ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У тебя верный глаз, Джим. Позавчера, провожая доктора Чандлер до дверей, я заметил, что у нее есть ваза, очень похожая на эту, только поменьше. Я подумал, что вместе они могут составить прекрасный ансамбль. А теперь давай поторопимся, я уже опаздываю на ленч в «Плазу».

......

В половине третьего Алекс вновь сидел за письменным столом в помещении Семейного фонда Райтов. Без четверти три секретарша известила его, что звонит Диана Чандлер Гарриман.

— Соедините, Элис, — сказал он, не сдержав удивления.

В кокетливо-оживленном голоске Ди тем не менее угадывались извиняющиеся нотки.

— Алекс, вы сейчас наверняка раздаете страждущим пять или шесть миллионов долларов, но я отвлеку вас только на минутку.

— Я не раздавал столько денег за раз со вчерашнего дня, — заверил он ее. — Что я могу для вас сделать?

— Надеюсь, это несложно. Сегодня на рассвете меня вдруг осенило — пора мне возвращаться в Нью-Йорк. Партнеры по модельному агентству готовы выкупить мою долю. Соседка умирает от желания получить мою квартиру, она выкупит ее в один миг, с руками отхватит. Вот потому-то я и звоню. Не могли бы вы порекомендовать хорошего агента по недвижимости? Мне нужно подыскать хорошую кооперативную квартиру, четыре-пять комнат на восточной стороне, где-то между Пятой и Парк-авеню в районе Семидесятых улиц.

— Боюсь, я мало чем смогу вам помочь, Ди. Я всю жизнь прожил в доме, в котором родился, — сказал Алекс. — Но могу поспрашивать, может быть, кто-то знает надежного агента.

— О, благодарю вас! Мне так не хотелось вас беспокоить, но у меня было такое чувство, что вы не станете возражать. Я прилетаю завтра после полудня. В пятницу я уже могла бы начать поиски.

— К тому времени я найду вам агента.

— Прекрасно. Сообщите мне его имя за коктейлем завтра вечером. Я угощаю.

Она повесила трубку, прежде чем он успел ответить. Алекс Райт откинулся в кресле. Подобного осложнения он не ожидал. Он явственно различил холодок в голосе Сьюзен, когда сказал, что пригласил ее сестру на банкет в библиотеке. Вот почему он послал ей сегодня цветы и даже сам позаботился их выбрать, чтобы букет получился особенным.

— Мне это нужно? — пробормотал он вслух.

Потом Алекс вспомнил любимое поучение отца: любую негативную ситуацию можно обернуть себе на пользу. «Весь вопрос в том, — мрачно подумал Алекс, — как это сделать в данном конкретном случае».

50

Джейн Клаузен вошла в больничную палату с чувством усталого смирения. Как она и предполагала, врач настоял, чтобы она немедленно прошла новый курс лечения. Раковая опухоль, неизменно выходившая победительницей в битве с ее телом, явно вознамерилась лишить ее времени и сил, столь необходимых, чтобы завершить все свои земные дела. Джейн хотела бы сказать: «Никакой больше химиотерапии», но она еще не готова была умереть... еще не вполне готова. Не покидало ощущение, что осталось незаконченное дело, на исход которого она может повлиять, если только успеет. У нее появилась робкая надежда узнать правду о судьбе Регины. Если бы только женщина, позвонившая в программу доктора Чандлер, все-таки появилась и показала фотографию мужчины, подарившего бирюзовое кольцо с надписью «Ты мне принадлежишь», им было бы с чего начать. Наконец-то.

Джейн разделась, повесила одежду в шкафчик и надела ночную рубашку и халат, упакованные Верой. Новый курс химиотерапии предполагалось начать на следующее утро.

Когда подали обед, она взяла только чашку чая и сухарик, потом легла в постель, приняла болеутоляющее и начала дремать.

— Миссис Клаузен.

Она открыла глаза и увидела лицо участливо склонившегося Дугласа Лейтона.

— Дуглас...

Джейн сама не знала, рада ли она его приходу, и все же его явная тревога была ей приятна.

— Я позвонил вам домой — нужна ваша подпись на налоговой декларации. Когда мне сказали, что вы здесь, я приехал прямо сюда.

— Мне казалось, что я все уже подписала на заседании, — пробормотала она.

— Боюсь, вы пропустили одну страницу. Но это может подождать. Не хочу тревожить вас в такую минуту.

— Глупости. Давайте сюда.

«Я плохо себя чувствовала на заседании, — подумала Джейн. — Удивляюсь, как я не пропустила больше».

Она достала очки и взглянула на протянутый им бланк.

— Да, теперь я вижу. — Она взяла у Дугласа перо и поставила подпись на пунктирной линии, стараясь, чтобы рука не дрожала.

В тот же вечер, лежа в постели при тусклом свете больничного ночника, Джейн Клаузен думала о том, как Дуглас похож на Лейтонов, которых она знала в Филадельфии. Прекрасная семья. И тем не менее с какой готовностью она вчера дала волю подозрениям насчет него! «Интересно, в чем тут дело?» — подумала она. Болезнь и бесконечные лекарства, что ей приходилось принимать, лишали ее способности судить здраво. Завтра она позвонит доктору Чандлер и скажет, что ее подозрения были беспочвенными. Теперь она твердо уверена, что заблуждалась и была несправедлива к Дугласу.

— Вам что-нибудь принести, миссис Клаузен?

— Ничего не нужно, но спасибо, Дуглас.

— Могу я заглянуть к вам завтра?

— Сначала позвоните. Возможно, я буду не в состоянии принимать визитеров.

— Я понимаю.

Джейн Клаузен почувствовала, как он поднимает ее руку и легко касается губами.

Она заснула раньше, чем он на цыпочках вышел из комнаты, но даже если бы она не спала, в полумраке больничной палаты, скорее всего, не разглядела бы самодовольной усмешки на его лице.

51

После второго звонка в передачу «Спросите доктора Сьюзен» Тиффани была донельзя довольна собой. Ей удалось сказать именно то, что она хотела, и теперь оставалось только надеяться, что кто-то расскажет о ее звонке Мэтту. И она не сомневалась, что босс Тони Сепедди будет в восторге, когда узнает, что она сумела замолвить в эфире словечко за «Грот».

Тут вдруг ее поразила внезапная мысль: а вдруг Мэтт появится в «Гроте» сегодня вечером? Тиффани критически изучила свое отражение в зеркале. Давно уже пора подкрасить волосы: черные корни так и бросались в глаза. «Не волосы, а железнодорожные рельсы», — подумала она. И челка слишком отросла. «Он еще примет меня за болонку», — сказала себе Тиффани, набирая номер парикмахера.

— Тиффани! Господи боже, мы только о тебе и говорим. Вчера одна дама сказала, что ты выступала в программе «Спросите доктора Сьюзен», так мы сегодня ее включили. Я, как тебя услышала, сразу всем велела рты закрыть. Мы даже фены повыключали. Ты выступила просто потрясающе. Так естественно, так мило! И вот что я тебе скажу: передай своему боссу в «Гроте», чтобы дал тебе прибавку.

На вопрос Тиффани, нельзя ли принять и обслужить ее немедленно, было получено столь же незамедлительное согласие.

— Приходи прямо сейчас. Ты же у нас теперь знаменитость. Стало быть, и выглядеть должна соответственно.

Сорок пять минут спустя Тиффани уже сидела в кресле перед большим зеркалом с намазанными краской волосами и ждала, чтобы цвет закрепился. Домой она попала в двадцать минут пятого. Блестящие светлые волосы щекотали плечи, ногти, по совету маникюрши Джилл, были выкрашены темно-синим лаком. Джилл заверила ее, что это «самый писк».

«Через пятнадцать минут надо будет вылететь отсюда как из пушки», — напомнила себе Тиффани. Реклама рекламой, но опоздать на работу Тони не даст, у него с этим строго.

И все же она позволила себе немного задержаться, отглаживая блузку и юбку, которые ей очень шли. Если Мэтт вдруг придет, после закрытия в полночь они могут пойти в какое-нибудь более приятное местечко и выпить по коктейлю...

Тиффани задумалась, стоит ли надевать кольцо, сделавшее ее знаменитостью, и в последний момент все-таки решила надеть. Если Мэтт придет и упомянет о кольце, она не будет поднимать шум по этому поводу. Просто небрежно, как бы невзначай, покажет, что кольцо на ней...

Только она открыла дверь, чтобы выйти из квартиры, как зазвонил телефон. «Пусть звонит, — подумала Тиффани, — нет у меня сейчас времени на разговоры».

35
{"b":"14375","o":1}