ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но не очень часто.

— Да, не очень.

— Были ли у нее особенно близкие друзья?

Вторая женщина отрицательно покачала головой:

— Элен принадлежала самой себе.

— А как насчет мужчин? Я встречала миссис Петровик. Она была очень привлекательной женщиной.

Теперь они обе покачали головами.

— Если у нее и был мужчина, то она никогда даже намеком не давала понять это.

Меган заметила, что Стефани прощается с последним из присутствовавших в церкви. Когда она направилась к Меган, вслед ей прозвучали слова, сказанные адвокатом:

— Вам лучше не беседовать с этим репортером. Я был бы рад отвезти вас домой или в какой-нибудь ресторан пообедать.

— Все будет в порядке.

Меган взяла молодую женщину за руку, и они вместе преодолели оставшиеся ступени.

— Они очень высокие.

— А я теперь такая неуклюжая. У меня все время заплетаются ноги.

— Чувствуйте себя свободно, — заметила Меган, когда они оказались в ее машине. — Куда бы вам хотелось отправиться поесть?

— Вы не будете возражать, если мы вернемся в дом. Там много еды, а я так устала.

— Нет, конечно.

Когда они приехали в дом Петровик, Меган настояла, чтобы Стефани отдохнула, пока она приготовит поесть.

— Сбросьте туфли и положите ноги на диван, — твердо сказала она. — У нас есть семейная гостиница, и я выросла в ней на кухне. Так что мне не привыкать заниматься этим делом.

Разогревая суп и накладывая на тарелку куски холодной курицы и салат, она оглядывала помещение. Кухня была оформлена в стиле французского загородного дома. Плитка, которой были выложены стены, и терракотовое покрытие полов, несомненно, изготовлены по индивидуальному заказу. Кухонные приборы и принадлежности являли собой последнее слово техники в этой области. Круглый дубовый стол 0 стулья были антикварными. Очевидно, что в дом вложено немало сил и... денег.

Они ели в столовой. Стоявшие здесь роскошные кресла вокруг старинного стола, расположенного на возвышении, тоже не оставляли сомнений в своей немалой стоимости. Откуда могли взяться такие деньги, удивлялась Меган. Элен работала косметологом, пока не получила место секретарши в трентонской клинике, откуда перешла к Маннингу.

Меган не пришлось задавать вопросы Стефани, ибо та горела желанием обсудить свои проблемы.

— Они собираются продать этот дом. Все деньги от продажи и еще восемьсот тысяч долларов отойдут клинике. Но это же так несправедливо. Тетя обещала изменить свое завещание. Я ее единственная родственница. Вот почему она пригласила меня сюда.

— А что насчет отца ребенка? — спросила Меган. — Его можно заставить, чтобы он помогал вам.

— Он уехал.

— Его можно найти. В нашей стране есть законы, которые защищают интересы детей. Как его фамилия?

Стефани заколебалась.

— Я не хочу иметь с ним ничего общего.

— Вы имеете право на то, чтобы о вас заботились.

— Я собираюсь отдать ребенка на воспитание в какую-нибудь семью. Это единственный выход для меня.

— Может статься, что это не единственный выход для вас. Так как его фамилия и где вы с ним встретились?

— Я... я встретила его на одном из мероприятий румынской общины в Нью-Йорке. Его зовут Ян. У Элен разболелась голова в тот вечер, и она рано уехала. Он предложил отвезти меня домой. — Она опустила глаза. — Я не люблю говорить о том, какой глупой я была.

— Вы часто встречались с ним?

— Несколько раз.

— Вы сказали ему о ребенке?

— Он зашел, чтобы сообщить, что уезжает в Калифорнию. Вот тогда я и сказала ему. Он ответил, что это моя забота.

— Когда это было?

— В марте.

— Кто он по профессии?

— Он... механик. Пожалуйста, мисс Коллинз, я не желаю иметь с ним никаких дел. Ведь многие же просто хотят иметь детей?

— Да, многие. Но как раз это я и имела в виду, когда говорила, что могу помочь вам. Если мы разыщем Яна, ему придется помогать вам с ребенком хотя бы до тех пор, пока вы не найдете работу.

— Пожалуйста, оставьте его в покое. Я боюсь его. Он был таким злым.

— Злым, потому что вы сказали, что он отец ребенка?

— Не спрашивайте меня больше о нем! — Стефани резко отодвинулась вместе со стулом от стола. — Вы сказали, что поможете. Тогда найдите таких людей, которые взяли бы ребенка и дали мне денег.

Меган проговорила сокрушенно:

— Извините меня, Стефани. Я меньше всего хотела расстроить вас. Давайте выпьем чаю. Посуду я уберу потом.

В гостиной она подложила еще одну подушку под спину Стефани, и прикрыла ее ноги одеялом. Стефани смущенно улыбнулась.

— Вы очень добры. Я же вела себя грубо. Это оттого, что так много всего произошло за столь короткое время.

— Стефани, все, что вам нужно сейчас, это найти кого-то, кто помог бы продлить вам вид на жительство до тех пор, пока вы не получите работу. У вашей тети, наверняка, был такой близкий знакомый, кто мог бы помочь вам в этом деле.

— Вы хотите сказать, если один из ее друзей поручится за меня, то я смогу остаться?

— Да. Разве не найдется такого, кто чем-то обязан вашей тете?

Лицо Стефани просветлело.

— О да. Такой человек действительно может найтись. Спасибо вам, Меган.

— Кто этот человек? — быстро спросила она.

— Я могу ошибаться, — сказала Стефани, вдруг занервничав. — Я должна подумать.

Больше она не сказала ничего.

Времени было два часа. С утра Берни уже сделал пару рейсов из аэропорта Ла Гуардиа, а затем подвез пассажира из аэропорта Кеннеди в Бронксвилл.

Сегодня у него не было намерения побывать в Коннектикуте. Но на выезде из округа Кросс он обнаружил, что поворачивает на север. Теперь ему не оставалось ничего другого, как ехать в Ньютаун.

Автомобиля Меган перед ее домом не было. По извилистой дороге он медленно доехал до тупика, затем развернулся и двинулся обратно. Мальчонки с его собакой нигде не было видно. Это его устраивало. Ему не хотелось, чтобы его видели.

Дом Меган опять остался позади. Ему нельзя торчать здесь вечно.

Мимо проплыла гостиница «Драмдоу». Постой, подумал он. Она же принадлежит ее матери. Он прочел об этом во вчерашней газете. Секунду спустя он развернулся и въехал на стоянку. Здесь должен быть бар, мелькнуло у него в голове. Можно выпить пива и, может быть, даже заказать сандвич.

Представь, что Меган окажется там. Ну и что? Он скажет ей то же самое, что сказал бы другим: он работает на местную кабельную станцию в Эльмайре. Почему она должна не верить ему?

Вестибюль гостиницы был средних размеров. Стены отделаны деревянными панелями. На полу лежал ковер в синюю и красную клетку. Справа можно было видеть нескольких человек, сидящих в обеденном зале, и помощника официанта, убирающего со столов посуду. «Так, время ланча уже давно прошло», — подумал он. Бар располагался слева. Кроме бармена, в нем никого не было. Он прошел к стойке, сел на стул, заказал пиво и попросил меню.

Остановив свой выбор на гамбургере, завел разговор с барменом:

— Прекрасное местечко.

— Это уж точно, — согласился с ним бармен.

На груди у бармена висела табличка с именем Джо. На вид ему было около пятидесяти. В глубине бара лежала местная газета. Берни показал на нее.

— Я читал вчерашний номер. Похоже, что у семейства, владеющего этой гостиницей, много проблем.

— Куда уж больше, — опять согласился Джо. — Судьба-злодейка. Миссис Коллинз — самая прекрасная из женщин, какие только есть на свете, а ее дочь Мег — просто куколка.

Вошли двое и сели у дальнего конца стойки. Джо выполнил их заказ и остался перекинуться словечком. Заканчивая с гамбургером и пивом, Берни осматривался. Задние окна выходили на автостоянку. За ней начинался лес, который тянулся и дальше за домом Коллинзов.

У Берни появилась интересная мысль. Если он приедет сюда вечером, то его машина затеряется среди многочисленных автомобилей на стоянке, а сам он сможет незаметно проскользнуть в лес. Может быть, оттуда ему удастся снять Меган в ее доме. С его телеобъективом это будет несложно.

33
{"b":"14378","o":1}