ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Адвокат Элен, Чарлз Поттерз, был вне себя от ярости, когда прочел об этом эпизоде. В пятницу утром, перед панихидой, он заехал в дом убитой и с плохо скрываемым негодованием высказал все свои претензии Стефани.

— Что бы там ни обнаружилось в ее прошлом, ваша тетя была предана своей работе в клинике. И ваше поведение привело бы ее в ужас. — Увидев отчаяние на лице молодой женщины, он смягчился. — Я знаю, что вам нелегко. После панихиды у вас будет возможность отдохнуть. Думаю, что кто-нибудь из подруг Элен побудет с вами.

— Я отослала их назад, — заметила Стефани. — Я почти незнакома с ними, и мне лучше, когда я одна.

После того как адвокат ушел, она подложила подушки и легла на диван. Все тело было таким измученным, что устроиться удобно было невозможно. Поясница теперь болела постоянно. Одиночество становилось невыносимым. Но в то же время ей не хотелось, чтобы вокруг были эти старухи, наблюдающие за ней, осуждающие ее.

Хорошо еще, что Элен оставила конкретные указания о том, что после смерти ее тело без всяких поминок должно быть сразу отправлено в Румынию и похоронено в могиле мужа.

Она задремала и была разбужена телефонным звонком. "Кто это еще может быть? ", — мелькнуло в ее затуманенной голове. В трубке прозвучал приятный женский голос:

— Мисс Петровик? — Да.

— Я Меган Коллинз с третьего канала Пи-си-ди. Мне не пришлось присутствовать в клинике Маннинга, когда вы были там вчера, но я видела ваше заявление в одиннадцатичасовом выпуске новостей.

— Я не хочу говорить об этом. Адвокат моей тети очень недоволен мной.

— Мне бы хотелось, чтобы вы поговорили со мной. Возможно, я смогу помочь вам.

— Как вы можете помочь мне? Как вообще можно помочь мне?

— Помочь можно всегда. Я говорю с вами из автомобиля и направляюсь в церковь на панихиду. Давайте после этого пообедаем вместе.

«Голос у нее такой дружелюбный, — подумала Стефани, — а мне так нужна подруга».

— Я не хочу еще раз оказаться на телеэкранах.

— Я не прошу вас об этом. Я прошу поговорить со мной.

Стефани заколебалась. «Когда закончится служба, — думала она, — я не хочу оказаться с Поттерзом или с теми старухами из румынского общества. Все они сплетничают обо мне».

— Я пообедаю с вами, — согласилась она.

Высадив мать возле гостиницы, Меган понеслась в Трентон с такой скоростью, на какую только могла отважиться.

По дороге она еще раз воспользовалась радиотелефоном и сообщила Тому Уайкеру о том, что найдена машина ее отца.

— Известно ли кому-нибудь еще о том, что машина нашлась? — быстро спросил он.

— Пока нет. Они стараются не распространяться об этом. Но мы же знаем, что шила в мешке не утаишь. — Она пыталась придать своему голосу небрежное звучание. — Но, по крайней мере, третий канал получит преимущество в освещении всего этого.

— Дело превращается в крупную историю, Мег.

— Да, я знаю.

— Мы запустим сообщение об этом немедленно.

— Для этого я и звоню вам.

— Мег, мне жаль, что все так происходит.

— Не стоит. Всему этому есть какое-то простое объяснение.

— Когда у миссис Андерсон должен родиться ребенок?

— Ее кладут в больницу в понедельник. Она согласна, чтобы я в воскресенье побывала у нее в доме и сняла на пленку, как они с Джонатаном готовят комнату для новорожденного. У нее сохранились снимки Джонатана, сделанные сразу после его рождения, которые мы можем использовать. Когда родится ребенок, мы сможем сравнить их.

— Занимайся этим, по крайней мере, пока.

— Благодарю, Том, — сказала она, — и спасибо за поддержку.

В пятницу во второй половине дня Филлип Картер большую часть времени был занят тем, что отвечал на вопросы об Эдвине Коллинзе, с каждым разом становившиеся все более тенденциозными. Он постепенно терял терпение.

— Нет, у нас больше не было случая, когда бы поднимался вопрос о подлинности документов. Наша репутация была безупречной.

Арлин Вайсе спросила о машине:

— Когда она была обнаружена в Нью-Йорке, на спидометре у нее было двадцать семь тысяч миль, господин Картер. Как явствует из техпаспорта, последний раз она проходила обслуживание в октябре, чуть больше года назад. В то время пробег составлял двадцать одну тысячу миль. Сколько миль в среднем Коллинз накручивал на своей машине за месяц?

— Я бы сказал, что это полностью зависело от графика его работы. Мы пользуемся служебными автомобилями и меняем их каждые три года. Когда их обслуживать, мы определяли сами. Я к этому относился довольно скрупулезно, тогда как Эдвин был несколько небрежным в этих вопросах.

— Тогда позвольте поставить вопрос следующим образом, — продолжал Боб Маррон. — Коллинз исчез в январе. Возможно ли, что с октября прошлого года по январь текущего он наездил на своей машине шесть тысяч миль?

— Я не знаю. Могу вам дать расписание его деловых встреч за эти месяцы и попытаться определить по его отчетам о расходах, на какие из этих встреч он ездил на автомобиле.

— Нам необходимо попробовать выяснить, сколько машина прошла с января, — заключил Маррон. — Нам хотелось бы также посмотреть квитанции об оплате разговоров по автомобильному радиотелефону за январь.

— Полагаю, что вы хотите уточнить время, когда он звонил Виктору Орзини. Страховая компания уже проверяла это. Вызов пришел меньше чем за минуту до происшествия на мосту Таппан-Зи.

Они поинтересовались положением с финансами в компании.

— Отчетность у нас в порядке. Она была тщательно проревизована. Последние несколько лет мы, как и многие другие предприниматели, испытывали на себе влияние спада деловой активности. Компании, с которыми мы имеем дело, больше увольняли людей, чем нанимали их. Тем не менее, мне не известно ни одной причины, которая могла бы заставить Эдвина взять несколько сотен тысяч долларов под свою страховку.

— Ваша фирма, должно быть, получила комиссионные от клиники Маннинга за устройство Петровик?

— Конечно.

— Эти комиссионные пошли в карман Коллинзу?

— Нет, ревизоры нашли их в отчетности.

— Но ведь поступившие на ваш счет 6000 долларов не были проведены как оплата за устройство на работу Элен Петровик?

— В содержащейся в нашем деле выписке об оплате услуги клиникой Маннинга допущена путаница. В ней указано: «Второй взнос, причитающийся в счет уплаты за наем доктора Генри Уильямса». Но дело в том, что второго взноса за наем Уильямса с клиники не причиталось.

— Теперь ясно, что на трудоустройстве Петровик Коллинз не погрел руки.

— Я бы сказал, что это очевидно.

Когда они, наконец, ушли, Филлип Картер попытался сосредоточиться на своей работе, но это не удавалось. Ему было слышно, как в приемной зазвонил телефон. Джесси сообщила по переговорному устройству, что с ним хочет поговорить репортер из какой-то бульварной газетки. Филлип наотрез отказался говорить с ним, сообразив, что весь день ему звонят только репортеры. И ни одного звонка от клиентов...

37

В двенадцать тридцать, когда панихида по Элен Петровик уже подходила к середине, Меган неслышно проскользнула в церковь святого Доминика, где присутствовало совсем немного людей. В соответствии с пожеланиями усопшей это была простая служба, без цветов и песнопения.

Здесь находились немногочисленные соседи из Лоренсвилля, а также несколько женщин почтенного возраста из румынской колонии. Стефани сидела рядом с адвокатом тетки. Когда служба закончилась, Меган подошла к ним и представилась. При виде ее молодая женщина, похоже, обрадовалась.

— Позвольте мне распрощаться с этими людьми, а затем я присоединюсь к вам.

Меган видела приглушенно вежливое выражение сочувствия, но ни у кого не замечала большого проявления скорби. Она подошла к двум женщинам, которые только что вышли из церкви.

— Вы хорошо знали Элен Петровик? — спросила она.

— Так же, как и других, — последовал сдержанный ответ от одной из них. — Некоторые из нас ходят вместе на концерты. Элен иногда присоединялась к нам. Она была членом румынского общества и получала уведомления о всех наших мероприятиях. Иногда она появлялась на них.

32
{"b":"14378","o":1}