ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дорогая, доктор Найтзер говорит, что по результатам анализа крови это может быть наш ребенок.

— Очень хорошо. А теперь пусть кто-нибудь принесет мне мою крошку.

В два тридцать доктор Маннинг в сопровождении своего адвоката и администрации больницы вошел в больничную аудиторию. Представитель администрации больницы сделал следующее объявление: «Доктор Маннинг зачитает подготовленное заявление. Он не будет отвечать на вопросы. После этого я прошу всех покинуть помещение. Андерсоны не будут делать каких-либо заявлений, а также не разрешат снимать их на пленку».

Седые волосы доктора были взъерошены, а лицо напряжено до предела, когда он надел очки и хриплым голосом стал читать:

— Я могу только принести извинения за неприятности, которые испытывает семья Андерсонов. Я твердо убежден, у миссис Андерсон сегодня родился ее собственный биологический ребенок. В лаборатории нашей клиники у нее находилось два эмбриона. Один был близнецом ее сына Джонатана, другой — обычным экземпляром.

В понедельник на прошлой неделе Элен Петровик призналась мне в том, что во время работы в лаборатории с чашками Петри, в которых находились эти два эмбриона, с ней произошел несчастный случай. Она поскользнулась и упала. При падении она задела рукой и опрокинула одну из лабораторных посудин, в которых эмбрионы находились перед тем, как она должна была поместить их в пробирки. Она решила, что в оставшейся чашке находится близнец, и определила его в специально помеченную колбу. Другой эмбрион был потерян.

Доктор Маннинг снял очки и поднял глаза.

— Если Элен Петровик сказала мне правду, а у меня нет причин сомневаться в этом, я повторяю: Дина Андерсон родила сегодня своего биологического сына.

Тут же последовали вопросы:

— Почему Петровик не призналась вам сразу?

— Почему вы немедленно не предупредили об этом Андерсонов?

— Сколько еще, по вашему мнению, она совершила ошибок?

Маннинг проигнорировал их и нетвердой походкой покинул аудиторию.

Виктор Орзини позвонил Филлипу Картеру сразу после вечернего выпуска субботних новостей.

— Тебе бы не мешало подумать о том, кто из адвокатов будет представлять фирму, — сказал он.

Картер собрался, уже было отправиться на обед в гостиницу «Драмдоу».

— Согласен. Лейберу это не под силу, но он может порекомендовать кого-нибудь.

Лейбер был адвокатом, которого фирма нанимала по совместительству.

— Филлип, если у тебя нет планов на вечер, как насчет того, чтобы нам пообедать вместе? Как говорится в пословице, несчастье любит компанию.

— Тогда у меня правильные планы. Я встречаюсь с Кэтрин и Меган.

— Передавай им мои наилучшие пожелания. Увидимся в понедельник.

Орзини положил трубку и подошел к окну. Озеро Кэндлвуд было сегодня спокойным. Окна окружавших его домов светились ярче, чем обычно. Субботние обеды, подумал Орзини. Он был уверен, что его имя трепали на каждом из них. Все окружающие знали, что он работает на «Коллинз энд Картер».

Позвонив Филлипу Картеру, он выудил сведения, в которых нуждался: Картер будет занят весь вечер. Теперь Виктор мог отправиться в офис. Там он будет в полном одиночестве и сможет пару часов покопаться в личных бумагах Эдвина Коллинза. В голове у него засела одна мысль, настоятельно требовавшая от него еще одной проверки этих бумаг, пока Меган не забрала их домой.

Меган, Мак и Филлип встретились за обедом в «Драмдоу» в половине восьмого. Кэтрин находилась на кухне, куда отправилась еще в четыре часа.

— Ну и выдержка у твоей матери, — заметил Мак.

— Несомненно, — согласилась Мег. — Ты смотрел вечерние новости? У Пи-си-ди, как я убедилась, это дело превратилось в запутанный клубок из истории с младенцем Андерсонов, убийства Петровик, моей схожести с женщиной в морге и ордера на арест отца. Полагаю, что все другие станции подхватили его именно в таком изложении.

— Я знаю, — тихо сказал Мак. Филлип беспомощно взмахнул рукой.

— Мег, я бы сделал все, чтобы помочь вам с матерью, все, чтобы найти хоть какое-то объяснение, зачем Эдвину понадобилось устраивать Петровик к Маннингу.

— Объяснение этому существует, — заметила Мег. — Я верю в это и мать тоже. И именно это придает ей силы, чтобы приходить сюда и надевать фартук.

— Но она же не собирается вечно тянуть на себе эту кухню? — запротестовал Филлип.

— Нет. Тони — уволившийся летом шеф-повар — звонил сегодня и предложил вернуться, на какое-то время. Я сказала, что это прекрасно, но предупредила, чтобы он не брал все на себя. Чем больше занята мама, тем лучше для нее. Но сейчас он уже здесь, и мама скоро присоединится к нам.

Меган почувствовала на себе сочувствующий взгляд Мака и опустила глаза. Она знала, что этим вечером каждый из сидящих в обеденном зале будет изучать их с матерью, чтобы увидеть, как они держатся. И поэтому она специально надела красное: длинную юбку и кашемировый джемпер с капюшоном, добавив к ним несколько золотых украшений.

Воспользовавшись румянами, губной помадой и тенями, она взглянула в зеркало перед выходом из дома и решила, что не выглядит как безработный репортер.

Беспокоило только то, что Мак все равно поймет, что творится у нее в душе. И, помимо всего прочего, что она ужасно переживает из-за своей работы.

Мак заказал вина. Когда оно было налито, он поднял стакан, обращаясь к ней:

— У меня есть сообщение от Кайла. Узнав, что мы обедаем вместе, он просил передать, что завтра вечером он собирается напугать тебя.

Мег улыбнулась.

— Конечно. Завтра же День всех святых. Как он собирается нарядиться?

— Очень оригинально. Он будет привидением, очень страшным привидением, как ему кажется. Я беру его и еще нескольких малышей, и мы завтра уже после обеда собираемся устраивать проделки, но тебя он хочет приберечь на самый поздний вечер. Так что, если с наступлением темноты услышишь стук в окно, будь готова.

— Я постараюсь быть дома. Смотрите, вот и мать.

Кэтрин с улыбкой на лице шла по залу. Ее непрерывно останавливали люди, подскакивавшие из-за своих столов, чтобы выразить свое сочувствие. Оказавшись, наконец, за столом, она сказала:

— Я так рада, что мы собрались здесь. Это гораздо лучше, чем сидеть дома и терзаться от горьких мыслей.

— Ты выглядишь чудесно, — отметил Филлип. — Прямо настоящая героиня.

Восхищение в его глазах не осталось незамеченным Меган. Взглянув на Мака, она поняла, что он тоже заметил это.

«Осторожно, Филлип, со своими чувствами», — подумала Меган.

Ее взгляд упал на кольца матери, сверкавшие бриллиантами и изумрудами под небольшой настольной лампой. Чуть раньше этим вечером мать сказала, что в понедельник собирается заложить или продать свои украшения. На следующей неделе предстояли большие платежи по налогам за гостиницу.

— Мне жалко свои украшения только потому, что я так хотела, чтобы их носила ты.

«На себя мне сейчас наплевать, — думала Меган, — а вот...»

— Мег, ты готова сделать заказ?

— Ох, извините, — виновато улыбнулась она и заглянула в меню, которое держала в руках.

— Попробуйте бифштекс «Веллингтон». Он потрясающий. Уж я-то знаю. Сама готовила.

За обедом Мег была благодарна, что Мак с Филлипом перевели разговор в безопасное русло и обсуждали все, начиная от предполагаемого ремонта местных дорог до игры в чемпионате любимой футбольной команды Кайла.

За кофе Филлип поинтересовался планами Меган.

— Мне очень жаль, что так получилось с работой, — посочувствовал он.

Мег пожала плечами.

— Я тоже не в восторге от этого, но, может быть, все еще образуется. Видите ли, я продолжаю думать, что, в действительности, никто так ничего и не знает об Элен Петровик. Тогда как ключом к разгадке является она. Я намерена разузнать кое-что о ней, что, возможно, даст ответы на некоторые вопросы.

— Хорошо бы, — сказал Филлип. — Видит Бог, как мне хотелось бы знать эти ответы.

— И еще, — добавила Мег. — У меня пока так и не дошли руки до кабинета отца. Вы не будете возражать, если я завтра приеду и заберу его личные бумаги и вещи?

37
{"b":"14378","o":1}