ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первый отчет свидетельствовал в пользу Лейтона: он получил именно то образование, которое указывал во всех анкетах. Значит, он не из тех, что утверждают, будто учились в колледже, который на самом деле видели только на картинке. Но далее следовала информация, которая подтвердила имевшиеся у Криса подозрения. С Лейтоном явно что-то было не так. Он сменил четыре места работы после окончания юридического факультета, и, хотя у него были все данные, чтобы стать партнером какой-нибудь солидной фирмы, до сих пор этого так и не случилось.

Крис удивленно изогнул бровь, читая о финансовом положении Лейтона в настоящее время. Он, безусловно, занимал весьма завидное положение. Попечительство в Семейном фонде Клаузенов давало ему огромный потенциал, не говоря уж о перспективах получить непыльную и доходную работку после ухода на пенсию Хьюберта Марча, который уже сейчас обращался с ним как с престолонаследником. «Судя по тому, что мне говорила Сьюзен, перед миссис Клаузен он тоже стелется», — размышлял Райан.

Изучая отчеты, он подчеркнул маркером некоторые места, требовавшие дальнейшего расследования. Один существенный момент сразу бросался в глаза: при том, что работа Лейтона заключалась, с одной стороны, в сбережении, а с другой стороны, в распределении значительных сумм (за это ему и платили), у него самого, похоже, не было ни гроша за душой.

«В чем тут загвоздка? — удивился Крис. — Парню за тридцать, холост, никаких финансовых обязательств вроде бы нет. Работал на солидные фирмы за хорошие бабки, а поглядеть на него — так он просто нищий. Машину водит по доверенности, квартиру снимает. На счетах денег в обрез на покрытие месячных расходов. Ни следа сберегательного счета. Что же Лейтон делает со своими деньгами? — спросил он себя. — Не исключено, конечно, что он наркоман. Если так, скорее всего, как большинство наркоманов, он находит средства на свой кайф. И, уж конечно, не из зарплаты».

Крис мрачно ухмыльнулся. Первоначального материала хватало с головой, чтобы оправдать более углубленное расследование. Ох, до чего же он любил этот момент — когда чуешь след и бросаешься в погоню! «Позвоню-ка я Сьюзен, — решил он. — Она предпочитает быть в курсе с самого начала. И наверняка будет довольна, когда узнает, что оказалась права насчет Дугласа Лейтона: что-то подгнило в Датском королевстве».

75

Когда Сьюзен пришла в приемную, на автоответчике ее ждало сообщение от Пита Санчеса. С торжеством она прослушала известие о том, что они нашли кольцо. «Это может оказаться очень важным», — подумала она.

Она с минуту посидела за столом, мысленно составляя кусочки головоломки. Возможно, кольца и не были ключом к раскрытию преступления, но они являлись связующим звеном между всеми жертвами. И если она права, смерть Тиффани была вызвана не тем, что у нее было такое кольцо, а опасением, как бы она не опознала человека, купившего несколько таких же колец в сувенирной лавочке в Гринвич-Виллидж.

«Попробую изложить свою теорию Питу, а там посмотрим, что будет», — решила Сьюзен, берясь за телефон.

По голосу Санчеса было слышно, что он пребывает в превосходном настроении.

— В конторе окружного прокурора допрашивают подозреваемого, — радостно сообщил он. — Один из моих осведомителей навел нас на пару свидетелей, слышавших, как он расписывал, что собирается сделать с Тиффани. Так прямо и сказал, что возвращается в «Грот» и задаст ей жару. Он расколется. Ладно, что там с этим паршивым колечком?

Сьюзен старалась как можно тщательнее подбирать слова.

— Пит, возможно, я глубоко заблуждаюсь, но мне кажется, что эти бирюзовые кольца имеют самое непосредственное отношение к делу. Одно из них было найдено среди личных вещей женщины, пропавшей без вести три года назад. В понедельник мне на радио позвонила другая женщина и пообещала показать еще одно такое же кольцо. Мы считаем, что она потом передумала и решила послать кольцо по почте; она попала под машину в тот самый момент, когда направлялась в почтовое отделение. Полиция все еще расследует это дело, но, судя по всему, она не сама упала, ее толкнули. Тиффани обещала прислать свое кольцо, но передумала и решила оставить его у себя как воспоминание о былой любви. А потом она его выбросила, но тот, кто ее убил, об этом не знал, к тому же я не уверена...

— Сьюзен, — перебил ее Санчес, — парень, убивший Тиффани, арестован. Не понимаю, при чем тут кольцо с бирюзой. Мы знаем, что она говорила с тобой о своем бывшем дружке, парне по имени Мэтт Бауэр, и мы его проверили. В среду вечером он был с родителями в Вавилоне — гостил у своей невесты. Они обсуждали свадебные планы. Он уехал туда с родителями и с ними же вернулся много позже полуночи. Так что он чист.

— Поверь мне, Пит, это кольцо может оказаться очень важным. Оно у тебя?

— Прямо передо мной.

— Подожди минутку. — Сьюзен порылась в сумке и вытащила из бумажника кольцо, которое дала ей Джейн Клаузен. — Пит, ты не мог бы описать мне свое кольцо?

— Да ради бога. Кусочки бирюзы, влепленные в дешевый ободок. Сьюзен, таким колечкам цена грош за дюжину в базарный день.

— Внутри что-нибудь написано?

— Написано, но разобрать трудно. Ладно, тут говорится: «Ты мне принадлежишь».

Сьюзен рванула на себя верхний ящик стола и принялась рыться, пока не нашла лупу. Она поместила кольцо Регины Клаузен под лампу, чтобы рассмотреть его получше.

— Пит, у тебя лупа есть?

— Да, где-то тут лежала.

— Прошу тебя, сделай одолжение. Я хочу сравнить гравировку на кольцах. На том, что я держу в руке, большое заглавное "Т" с петлей, "д" и "л" тоже с широкими петлями.

— "Т" и "л" похожи, а вот "д" у меня без петли, — отрапортовал Пит. — Сьюзен, что происходит?

— Пит, прошу тебя, давай сделаем так, — умоляюще попросила Сьюзен. — Обращайся с этим кольцом как с материальной уликой, закажи в своей лаборатории увеличенные снимки со всех ракурсов и пришли их мне по факсу. И еще одно: я хочу сама поговорить с Мэттом Бауэром. Ты не дашь мне его номер телефона?

— Сьюзен, парень чист, — снисходительно заметил Пит.

— Я в этом ни минуты не сомневаюсь. Прошу тебя, Пит. Я же шла тебе навстречу, когда работала у окружного прокурора!

После минутного раздумья Санчес сказал:

— Карандаш есть? Пиши номер. — Когда Сьюзен повторила ему номер, чтобы убедиться, что записала правильно, он заговорил чисто профессиональным тоном: — Сьюзен, я уверен, что мы задержали убийцу Тиффани, но если у тебя появится что-то еще, я хочу об этом знать.

— Договорились, — пообещала Сьюзен.

Только она повесила трубку, как Дженет объявила, что ей звонит Крис Райан. Он рассказал ей все, что успел узнать о Дугласе Лейтоне, заключив свое сообщение следующим резюме:

— Сьюзи, мы идем по горячему следу.

«Ты даже сам не догадываешься, насколько ты прав», — подумала Сьюзен. — Мы идем сразу по нескольким горячим следам". Она попросила Криса держать ее в курсе и предупредила Дженет, что ждет важнейшего факса из Йонкерса.

76

В пятницу утром на короткий момент у Кэролин создалось впечатление, что она вроде бы приходит в себя. Ее сознание не совсем прояснилось, но как будто сосредоточилось на происходящем. Кэролин охватило странное ощущение: ей казалось, что она погрузилась в воду, ее несло течением в темной и мутной морской воде. Все вокруг было неясным и смутным. Даже боль — а боли было много — казалась какой-то расплывчатой. Боль разливалась по всему телу, словно стала его неотъемлемой частью.

Где же Джастин? Она ничего не понимала. Он был нужен ей. Что с ней случилось? Откуда взялась вся эта боль? Так трудно вспомнить... Он ей позвонил... Он рассердился на нее... Она рассказала о человеке, с которым познакомилась на корабле. Джастин позвонил ей...

— Джастин, не сердись... Я люблю тебя! — вскричала она. — У меня никогда никого не было!

53
{"b":"14375","o":1}