько ни тяни с отбором, было очевидно, что у федерального прокурора имеются веские улики. И почти наверняка Хаскелл согласится на сделку.

За обедом оба сидели угрюмые.

— Даже если Хаскелл согласится, думаю, что сумею уничтожить его, когда он будет давать показания, — заверил Кинеллен.

— Думать недостаточно.

— Посмотрим, как все пойдет.

— Боб, я начинаю беспокоиться насчет тебя, — жестко усмехнулся Уикс. — Тебе пора придумать запасной план.

Это замечание Боб решил пропустить мимо ушей.

— Я сегодня встречаюсь с Элис у «Арнотта». — Он открыл меню. — Пойдешь со мной?

— Черт, нет. Хватит мне случайных знакомств у него. Они мне и так уже достаточно навредили.

Кэрри с дочерью сидели в гостиной. Вечер был прохладный, и они решили растопить камин. В их доме это означало включить газовую горелку и нажать кнопку, чтобы искусственные дрова вспыхнули в искусственном пламени.

— У меня аллергия на дым, — объясняла гостям Кэрри. — А это пламя дает тепло и выглядит как настоящий огонь. Так что моя уборщица даже пылесосит искусственный пепел, и приходится покупать новый.

Робин разложила на кофейном столике свои снимки.

— Какой чудесный вечер, — довольно заметила девочка, — холодный и ветреный. Скоро я сделаю новые снимки. Голые деревья, а на земле — кучи листьев.

Кэрри устроилась в любимом кресле, положив ноги на пуфик.

— Не напоминай мне о листьях, я уже устала от них.

— А почему ты не купишь этот… сдуватель?

— Подарю его тебе на Рождество.

— Ага, смешно. Мам, что читаешь?

— Подойди-ка сюда, Робин, — Кэрри взяла вырезанное из газеты фото Сьюзан Риардон. — Узнаешь эту леди?

— Да, она была вчера у доктора Смита.

— У тебя зоркие глаза, но это не она. — Кэрри только что просмотрела отчет об убийстве Сьюзан Риардон. Тело обнаружил в полночь ее муж Скип, преуспевающий подрядчик и миллионер, заработавший состояние собственным трудом. Он нашел жену задушенной на полу в холле их особняка в Элпайне, ее тело было усыпано розами.

Наверняка я читала об этом раньше, подумала Кэрри. Случай засел в подсознании, поэтому и стали сниться эти кошмары.

От следующей заметки у нее перехватило дыхание. Скипу Риардону предъявили обвинение в убийстве после того, как его тесть, доктор Чарльз Смит, заявил полиции, что его дочь панически боялась безумных приступов ревности мужа.

«Значит, доктор Смит — отец Сьюзан Риардон, — мысленно воскликнула Кэрри. — Господи! Вот почему он дает ее лицо другим женщинам. Невероятно. И скольким доктор уже слепил такое лицо? Неужели он поэтому читал нам с Робин наставления, как следует беречь красоту?»

— Мам, что с тобой? — забеспокоилась Робин.

— Все хорошо, просто задумалась о работе. — Кэрри посмотрела на часы на каминной полке. — Уже девять, тебе пора спать. Я зайду к тебе через минутку пожелать спокойной ночи.

6
{"b":"14370","o":1}