ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ту пленку, которую Джастин якобы не заказывал? Нет.

— Тот экземпляр, что у меня был, я вчера оставила в полиции, — пояснила Сьюзен. — Я закажу для вас еще один. Сама-то я уверена, что позвонила именно Кэролин Уэллс, но я хочу, чтобы вы подтвердили, что на пленке записан ее голос. А теперь позвольте рассказать вам, о чем шла речь.

Описывая разговор об исчезновении Регины Клаузен с круизного лайнера и звонок от слушательницы, представившейся Карен, Сьюзен внимательно следила за растущей озабоченностью на лице Памелы Гастингс.

Когда она закончила, Памела сказала:

— Мне нет нужды прослушивать пленку. Вечером в прошлую пятницу я своими глазами видела бирюзовое кольцо с этой надписью. Кэролин сама мне его показала.

И она кратко рассказала Сьюзен о своем сороковом дне рождения.

Сьюзен открыла боковой ящик стола и вытащила сумку.

— Мать Регины Клаузен слушала передачу и услышала звонок Кэролин. Потом она позвонила мне и пришла сюда с сувенирным кольцом, найденным среди вещей ее дочери. Взгляните, будьте добры.

Она открыла сумку, отыскала бумажник и извлекла колечко с бирюзой. Памела Гастингс побледнела. Она даже не сделала попытки взять кольцо у Сьюзен, она замерла, не сводя с него глаз. Наконец она справилась с собой.

— Оно выглядит в точности как то кольцо, которое показала мне Кэролин. Внутри ободка есть гравировка с надписью «Ты мне принадлежишь»?

— Да. Вот возьмите, взгляните внимательнее.

Памела отрицательно покачала головой:

— Нет, я не хочу к нему прикасаться. Вы психолог, и вы, наверное, сочтете меня ненормальной, но у меня есть дар — или проклятие — прорицания, ясновидения, экстрасенсорного восприятия, называйте, как хотите. В тот вечер, когда я прикоснулась к кольцу Кэролин, я предупредила, что оно может стать причиной ее смерти.

Сьюзен ободряюще улыбнулась.

— Мне бы и в голову не пришло считать вас ненормальной. Я глубоко уважаю тот дар, о котором вы говорите. И хотя я не понимаю, каков его механизм, я убеждена, что он существует. Прошу вас, скажите, о чем говорит вам это кольцо?

И она снова протянула его Памеле. Та отшатнулась и отвернулась.

— Простите, я не могу до него дотронуться.

Сьюзен получила ответ, которого ожидала: это кольцо тоже было предвестником смерти. Наступило тяжелое молчание, и нарушила его Сьюзен:

— В голосе Кэролин Уэллс слышался неподдельный страх, когда она звонила мне в понедельник. Буду с вами откровенна: сложилось впечатление, что она боится своего мужа. Капитан полиции, прослушавший пленку, пришел к тому же выводу.

Памела долго молчала.

— Джастин ведет себя как собственник по отношению к Кэролин, — тихо сказала она.

Сьюзен стало ясно, что Памела Гастингс решила быть очень осторожной в выборе слов.

— Он настолько ревнив, что может причинить ей боль?

— Я не знаю. — Теперь каждое слово она произносила с трудом. — Кэролин без сознания. Когда она придет в себя — если придет в себя, — возможно, мы получим совершенно иною картину случившегося, но я должна вам сказать, что она вроде бы зовет кого-то.

— Вы хотите сказать — кого-то, кого вы не знаете.

— Несколько раз она вполне отчетливо произносила «Уэн». А сегодня рано утром, по утверждению медсестры, она сказала «О, Уэн».

— Вы уверены, что это имя?

— Вчера я спросила ее об этом. Я держала ее за руку, и она сжала мою ладонь. Честно говоря, на минуту даже показалось, что она вот-вот придет в себя.

— Памела, я знаю, нам обеим уже пора, но я должна задать вам еще один вопрос, и притом немедленно, — сказала Сьюзен. — Как вы думаете, Джастин Уэллс способен убить жену в приступе ревности?

Памела на минутку задумалась.

— Я думаю, он был способен на это раньше, — ответила она. — Может быть, и сейчас способен, не знаю. С самого понедельника он абсолютно невменяем, а теперь его вызвали в полицию на допрос.

Сьюзен вспомнила о Хильде Джонсон, пожилой женщине, утверждавшей, что она видела, как кто-то толкнул Кэролин Уэллс на мостовую. Через несколько часов сама Хильда Джонсон была убита.

— Вы были в больнице с Джастином Уэллсом в понедельник вечером?

Памела Гастингс кивнула.

— Я приехала в половине шестого вечера в понедельник и пробыла там до шести утра вторника.

— Он был там все это время?

— Конечно, — ответила Памела и вдруг заколебалась. — Нет, погодите, вообще-то не все время. Я помню, что когда Кэролин привезли из хирургии, примерно в десять тридцать вечера, Джастин пошел прогуляться. Он опасался, что у него начнется мигрень, ему захотелось на свежий воздух. Но я точно помню, что он отсутствовал гораздо меньше часа.

Хильда Джонсон жила всего в двух кварталах от больницы Ленокс-Хилл, вспомнила Сьюзен.

— Как выглядел Джастин, когда вернулся в больницу? — спросила она.

— Гораздо спокойнее, чем раньше. — Памела задумалась. — Пожалуй, он стал даже чересчур спокойным. Я бы сказала, у него был чуть ли не контуженный вид.

62

В девять тридцать утра в четверг капитан Том Ши вновь допрашивал свидетеля Оливера Бейкера у себя в кабинете в здании 19-го полицейского участка. На этот раз Бейкер заметно нервничал.

— Капитан, Бетти, моя жена, вся на нервах с тех пор, как вы позвонили вчера вечером. Она уже начала думать, что вы подозреваете, будто я толкнул ту бедную женщину, и вы пытаетесь таким образом меня разговорить. Чтобы я запутался и выдал себя.

Ши заглянул в лицо Бейкеру и заметил, что тот поминутно жмурится, втягивает свои пухлые щеки, поджимает губы, словом, ведет себя так, будто вот-вогждет удара по лицу.

— Мистер Бейкер, — с мученическим терпением проговорил Ши, — вас пригласили только для уточнения ваших показаний. Может быть, вы еще что-то вспомните? Любая деталь, даже незначительная, может оказаться полезной.

— Так я не под подозрением?

— Безусловно, нет.

Бейкер испустил полный драматизма вздох облегчения.

— А можно... Ничего, если я позвоню Бетти прямо сейчас? Когда я уходил, у нее был приступ паники.

Ши поднял телефонную трубку.

— Ваш номер? — Он набрал номер, и когда ему ответили, сказал в трубку: — Миссис Бейкер? Хорошо, что я вас застал. Это говорит капитан Ши из 19-го участка. Хочу лично заверить вас, что я пригласил вашего мужа еще раз зайти исключительно потому, что он ценный свидетель, который очень помог нам в расследовании. Бывает, что свидетели вспоминают мелкие детали через несколько дней после инцидента. Поэтому мы надеемся еще что-то узнать от Оливера. А теперь желаю вам всего хорошего и передаю ему трубку.

Оливер Бейкер с ослепительной улыбкой взял у Ши трубку.

— Ты слышала, дорогая? Я ценный свидетель! Конечно, если девочки позвонят из школы, можешь им передать, что их папа не кончит свои дни в кутузке. Ха-ха. Не сомневайся, буду дома как штык, прямо с работы. Пока.

«Надо было подержать его в неизвестности», — подумал Ши, кладя трубку на рычаг.

— А теперь, мистер Бейкер, давайте припомним кое-какие факты. Вы сказали, что видели, как кто-то взял у миссис Уэллс конверт?

Бейкер покачал головой.

— Не «взял». Как я уже говорил, мне показалось, что он пытается ее поддержать и подхватить выпавший у нее из-под мышки конверт.

— И вы ничего не можете сказать о внешности этого мужчины? Вы даже не взглянули на его лицо?

— Нет. Та женщина — миссис Уэллс — полуобернулась. Я смотрел прямо на нее, потому что понял: что-то с ней не так, она потеряла равновесие. А потом конверт оказался в руке у этого мужчины.

— Вы уверены, что это был мужчина? — быстро спросил Ши. — Почему вы так уверены?

— Я видел его руку... ну, вы понимаете, кисть руки и рукав пальто.

— И что это было за пальто?

— Универсальный плащ. Но хорошего качества, это я вам точно говорю. Хорошая одежда говорит сама за себя. Я почти уверен, что это был плащ от «Берберри».

— "Берберри"?

— Точно.

43
{"b":"14375","o":1}