ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кейт, может быть, если бы я поговорил с Дебби, я бы узнал, что ее беспокоит?

— Валяй. Я ничего не могу с ней поделать.

— Дебби, не бойся, пожалуйста. Я обещаю, ничто не причинит тебе вреда. Поговори со мной, хорошо? — Джастин Донелли говорил спокойным добрым голосом.

Перемена произошла мгновенно. Волосы свесились, черты лица разгладились, поджатые губы задрожали. Она сцепила руки, подобрала ноги, и слезы ручьями потекли по ее щекам.

— Привет, Дебби, — обратился к ней Джастин. — Ты сегодня все время плачешь, да?

Она часто закивала головой.

— С тобой вчера что-то случилось?

Она утвердительно кивнула.

— Ты же знаешь, что я люблю тебя, Дебби. Стараюсь оберегать тебя. Как ты думаешь, ты можешь мне довериться?

Она неуверенно кивнула.

— Ты можешь мне сказать, что тебя напугало?

Она покачала головой из стороны в сторону.

— Значит, не скажешь. Тогда, может быть, покажешь мне? Ты что-то писала в дневнике?

— Нет. Это Лори писала. — Ее голос был тихий, грустный и совсем детский.

— Писала Лори, но ты, наверное, могла прочесть, что она писала?

— Не все. Я только учусь читать.

— Ну хорошо. Покажи мне, что делала Лори.

Она взяла воображаемую ручку, сделала движение, словно открыла блокнот, и начала писать в воздухе. Помедлив, она, будто задумавшись, подняла ручку, огляделась, и затем ее рука стала переворачивать воображаемую страницу.

Ее глаза округлились, рот открылся в немом крике. Подпрыгнув на стуле, она отшвырнула от себя тетрадь и словно начала что-то рвать. Она делал резкие движения руками с искаженным от ужаса лицом.

Неожиданно остановившись, она уронила руки и закричала:

— Дебби, ну-ка иди отсюда! Послушай, доктор, хоть эта малышка мне порядком надоела, но я все-таки забочусь о ней. Лучше сожги эту фотографию, ясно тебе? Только, чтобы она больше ее не видела.

Кейт взяла бразды правления в свои руки.

В конце сеанса за Лори пришел дежурный ассистент.

— Ты сможешь еще прийти попозже? — умоляющим тоном спросила Лори Сару.

— В любое время, когда разрешит доктор Донелли.

Когда Лори ушла, Джастин протянул фотографию Саре.

— Вы здесь видите что-нибудь, что могло бы ее напугать?

Сара внимательно посмотрела на нее.

— Трудно что-то разобрать из-за мелких кусочков и засохшего клея. Судя по тому, как она сжалась, видно, что ей холодно. В библиотеке есть фотография, на которой она в том же купальнике, но со мной. Тот снимок сделан за несколько дней до ее похищения. И именно этот купальник был на ней, когда она исчезла. Вы думаете, это могло вызвать у нее страх?

— Очень возможно. — Доктор Донелли убрал фотографию в папку. — Сегодня она будет занята. Утром у нее психотерапия, а во второй половине дня она займется дневником. Лори по-прежнему отказывается от традиционных тестов. В перерыве между сеансами у меня будет возможность побеседовать с ней. Надеюсь, настанет такой момент, когда она согласится поговорить со мной без вас. Я думаю, такое случится.

Сара встала.

— В какое время мне прийти?

— Сразу после ужина, в шесть часов вас устроит?

— Конечно.

Уходя, Сара прикидывала время. Был почти полдень. Если повезет, то к часу она будет дома. Чтобы не попасть в час пик, ей нужно будет выехать в Нью-Йорк не позже половины пятого. Таким образом, она могла поработать дома три с половиной часа.

Проводив ее до двери приемной, Джастин смотрел ей вслед. Стройная, она шла прямо, с большой сумкой через плечо, высоко держа голову. «Крепись, девочка», — думал он. Провожая ее глазами, пока она шла по коридору, он увидел, как она сунула обе руки в карманы, словно ей неожиданно стало холодно и она хотела согреться.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

68

Большое жюри, собравшееся 17 февраля, без особых колебаний предъявило Лори обвинение в умышленном преднамеренном убийстве Элана Гранта. Судебное заседание было назначено на 5 октября.

На следующий день Сара встретилась с Брендоном Моуди в «Соларисе», популярном ресторанчике за углом здания окружного суда. Входившие туда судьи и адвокаты останавливались, чтобы поговорить с Сарой. «Не так она должна с ними встречаться, — думал Брендон, — а пообедать с ними, пококетничать».

Все утро Сара провела в библиотеке суда, изучая случаи защиты невменяемых и умственно неполноценных подсудимых. Брендон видел тревогу в ее глазах, замечая, что, как только очередной знакомый отходил от нее, улыбка сразу сползала с лица Сары. Она выглядела бледной и осунувшейся. Он обрадовался тому, что она заказала себе довольно плотный обед, и не мог удержаться, чтобы не высказаться по этому поводу.

— Я не получаю от еды никакого удовольствия, но не могу позволить себе свалиться в такой ситуации, — грустно усмехнувшись, сказала Сара. — А вы как, Брендон? Чем вас кормили в студенческом городке?

— Известно чем. — Он с удовольствием откусил от своего чизбергера. — Пока похвастаться нечем, Сара. — Он достал свои записи. — Основным, и, скорее всего, наиболее опасным свидетелем является Сюзан Граймз, живущая в комнате напротив Лори. Это та, которой ты пару раз звонила. Она заметила, как, начиная с октября, Лори стала куда-то по вечерам уходить, между восемью и девятью часами, и возвращаться не раньше одиннадцати. В эти вечера Лори выглядела совсем иначе, довольно сексуально: она была сильно накрашена, с невообразимой прической, в джинсах, заправленных в сапожки на высоких каблуках, — совсем не похожа на себя. Она уверена, что Лори встречалась с каким-то парнем.

— А есть ли какое-нибудь свидетельство того, что она встречалась именно с Эланом Грантом?

— Мы можем посмотреть по датам отдельных писем, которые она ему писала, они этого не подтверждают, — откровенно сказал Моуди. Он вытащил свой блокнот. — Шестнадцатого ноября Лори писала о том, как ей было хорошо в объятиях Элана накануне. Накануне была пятница. Пятнадцатое ноября, когда Элан и Карен Грант были вместе на факультетском вечере. Подобные фантазии относятся и ко второму декабря, и к двенадцатому, и к четырнадцатому, и к шестому января, и к одиннадцатому — я мог бы продолжать так до двадцать восьмого января. Я рассчитывал доказать, что Элан Грант соблазнял ее. Мы знаем, что она бывала возле его дома, но у нас нет доказательств, что он знал об этом. На самом деле все свидетельствуют об обратном.

— Значит, вы хотите сказать, что все это происходило лишь в фантазиях Лори, что у нас нет ни малейшего намека на то, что Грант мог воспользоваться ее стрессовым состоянием?

— Я хотел бы еще кое с кем побеседовать, с преподавательницей, которая по болезни отсутствовала. Ее зовут Вера Уэст. До меня дошли кое-какие слухи о ее отношениях с Грантом.

Все знакомые звуки, которые раньше были приятной частью ее рабочего дня, — приглушенные голоса, смех, стук расставляемой на столах посуды — весь этот фон внезапно показался ей раздражающим и чужим. Она понимала, что имел в виду Брендон Моуди. Если Лори придумала все свои свидания с Эланом Грантом, если в отсутствие своей жены Элан стал ухаживать за другой женщиной, а Лори узнала об этом, это еще больше укрепило бы уверенность прокурора в том, что она убила его из ревности.

— Когда вы поговорите с Верой Уэст? — спросила она.

— Надеюсь, скоро.

Допив остатки кофе, Сара попросила счет.

— Я, пожалуй, поеду. Мне нужно встретиться с теми, кто собирается купить наш дом. Ни за что не угадаете, кто это. Миссис Хоккинс, приезжавшая смотреть дом, оказалась женой преподобного Бобби Хоккинса.

— А кто это? — спросил Брендон.

— Это тот новый эмоциональный проповедник, который ведет программу «Церковь в эфире». В этой передаче принимала участие мисс Перкинс. Она сказала тогда, что человек, с которым много лет назад она увидела в ресторане Лори, звали Джим.

— А, это тот шарлатан. А как случилось, что он вдруг решил купить ваш дом? Интересное совпадение, учитывая то, что здесь еще примешивается и эта Перкинс.

34
{"b":"14372","o":1}