ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но на этот раз, когда он поднял голову, его лицо было мрачнее тучи.

— Я начинаю думать, что мы приносим беду тем, кто нам звонит, Сьюзен.

— Это ты к чему? — спросила она.

— А ты еще не слышала? Тиффани, официантка из ресторана в Йонкерсе, была зарезана вчера ночью, когда уходила с работы.

— Что? Как?

У Сьюзен возникло ощущение, будто на нее на полной скорости налетел грузовик. Она ухватилась за край стола Джеда, чтобы не упасть.

— Спокойно, только спокойно, — предупредил он, поднимаясь из-за стола. — Через пару минут тебе выступать в эфире. И надо быть готовой к тому, что многие слушатели будут звонить и спрашивать о ней.

«Тиффани, — подумала Сьюзен, вспоминая их телефонный разговор прошлой ночью. — Ей так хотелось вернуть своего дружка, ей было так больно, когда его мать позвонила и велела больше не болтать о нем. Мы с Доном Ричардсом говорили о том, как она, должно быть, одинока. О боже! Бедная девочка».

— Помнишь, как ты пыталась ее остановить, чтобы она не говорила, где работает? — спросил Джед. — Что ж, похоже, какой-то парень явился туда специально, чтобы на нее поглазеть. Начал к ней приставать. Разозлился, когда она велела ему отстать. Отпетый тип. Уголовное досье длиной в милю.

— Они уверены, что это он? — спросила Сьюзен, все еще пребывавшая в шоке.

— Насколько я знаю, полиция приперла его к стенке, — ответил Джед. — Хотя вряд ли он признался хоть в чем-нибудь на данный момент. Давай, нам пора в студию. Я принесу тебе кофе.

Сьюзен сама не знала, как ей удалось продержаться до конца программы. Как и предсказывал Джед, линии были переполнены звонками насчет Тиффани. По предложению Сьюзен, в рекламном перерыве Джед позвонил в «Грот», и она поговорила с хозяином, Тони Сепедди.

— Джоуи, наш бармен, просил Тиффани подождать, сказал, что проводит ее до машины. Но тут нагрянули клиенты, ему пришлось ими заняться, а она ушла, — объяснил Сепедди прерывающимся от волнения и горя голосом. — Он, как увидел, что ее нет, тут же выбежал на двор проверить, все ли в порядке, и заметил, как какой-то парень убегает в сторону бензоколонки. К тому времени, как они нашли тело Тиффани, парень успел смыться, но Джоуи почти уверен, что это тот самый, который приставал к ней в баре.

«Того ли они взяли? Похоже, что этот случай связан с другими, — подумала Сьюзен. — Кэролин Уэллс позвонила мне, а через несколько часов попала под машину. Она жива, но еле-еле. Хильда Джонсон объявила на весь свет, что видела, как кто-то толкнул Кэролин Уэллс, и через несколько часов ее зарезали. Тиффани видела мужчину, покупавшего бирюзовое кольцо с надписью „Ты мне принадлежишь“, и сказала об этом по телефону. И вот теперь ее тоже зарезали. Совпадение? Вряд ли. Но кто убил Тиффани? Человек, которого задержала полиция? А Хильду Джонсон? И неужели это он толкнул под колеса Кэролин Уэллс?»

Заканчивая программу, Сьюзен сказала слушателям:

— Я благодарна вам за звонки. Хотя Тиффани позвонила всего дважды, все мы успели узнать ее за это короткое время. И теперь я не сомневаюсь, что многие из вас переживают то же горькое чувство утраты, которое охватило меня. Если бы только Тиффани подождала несколько минут, чтобы бармен мог проводить ее к машине! В нашей жизни есть множество «если бы», но из этой ситуации мы должны извлечь урок. Можно лишь гадать, пошел ли убийца Тиффани в этот бар именно потому, что она назвала в эфире место своей работы. Но если догадка верна, эта трагедия лишний раз подтверждает, что мы ни в коем случае не должны разглашать во всеуслышание наши домашние и служебные адреса.

Сьюзен почувствовала, что голос у нее прерывается, когда в заключение сказала:

— Прошу вас всех помолиться за Тиффани и ее семью. Наше время истекло. Я вернусь к вам завтра.

По окончании передачи она немедленно вернулась в свою приемную. Ей нужно было просмотреть анамнез пациента, назначенного на час дня, но еще до этого она надеялась успеть сделать несколько важных телефонных звонков.

Полная раскаяния Дженет сказала ей, что дважды звонил Алекс Райт.

— Вы велели принимать сообщения, пока говорили с доктором Гастингс, а потом ушли так поспешно, что я не успела сказать, чтобы вы ему перезвонили. И тогда он оставил второе сообщение.

— Понятно.

Первое сообщение содержало просьбу перезвонить Алексу до начала программы. Второе сообщение Сьюзен перечитала дважды. «Сестра, — подумала она, — я люблю тебя, но всему есть предел. Ты не только выцыганила приглашение на званый ужин в субботу, но сумела подстроить свидание с ним сегодня вечером».

На глазах у Дженет Сьюзен порвала обе записки и выбросила клочки в мусорную корзинку.

— Доктор Чандлер, прошу вас, передайте мистеру Райту, что мне очень жаль, но я просто не успела сказать вам о его первом звонке. Он на меня страшно рассердился.

Сьюзен призналась себе, что ей приятно это слышать. На душе стало легче от того, что он рассердился, хотя она точно знала, что не составит компанию Алексу и Ди в этот вечер.

— Если он еще раз позвонит, я ему передам, — сказала она нарочито безразличным тоном.

Она проверила время: половина первого. Значит, есть еще полчаса перед визитом пациента. Сьюзен решила выкроить из этого запаса десять минут на звонки.

Первым долгом она позвонила в полицию Йонкерса. Еще со времени работы в конторе окружного прокурора в Уэстчестере у нее сохранились связи с несколькими детективами, и она дозвонилась до одного из них — Пита Санчеса. Сьюзен объяснила, почему ее так интересует дело об убийстве Тиффани Смит.

— Пит, у меня просто сердце разрывается при мысли, что она умерла из-за того, что говорила со мной в эфире.

От Санчеса она узнала, что полиция убеждена в виновности задержанного. Они считали, что это лишь вопрос времени: рано или поздно Шарки Дайон — так звали подозреваемого — во всем сознается.

— Ясное дело, он все отрицает, Сьюзен, — сказал Пит. — Все они поначалу отпираются, сама знаешь. У нас есть свидетель. Один парень как раз входил в «Грот», когда этого мерзавца выставили за дверь. Так вот, он слышал, как Шарки бормотал, что вернется и разберется с ней.

— Это еще не доказывает, что он ее убил, — возразила Сьюзен. — Орудие убийства нашли?

Пит Санчес вздохнул:

— Пока нет.

Тогда она рассказала ему о бирюзовых кольцах, но его это не заинтересовало.

— Ладно, скажи мне, как с тобой связаться. Я дам знать, когда Дайон поставит свою подпись на пунктирной линии. И не убивайся ты из-за ее смерти. Настоящей виновницей в этой истории является наша система условно-досрочного освобождения. Если бы не выпускали из тюрьмы таких гадов со списком судимостей длиной в мою руку, ничего бы не было. Этот сукин сын отсидел всего восемь лет, а дали ему двадцать пять! А знаешь, за что? Непредумышленное убийство!

Ему не удалось убедить Сьюзен. Она повесила трубку и еще с минуту просидела перед телефоном в глубокой задумчивости. "Связующим звеном между произошедшими событиями является бирюзовое колечко, — подумала она. — У Регины Клаузен было такое кольцо, и она умерла. У Кэролин Уэллс было такое кольцо, и она едва жива. Может и не выжить. У Тиффани было такое же кольцо, и она мертва. Памела Гастингс, умная, образованная женщина, утверждающая, что она наделена даром предвидения, не пожелала даже дотронуться до кольца Регины. Всего несколько дней назад она предупредила Кэролин Уэллс, что кольцо может стать причиной ее смерти. Вчера вечером Тиффани сказала, что ее кольцо погребено под тоннами куриных костей и объедков пиццы. Очевидно, оно в мусорном ведре. Но почему под тоннами? Может, она имела в виду «Дампстер»? — спросила себя Сьюзен. — А если да, логично предположить, что этот «Дампстер» находится на территории ресторана «Грот». Мысли Сьюзен неслись вихрем. Когда обычно опустошают «Дампстер» при «Гроте»? Может, полиция возьмет его под охрану в поисках орудия убийства?

Она набрала номер «Грота» и через минуту уже говорила с Тони Сепедди.

45
{"b":"14375","o":1}