ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Я знаю, что мне было не по себе в субботу вечером, — подумала Сьюзен. — Но в чем причина? Я думала, все дело в том, что рассказал мне Нэт Смолл про смерть Абдула Парки. Нэт Смолл... Он свидетель. Неужели Алекс и до него доберется?

— Алекс, — принялась уговаривать она, — убив меня, ты ничего не добьешься. Завтра мне на работу пришлют сотни новых фотографий. Ты не сможешь уничтожить их все. Полиция изучит все до единой. Они будут изучать людей на заднем плане.

— Перышки на ветру, — пробормотал Алекс, отмахнувшись от ее слов.

«Я должна до него достучаться», — сказала себе Сьюзен.

— Кто-нибудь узнает тебя, Алекс. Ты говорил, что не посещаешь крупные мероприятия, но в тот первый вечер, когда я согласилась поужинать с тобой, ты сказал, что познакомился с Региной Клаузен на торжественном банкете конференции «Промышленность будущего». Это грандиозное мероприятие! С того самого вечера меня одолевали сомнения на твой счет, Алекс.

— Перышки на ветру, — повторил он. — Но, Сьюзен, это же ты рассыпала мои перышки. Я знаю, долго мне не продержаться, но я завершу свою миссию, пока меня не остановили. Помнишь песню? «Войди в джунгли, пронизанные дождем». Знаешь, кто побывал сегодня в джунглях? Ди. Она была на экскурсии в сельве в Коста-Рике. Это все равно что джунгли. Завтра, когда твое тело найдут, все будут тебя оплакивать. Но это случится не раньше девяти утра. К тому времени мы с Ди будем завтракать в Панаме. Ее теплоход пристанет в восемь утра, и я нагряну к ней сюрпризом. Я подарю ей кольцо с бирюзой. Она отнесется к нему очень серьезно. — Он помолчал. — В сущности, Сьюзен, если хорошо подумать, я перед тобой в долгу. Ты мне очень помогла. Ты нашла для меня последнюю одинокую леди. Ди идеально подходит на эту роль.

Медленно, очень медленно он подтягивал мешок кверху. Полиэтилен уже закрывал ей подбородок.

— Алекс, ты болен, тебе нужна помощь, — сказала Сьюзен, стараясь удержать прорывающее в голосе отчаяние. — Удача тебе изменяет. Ты еще можешь спастись, если остановишься сейчас.

— Но я не хочу останавливаться, Сьюзен, — отрезал он.

Телефонный звонок заставил его вскочить на ноги. Они вместе напряженно вслушивались в голос Дона Ричардса, сообщавшего на автоответчик, что он едет к ней.

«Господи, хоть бы он добрался сюда поскорее», — взмолилась Сьюзен.

— Пора, — хладнокровно объявил Алекс Райт.

Внезапным, стремительным движением руки он натянул мешок ей на голову и мгновенно закрутил его. Потом он затолкал ее под стол.

Распрямившись, он полюбовался на дело своих рук.

— Ты умрешь задолго до того, как Ричардс попадет сюда, — пояснил он с небрежной уверенностью человека, делающего привычное дело. — Это займет минут десять. — Он сделал многозначительную паузу, чтобы до нее дошли его слова. — Регина продержалась десять минут.

108

— Слушайте, мистер, не я придумал дорожные пробки, — сказал Дону Ричардсу шофер такси. — Средний туннель на Манхэттене забит под завязку. Но это не новость.

— Вы же говорили по телефону с диспетчером. Разве он не обязан предупреждать вас о пробках? Неужели вы не могли ее объехать?

— Мистер, предположим, у какого-то парня погнулся бампер. Через полминуты — пожалуйста, дорожная пробка.

«Спорить с ним бесполезно, — подумал Дон, — и это не поможет мне быстрее туда добраться. Но так досадно сидеть тут без движения и слушать вой клаксонов! Сьюзен, секретарша должна была оставить тебе сообщение. Если ты слышала, что я сказал об Оуэне, ты меня дождешься. Так почему же ты не отвечаешь?»

— Прошу тебя, Сьюзен, — прошептал он, — будь там! Живая!

109

Небольшая порция воздуха, задержавшаяся в мешке, почти закончилась. У Сьюзен закружилась голова. «Дыши короткими, неглубокими глотками, — скомандовала она себе. — Экономь кислород».

«Воздуха! Воздуха!» — кричали ее легкие.

Ей вдруг вспомнилось одно из первых дел, над которым она работала, когда была заместителем окружного прокурора. Женщина была найдена мертвой с полиэтиленовым мешком на голове. «Я первая сказала, что это не может быть самоубийством, и я оказалась права. Эта женщина обожала своих детей и не могла уйти из жизни добровольно».

Грудь у нее мучительно болела, в висках пульсировало: «Не могу дышать. Не могу дышать».

«Не вздумай терять сознание», — яростно приказала она себе.

Когда женщину с мешком на голове обнаружили, лицо у нее было розовое. «Так убивает моноокись углерода», — объяснил медэксперт.

«Я не могу дышать. Я хочу спать». Она чувствовала, как сознание ускользает, она уже готова была сдаться.

«Ди. Завтра Алекс встретится с ней. Она станет его последней жертвой... Я засыпаю, — подумала Сьюзен. — Не могу бороться со сном.... Я не хочу умирать. Не хочу, чтобы Ди умерла».

Ее разум продолжал упорно бороться за жизнь, хотя воздуха уже не было. Она была зажата под столом. Внезапным толчком она вскинула ноги, уперлась в тумбу и сумела сдвинуться всем телом на несколько дюймов. Правым боком она чувствовала мусорную корзинку.

Мусорная корзинка! В ней лежали осколки разбитой вазы!

Задыхаясь, Сьюзен перекатилась на бок, почувствовала, как корзинка опрокинулась, услыхала, как рассыпались по полу осколки стекла. Она сумела повернуть голову. Корзинка откатилась.

На нее наваливалась темнота, но она из последних сил принялась отчаянно мотать головой из стороны в сторону. Ее пронзила внезапная боль, когда острые стеклянные осколки, зажатые между полом и ее телом, врезались в полиэтилен. Все плечо стало влажным и липким от крови, но она чувствовала, что края плотного полиэтиленового мешка начинают расходиться. Продолжая судорожно глотать воздух, она заметалась взад-вперед. Кровь из ран потекла сильнее, но в мешок слабыми струйками начал проникать свежий воздух.

Там, на полу в кабинете, Дон Ричардс нашел ее полчаса спустя. Она была почти без сознания, на виске остался страшный синяк, волосы запеклись от крови, порезы на спине сильно кровоточили, руки и ноги отекли и распухли от борьбы с веревкой. Повсюду валялись осколки стекла.

Но она была жива! Жива!

110

Алекс Райт ждал на пирсе, когда «Валери» подошла к причалу Сан-Блас во вторник утром. Было восемь часов. Он отправился в аэропорт прямо из приемной Сьюзен Чандлер и покинул Нью-Йорк накануне вечером. Интересно, что предпринял Дон Ричардс после того, как позвонил и попросил дождаться его? Скорее всего, махнул рукой, решив, что она его не дождалась. Алекс выключил весь свет, когда уходил, и запер двери. Итак, примерно через час ее тело обнаружит секретарша.

Многие пассажиры «Валери» высыпали на палубу. «Быть на борту корабля, когда он входит в порт... в этом есть нечто магическое, — решил он. — В этом есть нечто символичное, потому что каждый новый порт для кого-то знаменует конец пути».

Из этого порта Ди предстояло отправиться в свой последний путь. А он будет на пути в Россию. Именно там его настигнет трагическая весть о гибели обеих сестер, которые были у него в гостях на благотворительном ужине в субботу. Сьюзен говорила, что его могут опознать по фотографиям с круиза Регины. Исключить такую вероятность он не мог. Но в том круизе он изменил свою внешность и выглядел совершенно иначе, чем обычно. Неужели кому-то удастся опознать его без тени сомнения? «Навряд ли», — решительно успокоил себя Алекс.

Он увидел стоящую на палубе Ди. Она улыбалась и махала ему рукой. Или... она указывала на него?

Он вдруг заметил, как с обеих сторон из толпы выступили мужчины и окружили его. Потом до него донесся тихий густой бас:

— Вы арестованы, мистер Райт. Прошу вас пройти с нами. Сопротивление бесполезно.

Алекс Райт пожал плечами, стараясь не выдать удивления. Он повернулся крутом. С горькой иронией он осознал, что этот порт знаменовал конец пути для него самого.

* * *
72
{"b":"14375","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Краткая история времени. От Большого взрыва до черных дыр
Последний секрет
Дневник Анны Франк: графическая версия
Неправильная любовь
Энциклопедия скандинавских узоров для вязания спицами
Бесконечный Космос
Трактат о военном искусстве. С комментариями и объяснениями
Зависть кукушки
Он, она и пушистый детектив