ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он заехал во двор: на стоянке места для машин жильцов были строго пронумерованы. На гостевой стоянке свободных парковок не было. Лишнее внимание Саварано было ни к чему, и он решил не ставить здесь машину, а потому выехал со двора, припарковался на другой стороне улицы и пошел ко входу. Дверь была открыта. Над почтовыми ящиками висели таблички с именами жильцов. Алиса Кэрролл проживает в квартире 4С. Дом самый обычный: чтобы попасть внутрь, нужно открыть дверь своим ключом или позвонить жильцу, чтобы открыл тот.

Саварано с нетерпением ожидал, когда придет кто-нибудь из жильцов. На дорожке появилась старушка. Как только она открыла дверь, Саварано уронил связку ключей и нагнулся за ней. Когда старушка отперла дверь в вестибюль, Саварано галантно придержал дверь и пропустил женщину вперед. Она благодарно улыбнулась. Он прошел за старушкой в лифт, выждал, когда она нажмет кнопку седьмого этажа, и только потом нажал на кнопку четвертого. Осторожность и внимание к мелочам обеспечивали Саварано качество работы и успех. Ему совершенно не хотелось выйти из лифта вместе с соседкой Фаррелл. Чем меньше он будет на виду, тем лучше.

На четвертом этаже он вышел на слабо освещенную лестничную площадку. Отлично, подумал он. 4С — слева в конце коридора. В одной руке Саварано держал пистолет, другой нажал кнопку звонка. Он даже речь приготовил на случай, если Фаррелл спросит, кто там. «Аварийное обслуживание, проверка газовой системы», — скажет он. Такой вариант всегда работал безотказно.

За дверью не раздалось ни звука.

Он снова позвонил.

Замок был незнакомый, но Саварано ничего не стоило вскрыть любой. Нужные инструменты он всегда носил на поясе, как деньги. Ему до сих пор казалось невероятным, что дверь в квартиру Уоринг он открыл ключом, который взял у нее на столике.

Он взялся за дело и примерно через четыре минуты оказался в квартире Фаррелл, а замок в целости и сохранности стоял на прежнем месте. Саварано дождется ее в квартире. Так даже лучше. Что-то подсказывало ему, что она должна приехать с минуты на минуту. О, какой сюрприз он ей устроит!

Она могла уехать на рентген, подумал он.

Саварано размял пальцы. На руках были хирургические перчатки. Забираясь в нью-йоркскую квартиру Фаррелл, он проявил несвойственную ему беспечность, и на двери остались отпечатки пальцев. Тогда Саварано не заметил, что на указательном пальце порвалась перчатка. Второй раз ошибки не выйдет.

Ему поручили проверить квартиру Фаррелл и убедиться, что та не оставила себе копию дневника. Он решил начать поиски с письменного стола и направился к нему.

Вдруг зазвонил телефон. Бесшумно и быстро он пересек комнату и остановился рядом. К счастью, автоответчик был включен.

На пленке голос Фаррелл звучал тихо и сдержанно.

— Вы позвонили по номеру 555-1247. Пожалуйста, оставьте сообщение, и я вам перезвоню. Спасибо.

Звонил мужчина. В голосе звучали тревога и приказ.

— Алиса, это Джордж Свенсон, — сказал он. — Мы уже едем. Твоя мать только что позвонила по экстренному номеру в Нью-Йорке и сказала, что ты в беде. Оставайся дома. Запрись. Никого не впускай до моего приезда.

Саварано замер как вкопанный. Они уже едут! Нужно делать ноги, не то он сам окажется жертвой. В считанные секунды он вылетел из квартиры, проскочил лестничную клетку и бросился вниз по пожарной лестнице.

Он едва пристроился в ряд машин, как на Хеппенин-авеню завыли сирены, и мимо него с включенными мигалками промчались полицейские машины.

Всего несколько минут назад он был на грани провала. Какое-то время он бесцельно ездил по улицам города и пытался успокоиться, собраться с мыслями.

«Куда могла деться Фаррелл? — думал он. — Могла поехать к подруге и спрятаться у нее? Могла скрыться в мотеле?»

Где бы она ни находилась, решил он, между ними — всего тридцать минут.

Он представил себя на ее месте. Как бы он поступил, если бы оказался свидетелем под защитой и убийца вдруг вышел на его след?

"Послал бы полицейских к чертям собачьим, — подумал Саварано. — Они перевезут меня в другой город, и потом жди, пока снова появится убийца.

Обычно свидетели уходили из программы только потому, что скучали по друзьям и близким. И обычно они отправлялись к себе домой.

Сообразив, что я нашел ее, Фаррелл позвонила не федералам — нет, она позвонила матери".

Вот туда она и направилась. Следовательно, сейчас едет в аэропорт и хочет улететь в Нью-Йорк. Саварано был в этом уверен.

Значит, он едет туда же.

Ею движет страх. В защиту полиции она больше не верит. В Нью-Йорке у нее есть своя квартира. Мать и сестра живут в Нью-Джерси. Найти ее не составит труда.

Бывало, что жертвы ускользали от него, но ненадолго. Он всегда настигал жертву. Охота развлекала его, но нет ничего лучше убийства.

* * *

Сначала он подошел к стойке с надписью: «Северо-Западные авиалинии». У этой компании больше всего представителей, значит, она — крупнейший перевозчик в Миннеаполисе. Ему сообщили, что из-за сильного снегопада все самолеты находятся на земле.

— Может, тогда я успею на рейс к своей жене. Теща в Нью-Йорке попала в автокатастрофу, так что жена могла полететь первым попавшимся рейсом. Не посмотрите в списках пассажиров, ее зовут Алиса Кэрролл?

Кассир охотно помогла ему.

— За последний час не было ни одного прямого рейса на Нью-Йорк. Думаю, она полетела через Чикаго. Сейчас проверю по компьютеру.

Ее пальцы забегали по клавиатуре.

— Нашла. Ваша жена летит 62-м рейсом в Чикаго, время отправления 11.48. — Она вздохнула. — Только что закончилась посадка. Ее самолет уже вырулил на взлетно-посадочную полосу. Боюсь, ничем не смогу помочь, но, может, вы захотите устроить ей сюрприз и встретить ее в Чикаго? Как раз идет посадка на другой рейс. В Чикаго они сядут почти одновременно.

46

Детектив Эд Слоун и Присцилла Паркер ждали Рика. Приемная клиники «Хардлинг-Мейнор» выглядела комфортной. У одной супружеской пары сын умер от передозировки, и они подарили особняк реабилитационному центру.

Синие стены и ковер оттеняли диван с бело-голубой обивкой и такие же кресла. Слоун решил, что интерьер остался прежним, и если кто-то мог позволить себе лечение здесь, то выкладывал за него приличную сумму денег. На пути из Гринвича миссис Паркер рассказала, что примерно половина больных ничего не платит.

В ожидании сына миссис Паркер стала взволнованно объяснять:

— Могу представить, что вы думаете о моем сыне. Вы не знаете, какой он хороший и умный. Рик мог построить свою жизнь иначе. Я знаю, что мог. Это отец вечно баловал его, учил не забивать голову уроками, учил смотреть на мораль свысока. Когда в средней школе наш сын попался с наркотиками, я умоляла мужа раскрыть глаза и увидеть, к чему привело его воспитание. А вместо этого он подкупил всех. Рик просто должен был учиться в колледже блестяще. Рик очень умный, просто ему всегда было трудно сосредоточиться. Скажите, неужто семнадцатилетнему мальчишке так нужен «Мерседес»-кабриолет? Неужто в семнадцать лет нужно давать ребенку свободу и возможность сорить деньгами направо и налево? О какой морали может идти речь, когда его собственный отец приводит в дом очередную свою подружку и делает ее горничной?

Слоун смотрел на камин из итальянского мрамора и любовался тонкой резьбой.

— По-моему, вы очень долго мирились с этим, миссис Паркер. Может, даже слишком долго.

— У меня выбора не было. С разводом я могла лишиться сына. Оставшись в доме, думаю, я все же кое-чего добилась. И вот подтверждение: Рик здесь и хочет с вами поговорить.

— Расскажите, почему отец так переменил свое отношение к Рику? — спросил Слоун. — Мне известно, что лет пять назад Рик перестал получать деньги из трастового фонда. Что заставило вашего мужа так поступить?

— Пусть Рик сам обо всем расскажет, — ответила Присцилла Паркер и склонила голову, прислушиваясь. — Он уже идет. Мистер Слоун, у него большие проблемы, да?

39
{"b":"14371","o":1}