ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С какой стати? У него куча денег, на следующей неделе он отправляет Ди в круиз. Не надо быть такой гордой, Сьюзен. Считай, что эти деньги он тебе должен.

«Только что ты мне говорила, чтобы я не брала денег у отца», — мысленно напомнила ей Сьюзен.

— Мама, я только что вошла и, честно говоря, устала. Я перезвоню тебе завтра или в воскресенье. У тебя есть планы на выходные?

— Свидание вслепую, помоги мне бог. Хелен Эванс это устроила. Вот уж не думала, что в моем возрасте буду предвкушать нечто подобное.

Сьюзен улыбнулась, услыхав радостное оживление в голосе матери.

— Хорошие новости, — с жаром воскликнула она. — Развлекайся.

«Нет, сегодня одним душем не отделаться, — подумала она, вешая трубку. — После такого дня надо долго-долго отмокать в ванне. В моей душе, как и в теле, одно сплошное беспокойство, боль и раздражение».

Сорок минут спустя Сьюзен распахнула окна в спальне перед тем, как лечь. Выглянув на улицу, она заметила, что там пустынно, если не считать одинокого прохожего. Она едва различала его силуэт.

«Этому бедолаге никогда не победить в марафоне. Тащится как черепаха».

85

Несмотря на переутомление — а может быть, именно из-за него — Сьюзен не смогла крепко уснуть. Три раза за ночь она просыпалась и ловила себя на том, что напряженно прислушивается к раздающимся вокруг звукам, пытаясь понять, нет ли в квартире постороннего. В первый раз она проснулась, потому что ей показалось, что наружная дверь открывается. Ощущение было таким живым и острым, что Сьюзен поднялась с постели и подбежала к двери... только чтобы убедиться, что она заперта на засов. Чувствуя себя дурой, она тем не менее проверила запоры на окнах в гостиной, в кабинете и в кухне.

Она вернулась в спальню, все еще преследуемая ощущением смутной угрозы, но твердо решила не закрывать окно в спальне. «Ты живешь на третьем этаже, — сурово напомнила она себе. — Если только Человек-паук не поселился по соседству, вряд ли кто-то рискнет карабкаться по отвесной стене».

Температура за несколько ночных часов успела сильно понизиться, в комнате стоял ледяной холод. Сьюзен натянула одеяло под самый подбородок, вспоминая сон, который так ее встревожил и заставил проснуться. Во сне она видела, как Тиффани выбегает из дверей на скудно освещенный двор. Она держала в руке кольцо с бирюзой и выбросила его в ночной воздух. Из темноты появилась рука и подхватила кольцо, а Тиффани закричала: «Нет! Не отнимай его! Я хочу его сохранить. Вдруг Мэтт мне позвонит». Потом ее глаза округлились от ужаса, и она завизжала.

Сьюзен поежилась. «И вот теперь Тиффани мертва, потому что позвонила мне, — подумала она. — О боже, как жаль ее». Вдруг оконная рама задребезжала от порыва ветра. «Вот что меня разбудило», — догадалась Сьюзен и даже подумала, не подняться ли и не закрыть ли окно, но вместо этого поплотнее закуталась в одеяло и через несколько минут заснула.

Во второй раз она проснулась и вскочила с постели в полной уверенности, что у окна кто-то есть. «Возьми себя в руки», — приказала она себе, взбила подушку и натянула одеяло с головой.

В третий раз Сьюзен проснулась в шесть утра. Хотя она спала, ее ум бодрствовал, и она поняла, что во сне ее подсознание сосредоточилось на списке пассажиров «Сигодивы». Этот список она нашла среди вещей Кэролин Уэллс, и Джастин Уэллс разрешил ей его взять.

Когда она проснулась, ей вспомнилось имя Уэн, которое Кэролин написала на одном из ежедневных корабельных бюллетеней. Можно было не сомневаться, что это тот самый человек, который предлагал ей поехать с ним в Алжир. «Надо было сразу изучить список пассажиров, — попрекнула себя Сьюзен. — Мы знаем, что мужчина, с которым она сблизилась, был пассажиром, то есть его имя значится в списке».

Теперь она окончательно проснулась безо всякой надежды снова заснуть и решила прояснить мысли при помощи кофе. Когда кофе сварился, она принесла чашку в постель, села, подложив под спину подушки, и принялась изучать список. Скорее всего, «Уэн» — это сокращение от чего-то. Пробегая глазами список, Сьюзен сосредоточилась на таких именах, как Уэндольф или Уэнрайт, но таковых на борту не оказалось.

«Это ведь может быть и прозвище», — подумала Сьюзен. Среди пассажиров попадались возможные кандидаты, включая Уэнли и Уэнфри. Но и Уэнли, и Уэнфри были женаты и путешествовали вместе с женами.

Инициалы вторых имен пассажиров были указаны лишь в очень немногих случаях. Если мужчина, известный Кэролин под именем «Уэн», образовал свое прозвище от второго имени, список пассажиров ей ничем не поможет.

Сьюзен заметила, что когда речь шла о супружеских парах, имена в списке следовали друг за другом в алфавитном порядке, например, миссис Абигайль Джонс, а за ней мистер Роберт Джонс и так далее. Отбросив супружеские пары, Сьюзен прошлась по списку и отметила все мужские имена, не сопровождавшиеся женскими. Первым в таком укороченном списке оказался некий мистер Оуэн Адамс.

«Любопытно, — подумала она, обработав таким образом весь список пассажиров, — из шестисот человек на борту сто двадцать пять оказались одинокими женщинами и всего шестнадцать — мужчинами, путешествующими в одиночку». Это сильно сужало поиск.

Потом ее осенила еще одна мысль: нет ли среди вещей Регины Клаузен списка пассажиров «Габриэль»?

А если есть, возможно ли, что один из шестнадцати одиноких мужчин, которые плыли на «Сигодиве», был пассажиром и на «Габриэль»?

Отбросив одеяло, Сьюзен направилась в душ. «Пусть миссис Клаузен не в силах меня принять, я все-таки спрошу ее о списке пассажиров „Габриэль“, — решила она, — и если он был среди вещей Регины, попрошу ее распорядиться, чтобы экономка передала его мне».

86

Перышки на ветру. Перышки на ветру. Он чувствовал, как они разлетаются, пляшут в воздухе, дразнят его. Но теперь он знал наверняка, что ему никогда не собрать их все. «Спросите доктора Сьюзен, если вы в этом сомневаетесь», — раздраженно подумал он. Ему было жаль, что не существует способа ускорить осуществление его плана. Увы, было слишком поздно. Все необходимые шаги уже предприняты, ничего изменить нельзя. Он отправится в путь по расписанию, но потом повернет назад и ликвидирует ее.

Прошлой ночью, когда он шел мимо дома Сьюзен, она случайно подошла к окну. Он знал, что она никак не могла его разглядеть, но все-таки решил больше так не рисковать.

Вернувшись в Нью-Йорк, он найдет способ ее устранить. Он не станет ходить за ней по пятам, не толкнет под колеса, как Кэролин Уэллс. Тот способ оказался совсем ненадежным: хотя Кэролин и впала в кому, да и шансов на выздоровление у нее было вроде бы немного, но она осталась жива, а пока она жива, она представляет собой угрозу. Нет, он должен застать Сьюзен одну, как застал Тиффани, это будет лучше всего.

«Хотя существует и другой путь», — вдруг решил он.

Сегодня он под видом рассыльного осмотрит здание, в котором располагается ее приемная, изучит охрану в вестибюле и план ее этажа. День субботний, стало быть, в здании людей будет немного. Вот и хорошо. Чем меньше любопытных глаз, тем лучше.

Мысль об убийстве Сьюзен в ее собственной приемной воодушевила его. Он решил удостоить ее того же ритуала, каким сопровождался уход на тот свет Вероники, Регины, Констанции и Моники, той же смерти, которая ожидала его последнюю жертву — ту, что отправится в путь, чтобы «войти в джунгли, пронизанные дождем».

Он оглушит ее, свяжет, заткнет ей рот кляпом, а потом, пока она будет следить за ним, терзаемая страхом, не спеша развернет длинный полиэтиленовый мешок, медленно, дюйм за дюймом, натянет его ей на ноги и расправит по всему телу. Как только она окажется в полиэтилене по самую макушку, он запечатает мешок.

Внутри неизбежно останется немного воздуха — ровно столько, чтобы дать ей немного помучиться, подергаться... А как только он убедится, что полиэтилен начал прилипать к ее лицу и залеплять рот и ноздри, он уйдет. Увы, ему не удастся избавиться от тела Сьюзен, как он избавился от остальных. Остальных он либо закопал в песок, либо утяжелил тела камнями и утопил в мутных водах. А Сьюзен Чандлер ему придется оставить, но он будет черпать утешение в мысли о том, что, когда уберет ее с дороги, его следующая и последняя жертва разделит судьбу своих сестер в смерти и удостоится таких же похорон.

58
{"b":"14375","o":1}