ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руки сразу вспотели, и Стив услышал собственный хриплый голос:

— Нет… это не шутка. Это может быть важно. Сейчас приеду за пакетом, падре. И, пожалуйста, не говорите никому об этом.

— Конечно, мистер Петерсон, я подожду вас у себя дома.

Когда спустя полчаса Стив вернулся, Хью ждал его с магнитофоном наготове. В мрачном молчании они включили запись.

Раздался приглушенный хрип, потом голос Шэрон. Стив побледнел, и Хью схватил его за руку. Сообщение. Она повторяет сообщение, которое похититель дал ей. В чем она была не права? За что он должен ее прощать? Она так неожиданно замолчала. Как будто ее оборвали. Нил… Вот что это за хрипы. Нил задыхается в приступе астмы… Стив слушал запинающийся голос сына. Шэрон заботится о нем. Зачем он упомянул о матери? Почему сейчас?

Стив сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, прижал их к губам, пытаясь сдержать рыдания, сотрясавшие грудь.

— Вот и все. — Хью протянул руку к магнитофону. — Мы прослушаем запись еще раз.

Но не успел он нажать на «стоп», как зазвучал ей один голос. Мягкий, ласковый, мелодичный, приглашающий войти. «Как хорошо, что вы пришли. Заходите, заходите».

Стив вскочил. На него страшно было смотреть.

— Что это? — закричал Хью. — Кто это?

— О боже… Боже! Это моя жена… это Нина!

30

Хэнк Ламонт припарковал машину перед баром «Мельница» на Фэйрфилд-авеню в Карли. Снегопад снова усилился, резкие порывы ветра швыряли хлопья в лобовое стекло. Сощурив большие голубые глаза Хэнк вгляделся в плохо освещенный зал. Там было почти пусто. Наверное, из-за непогоды люди сидят по домам, но это даже к лучшему. Проще будет поговорить, с барменом. При условии, что тот любитель почесать языком.

Он вылез из машины. Боже, ну и холодина. Что за мерзкая погода. Трудно будет следить за машиной Петерсона. Автомобилей на дороге мало, и поэтому каждый бросается в глаза.

Хэнк толкнул дверь и вошел в бар. Теплый воздух обволакивал, а ноздри защекотал приятный запах пива и еды. Моргая, чтобы разлепить ресницы от снега он взглянул на стойку. Всего четыре посетителя. Он не спеша подошел к бару, взгромоздился на табурет и заказал пиво.

Потягивая пиво, Хэнк приглядывался к посетителям. Двое смотрели хоккей по телевизору. Хорошо одетый мужчина, с виду преуспевающий бизнесмен, перехватил его взгляд.

— Согласитесь, сэр, разумный человек не поедет за десять миль в такую погоду, гораздо проще вызвать такси, — начал он.

— Вы абсолютно правы, мистер, — горячо поддержал его Хэнк. — Я только что из Петерборо и точно могу сказать: дороги действительно никуда не годятся.

Он глотнул пива. Бармен вытирал стаканы.

— Вы из Петерборо? Я вас там не встречал, верно?

— Да. Я просто проезжал мимо, захотел передохнуть и вспомнил про старого приятеля, Билла Люфтса, он тут часто бывает в это время.

— Да, Билл здесь почти каждый вечер, — согласился бармен. — Но вам не повезло. Вчера он не приходил, потому что водил жену в кино и ресторан

в честь их годовщины. Мы думали, что он ее отвезет и заскочит пропустить стаканчик на ночь, но он так и не появился. Просто удивительно, что его опять нет, видимо, она ему закатила скандал. А если так, мы об этом узнаем, верно, Арти?

Другой одинокий посетитель поднял голову кружки.

— В одно ухо влетает, в другое вылетает. Кому нужна эта трепотня?

Хэнк засмеялся:

— Зачем тогда нужен бар, если не выпускать здесь пары?

Один из любителей хоккея выключил телевизор.

— Никудышная игра, — заметил он.

— Дерьмо, — согласился другой.

— Тут вот приятель Билла Люфтса, — бармен кивнул на Хэнка.

— Пит Лернер, — солгал Хэнк.

— Джо Рейнолдс, — сообщил толстяк. — Чем занимаешься, Пит?

— Поставками водопроводного оборудования в Нью-Хэмпшире. Еду в Нью-Йорк за образцами. Как насчет пива? Я угощаю.

Прошел час. Хью узнал, что Лес и Джо торгуют в магазине низких цен на 7-й федеральной трассе. Арти чинит машины. Лысый менеджер, Алан Крёгер, работает в рекламном агентстве.

Многих завсегдатаев не было из-за погоды. Например, Билла Финелли, да и Дона Браннигана. Чарли Пинчер обычно заскакивал, но они с женой заняты в группе самодеятельного театра, наверно, репетируют новую пьесу.

Прибыло такси Крёгера. Лес подвозил Джо. Они попросили счет. Арти поднялся. Бармен отмахнулся от его денег.

— За мой счет, — сказал он. — Мы будем по тебе скучать.

— Точно, — вставил Лес. — Удачи, Арти. Дай знать, как устроишься.

— Спасибо. Если дело не пойдет, я вернусь и начну работать у Шоу. Он меня все зазывал ездить с ним. Почему бы и нет? Он знает хорошего механика, — согласился Лес.

— А куда едете? — поинтересовался Хэнк.

— На Род-Айленд… В Провиденс.

— Жаль, что не успел попрощаться с Биллом, — заметил Джо.

Арти цинично рассмеялся.

— Род-Айленд — не Аризона. Я вернусь. Ну, пора спать. Хочу завтра двинуться пораньше.

Алан Крёгер неопределенно махнул в сторону двери.

— Аризона, — протянул он, — дом Пестрой пустыни[7].

Четверо мужчин вышли одновременно, запустив в бар поток холодного воздуха.

Хэнк проводил Арти долгим изучающим взглядом.

— Что, этот Арти — хороший приятель Билла Люфтса?

Бармен покачал головой:

— Нет. Любой, у кого нормальный слух, становится приятелем Билла, когда тот пропустит пару стаканов виски. Вы-то должны знать. Ребята уже поняли в

чем дело: дома жена Билла целыми днями капает ему на мозги, вечером он приходит сюда и капает на мозги всем подряд.

— Ясно. — Хэнк подтолкнул бармену стакан. — Сам-то выпей.

— Не откажусь. Когда народу много, я не пью, но тут шаром покати. Гнусная сегодня ночка. Прям мурашки по коже. Наверно, у всех так. Этот парень Томпсон… Его мать живет в двух кварталах от меня.

Хэнк сощурился.

— Вот что случается, когда ходишь и убиваешь людей, — закинул он пробный шар.

Бармен покачал головой:

— Мы не верим, что этот парнишка кого-то убил. Конечно, один раз он уже срывался, так что все может быть. Говорят, что самые страшные убийцы — с виду обычные люди.

— Я тоже это слышал.

— Знаешь, Билл и его хозяйка живут в том доме, где убили женщину… доме Петерсона.

— Да, я знаю.

— Они это тяжело пережили. Дора Люфтс уже много лет работает на Петерсонов. Билл говорит, что малыш сам как призрак, плачет все время, до сих пор его мучают кошмары.

— Тяжело, — согласился Хэнк.

— Билл со своей хозяйкой хотят переехать во Флориду. А пока здесь околачиваются, все ждут, когда отец мальчика снова женится. Он встречается с какой-то журналисткой, Билл говорит, что красивая. Вчера вечером приезжала к ним.

— Правда?

— Да. Малыш к ней не очень, боится, что ему хотят мать заменить. Дети все так.

— Наверно.

— Отец — редактор в «Событиях», знаешь, новый журнал, года два ему. Кажется, он в него немало вбухал. Как вторая закладная на дом. Но сейчас дела у него пошли хорошо. Ну, пора закрываться. Вряд ли он сегодня появится. Еще выпьешь?

Хэнк подумал. Ему нужна информация. Нельзя терять время. Он поставил стакан, достал бумажник и показал жетон.

ФБР.

Через час Хэнк вернулся в дом Петерсонов. Посоветовавшись с Хью, позвонил в офис ФБР на Манхэттене. Тщательно закрыл дверь кабинета и тихо заговорил в трубку:

— Хью оказался прав. Билл Люфтс болтун. За две недели все в баре «Мельница» знали, что вчера вечером они с миссис Люфтс собирались уходить из дома, что у Петерсона допоздна собрание и приезжает Шэрон Мартин. Бармен дал мне список десяти завсегдатаев, которые всегда общаются с Биллом. Некоторые были сегодня в баре. На вид все нормальные. Можно, однако, проверить некоего Чарли Пинчера, они с женой играют в любительских спектаклях, может умеют подделывать голоса, даже если слышали их года два назад. Есть еще Арти Таггерт, который завтра уезжает на Род-Айленд. Выглядит безобидным. Два торговца, Лес Уоткинс и Джо Рейнолдс… не стал бы тратить на них время. Вот остальные имена…

вернуться

7

Пестрая пустыня — одна из достопримечательностей штата Аризона, пустыня, известная цветущими кактусами

28
{"b":"14377","o":1}