ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Выпьешь чашку кофе? — спросила она. — То, о чем я хочу спросить тебя, совсем не простое дело.

«Неужели всего сутки назад они сидели друг против друга за этим столом?» — с удивлением подумала она. Казалось, что с той поры прошла целая вечность. Но вчера она находилась в состоянии близком к обморочному. Сегодня же, когда ей доподлинно известно, что с матерью все в порядке, она могла взглянуть правде в глаза, какой бы горькой она ни была.

— Мак, — начала она, — ты специалист по ДНК. — Да.

— Женщина, которой нанесли удар ножом в четверг вечером, та, которая была очень похожа на меня?

— Да.

— Если сравнить ее хромосомный набор с моим, то можно ли установить наличие родства между нами?

Мак вскинул брови и разглядывал чашку в руке.

— Мег, это как раз то, чем мы занимаемся. Сделав тест на ДНК, мы можем однозначно установить, рождены ли те или иные два человека одной и той же матерью. Это довольно сложная процедура, но я могу показать тебе, как мы это делаем в своей лаборатории. В девяноста девяти случаях из ста мы можем установить, рождены ли какие-нибудь два человека от одного отца или нет. Это не настолько достоверно, как в случае с материнством, но все же мы с большой вероятностью можем утверждать, имеем ли мы дело со сводными братьями или сестрами.

— Можно ли этот тест проделать со мной и с умершей женщиной?

— Да.

— Ты, похоже, не очень удивлен тем, что я спрашиваю тебя об этом, Мак?

Он поставил чашку с кофе и посмотрел ей прямо в глаза.

— Мег, я уже решил поехать сегодня во второй половине дня в морг и посмотреть тело этой женщины. В бюро судебной медицины есть хромосомная лаборатория. Я хочу убедиться, что они взяли образец ее крови, пока она не попала на кладбище для невостребованных тел.

Меган прикусила губу.

— Тогда ты думаешь так же, как и я. — Перед глазами у нее стояло лицо погибшей женщины. — Мне надо встретиться с Филлипом этим утром и заехать в больницу, — продолжала она. — Встретимся у судмедэксперта. В какое время тебе удобнее?

Они договорились встретиться около двух часов. Отъезжая от дома Меган, Мак подумал, что не может быть такого времени, когда ему было бы удобно смотреть в мертвое лицо, которое напоминало Меган Коллинз.

23

Филлип Картер услышал сообщение с подробностями смерти Элен Петровик в выпуске новостей по пути в офис. При этом он подумал о том, что ему следует распорядиться, чтобы Виктор Орзини немедленно занялся поисками кандидата на вакансию, которую ее смерть открыла в клинике Маннинга. В конце концов, она получила свое место у Маннинга с помощью фирмы «Коллинз энд Картер». Это было высокооплачиваемое место, и фирма получит неплохой гонорар, если подыщет ей замену.

Он подъехал к офису в четверть девятого и заметил, что на одной из стоянок у входа в здание припаркован автомобиль Меган. Было очевидно, что она ждала его, потому что вышла из машины, как только он остановился.

— Мег, какой приятный сюрприз. — Он положил ей руки на плечи. — Но ради Бога, у тебя же есть свой ключ. Почему ты не вошла внутрь.

На лице Меган мелькнула улыбка.

— Я приехала всего минуту назад. «Кроме того, — подумала она, — я чувствовала бы себя незваным гостем, входя в офис».

— С Кэтрин все в порядке, не так ли?

— Вполне.

— Слава Богу, — с чувством произнес он. Небольшую приемную приятно оживляли диван и кресла с яркой обивкой, круглый журнальный столик и деревянные панели на стенах. Оказавшись здесь, Меган вновь испытала горькое чувство печали. В этот раз они прошли в кабинет Филлипа. Он, казалось, почувствовал, что теперь ей не хочется идти в кабинет отца.

Филлип помог ей снять пальто и предложил кофе.

— Нет, спасибо. Я уже выпила три чашки. Он сел за свой стол.

— Я тоже стараюсь ограничивать себя, поэтому повременю. Мег, ты выглядишь очень обеспокоенной.

— Да, это так. — Она провела языком по пересохшим губам. — Филлип, я начинаю думать, что совершенно не знала своего отца.

— В каком отношении?

Она рассказала ему о письмах и некрологе, которые нашла в запертом ящике стола, и увидела, как выражение озабоченности на его лице сменилось недоверием.

— Мег, я даже не знаю, что сказать тебе, — проговорил он, когда ее рассказ подошел к концу. — Я знал твоего отца долгие годы. Насколько я помню, он всегда говорил, что его мать умерла, когда он был еще ребенком. Его отец женился повторно, и, живя с мачехой, он хлебнул немало горя. Когда умирал мой отец, я услышал от Эдвина то, что навсегда осталось в моей памяти. Он сказал: «Я завидую тому, что ты можешь оплакивать своего родителя».

— Значит, и вы не знали его по-настоящему.

— Нет, конечно.

— Вопрос в том, почему ему приходилось скрывать это? — спросила Меган дрожащим голосом. Она сцепила руки и кусала губу. — Почему он не рассказал матери правду? Зачем ему нужно было обманывать ее?

— А если предположить следующее: он встретил твою мать и рассказал ей о своей семье все то же самое, что он говорил всем другим. Когда же они по-настоящему увлеклись друг другом, ему уже было трудно признаться в том, что он солгал ей. И ты можешь представить реакцию своего деда, узнай он о том, что твой отец по какой-то причине игнорирует свою мать?

— Да, я могу представить себе это. Но ведь прошло уже столько лет, как дед умер. Почему же он не мог?.. — голос у нее вновь сорвался.

— Мег, начав однажды вести двойную жизнь, с каждым днем становятся все труднее признаться в этом.

Меган услышала доносившиеся снаружи голоса и встала.

— Могу ли я рассчитывать, что это останется между нами?

— Безусловно. — Он поднялся вслед за ней. — Что ты собираешься делать дальше?

— Как только поправится мама, поеду в Чеенат-Хилл по адресу, который указан на конверте с некрологом. Может быть, там я найду ответы на свои вопросы.

— Как продвигается работа над телеочерком о клинике Маннинга?

— Никак. Они дали мне от ворот поворот. Придется искать другое такое же заведение. Подождите... Вы или отец устраивали кого-нибудь к Маннингу на работу?

— Этим занимался твой отец, И устраивал он как раз ту несчастную женщину, которую застрелили вчера.

— Доктора Петровик? Я встречалась с ней на прошлой неделе.

Раздался зуммер внутреннего переговорного устройства, и Филлип взял трубку.

— Кто? Хорошо, я поговорю с ним.

— Репортер из «Нью-Йорк пост», — объяснил он Меган. — Бог знает, что им от меня надо. — Меган видела, как омрачилось лицо Филлипа. — Это совершенно невозможно. — Голос у него стал хриплым к раздраженным. — Я... я не буду комментировать, пока сам лично не поговорю с доктором Иовино из нью-йоркской больницы. — Он положил трубку и повернулся к Меган. — Мег, этот репортер занимался делом Элен Петровик и раскопал, что она никогда не работала в нью-йоркской больнице. Ее диплом об университетском образовании оказался фальшивым, ведь устраивали ее в лабораторию к Маннингу мы.

— Но разве вы не проверяли рекомендации, прежде чем предлагать ее кандидатуру Маннингу?

Еще только задавая вопрос, Меган уже знала ответ на него. Он был написан на лице Филлипа. Делом Элен Петровик занимался ее отец. И подлинность сведений о ее прошлом должен был установить он.

24

Несмотря на отчаянные усилия сотрудников клиники Маннинга, скрыть витавшее в воздухе напряжение было невозможно. Несколько новых клиентов с беспокойством наблюдали, как на автостоянке появился телевизионный фургон Си-би-эс, из которого выскочили репортер с оператором и поспешно двинулись по дорожке к зданию клиники.

Мардж Уолтерс за стойкой регистратуры держала оборону, твердо заявив репортеру: «Доктор Маннинг не будет давать интервью до тех пор, пока не разберется со всеми обстоятельствами». Но удержать оператора ей оказалось не по силам, и он тут же принялся снимать на пленку приемную и ее обитателей. Некоторые пациенты повскакивали со своих мест, и она бросилась к ним.

17
{"b":"14378","o":1}