ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они подъехали к мотелю. Бик зашел в него и вернулся с ключом. Остановившись возле своего номера, они торопливо затащили туда Лору. После того, как Бик отвез машину на бензоколонку, они до конца дня смотрели телевизор. На ужин Бик принес гамбургеры. Лори заснула в тот момент, когда началась передача о пропавших детях. Ее разбудила ругань Бика. «Не открывай глаза, — предупредил ее внутренний голос. — А то он выместит свою злость на тебе».

— Кассирша хорошо ее рассмотрела, — говорила Опал. — А если она сейчас смотрит эту передачу? Нам надо отделаться от девчонки.

На следующий день Бик отправился за машиной один. Вернувшись, он усадил Лори на кровать и сжал ей руки.

— Как меня зовут? — спросил он ее.

— Бик.

Он кивнул головой на Опал.

— А как ее зовут?

— Опал.

Я хочу, чтобы ты это забыла. Я хочу, чтобы ты забыла про нас. Не смей никогда говорить о нас. Ты поняла меня, Ли?

Лори не понимала. "Скажи «да», — тревожно прошептал ей внутренний голос. — Кивни головой и скажи «да».

— Да, — тихо ответила она, послушно кивая головой.

— Помнишь, как я отрезал голову цыпленку? — спросил Бик.

Она закрыла глаза. Цыпленок судорожно ковылял по двору, из его перерезанной шеи разлетались брызги крови. Потом он упал ей на ноги. Увидев на себе его кровь, она пыталась кричать, но горло словно онемело. После этого Лори больше не подходила к цыплятам. Иногда ей снилось, что безголовый цыпленок гонится за ней.

— Помнишь? — повторил Бик, сильнее сжав ей руки.

— Да.

— Нам надо уехать. Мы оставим тебя там, где тебя смогут найти. Если ты когда-нибудь кому-нибудь назовешь наши с Опал имена или расскажешь, как мы звали тебя, где мы жили и что делали, я приду с тем же ножом, которым убил цыпленка, и отрежу тебе голову. Ты поняла это?

Нож. Длинный и острый, весь в крови.

— Обещай, что ничего никому не расскажешь, — настаивал Бик.

— Обещаю, обещаю, — в страхе лепетала она.

Они сели в машину. Ее вновь заставили лечь на пол. Он был очень горячим. Мусорные мешки прилипали к коже.

Когда стемнело, они остановились перед большим домом. Бик вытащил ее из машины.

— Это — школа, — сказал он ей. — Завтра утром здесь будет много детей, с которыми ты сможешь поиграть. Оставайся здесь и жди.

Она содрогнулась от его влажного поцелуя и от того, как сильно он сжал ее.

— Я безумно люблю тебя, — сказал он, — но помни, если скажешь кому-нибудь хоть слово…

Он поднял и сжал руку, словно в ней был нож, и провел ей по шее.

— Я обещаю, — всхлипывала она, — обещаю.

Опал протянул ей пакет с печеньем и кока-колу. Лори смотрела им вслед. Она знала, что, если она здесь не останется, они вернутся и накажут ее. Было очень темно. Она слышала, как неподалеку в лесу бродили звери.

Съежившись и обхватив себя руками, Лори прижалась к двери здания. Весь день она страдала от жары, а теперь ей было холодно и страшно. Наверное, где-то недалеко бегал и безголовый цыпленок. Девочка задрожала.

«Посмотри на этого испуганного котенка». Она забылась, став частью того голоса, который смеялся, глядя на маленькую, сжавшуюся в комок фигурку у входа в школу.

8

Утром вновь позвонил начальник полиции Коннерс. Он сообщил, что надежды, похоже, оправдываются. Неподалеку от Питтсбурга найдена девочка, которая по описанию похожа на Лори. Ее увидела уборщица местной школы, пришедшая утром, чтобы открыть дверь. Полиция срочно направила туда отпечатки пальцев Лори.

Позвонив еще через час, Конверс сообщил о полном соответствии отпечатков. Лори возвращалась домой.

9

Джон и Мэри Кеньон вылетели в Питтсбург. Лори положили в больницу на обследование. На следующий день в дневном выпуске теленовостей Сара увидела, как мать с отцом выходили из больницы и с ними шла Лори. Опустившись перед телевизором, она обхватила его руками. Лори подросла, длинные белокурые волосы были спутаны, выглядела она сильно похудевшей. Но еще больше бросалось в глаза другое. Лори всегда была очень приветливой. Сейчас же, несмотря на то, что она шла, опустив голову, Лори то и дело настороженно посматривала по сторонам, словно в ожидании какой-то опасности.

Репортеры атаковали их со всех сторон. Джон Кеньон уставшим голосом отвечал на вопросы:

— Врачи говорят, что Лори вполне здорова, хоть она и несколько похудела. Разумеется, она взволнованна и испугана.

— Она рассказывала что-нибудь о тех, кто ее похитил?

— Нет, она ни о чем не рассказывала. Мы очень признательны вам за ваше участие и заботу, но я прошу вас проявить милосердие и не делать большого шума из нашей встречи.

В голосе отца звучала почти мольба.

— Не обнаружены ли следы надругательства над девочкой?

Сара увидела, как на лице матери появилось выражение ужаса.

— Нет, нет. Никаких следов! — в ее голосе слышался испуг. — Мы уверены, что Лори была похищена людьми, которые очень хотели иметь ребенка. Остается надеяться, что они не подвергнут подобным мучениям другую семью.

Саре нужно было дать выход кипевшей в ней энергии. Она приготовила Лори кроватку, постелила ее любимые простыни с Золушкой. В комнате Лори она расставила все ее любимые игрушки: кукол-близнецов в колясках, кукольный домик, медведя, книжки про Кролика Питера.

Сара съездила на велосипеде в магазин купить сыру, лапши и мясного фарша. Лора обожала лазанью. Пока Сара готовила, телефон звенел не переставая. Ей удалось убедить всех, кто звонил, чтобы они не приходили к ним по крайней мере в ближайшие несколько дней.

Родители должны были приехать с Лори к шести часам. В половине шестого, поставив лазанью в духовку, салат — в холодильник и накрыв стол на четверых, как и прежде, Сара побежала наверх переодеваться. Она внимательно посмотрела на себя в зеркало. Помнит ли ее Лори? За эти два года она вытянулась на три дюйма. Раньше она носила длинные волосы, сейчас же у нее была стрижка. Прежде ее фигура была абсолютно плоской, теперь, в четырнадцать лет, у нее начала оформляться грудь. Вместо очков она носила контактные линзы.

Сара вспомнила, что вечером накануне похищения Лори она была за ужином в длинной майке и потертых джинсах. Эта майка по-прежнему лежала в шкафу. Она надела ее с джинсами.

Когда подъехала машина, на дорожке перед домом собрались репортеры с телекамерами. За ними толпились соседи и друзья. Все дружно зааплодировали, когда дверца машины открылась и оттуда вышли Джон и Мэри Кеньон с Лори.

Подбежав к своей маленькой сестренке, Сара встала на колени.

— Лори, — нежно сказала она.

Потянувшись к ней, Сара вдруг увидела, как Лори внезапно закрыла лицо руками. «Она испугалась, что я могу ее ударить», — подумала Сара.

Взяв Лори на руки, она отнесла ее в дом, пока родители вновь отвечали на вопросы журналистов.

Казалось, что Лори совсем не узнавала дома. Она ни с кем не разговаривала. За ужином она молча ела, глядя в свою тарелку. Поев, отнесла тарелку в раковину и начала убирать со стола.

Мэри встала.

— Миленькая, тебе не…

— Не мешай ей, мам, — прошептала Сара.

Она стала помогать Лори, говоря, как та выросла, и вспоминая, как они раньше всегда вместе мыли посуду. Помнила ли это Лори?

Затем они все пошли в детскую, и Сара включила телевизор. Когда Мэри с Джоном попросили Лори сесть между ними, она вдруг задрожав, отпрянула.

— Она напугана, — сказала Сара. — Сделайте вид, что не обращаете на нее внимания.

Глаза матери наполнились слезами, но она притворилась, что увлеченно смотрит передачу. Выбрав себе укромное местечко, откуда ей было все хорошо видно, Лори села на пол, скрестив «по-турецки» ноги.

Когда в девять часов Мэри предложила ей принять теплую ванну и лечь спать, Лори охватила паника. Прижав колени к груди, она закрыла лицо руками. Сара с отцом переглянулись.

3
{"b":"14372","o":1}