ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я, наверное, бывала здесь чаще, чем ты, — согласилась Меган. — Я обычно приходила сюда после школы, чтобы вместе с ним ехать домой.

Она распахнула дверь в кабинет отца.

— Здесь все как было при нем, — сказала она матери. — Филлип проявил большое великодушие, постаравшись сохранить кабинет в неизменном виде. Хотя, мне известно, что в нем очень нуждается Виктор Орзини.

Они долгим взглядом обвели помещение: его рабочий стол, за ним еще один длинный стол с их фотографиями, стенка с книгами и делами, сделанная из такого же вишневого дерева, как и рабочий стол. Во всем чувствовались продуманность и вкус.

— Эдвин купил, и сам отреставрировал этот стол, — сказала Кэтрин. — Я думаю, Филлип не будет возражать, если мы заберем его домой.

— Я тоже так думаю.

Они начали с картин, которые снимали и укладывали в коробку. Меган чувствовала, что чем скорее кабинет лишится следов присутствия отца, тем легче будет им обеим.

— Мам, а почему бы тебе не заняться книгами, а я бы тем временем просмотрела стол и дела, — предложила она некоторое время спустя.

И только оказавшись за столом, она заметила, что стоявший на низком приставном столике, рядом с вращающимся креслом, автоответчик отца все еще включен и мигает светящимся индикатором.

— Посмотри сюда. Мать подошла к столу.

— Неужели кто-то все еще оставляет сообщения для отца? — недоверчиво спросила она и наклонилась, чтобы посмотреть на индикатор поступивших сообщений. — Да есть одно. Давай прослушаем его.

Ничего не понимая, они прокрутили записанное сообщение и в конце услышали, как аппарат добавил механическим голосом: «Воскресенье, тридцать первое октября, двенадцать ноль девять ночи. Конец последнего сообщения».

— Это сообщение пришло всего несколько часов назад, — воскликнула Кэтрин. — Кто оставляет деловые послания посреди ночи? И когда это отец заказывал «дипломат»?

— Это могла быть ошибка, — предположила Меган. — Тот, кто звонил, не оставил ни номера своего телефона, ни имени.

— Разве торговец не оставил бы номера телефона, если бы он хотел получить подтверждение своего заказа, тем более что заказ был сделан несколько месяцев назад? Мег, это сообщение кажется мне странным. А эта женщина говорила совсем не так, как клерк по заказам.

Мег вынула из аппарата кассету с записью и положила ее в свою сумочку.

— Это действительно странно, — согласилась она. — Но мы только теряем время, пытаясь найти ответ здесь. Давай закончим сборы и прослушаем ее еще раз дома.

Бегло просмотрев ящики стола, она обнаружила в них обычный набор канцелярских принадлежностей: блокноты, скрепки для бумаг, ручки и фломастеры. Ей вспомнилось, что при прочтении автобиографий кандидатов отец выделял наиболее благоприятные выводы желтым цветом, а наименее подходящие аспекты — розовым. Вскоре содержимое стола перекочевало в коробки.

Затем она принялась за подшивки с бумагами. В первой, похоже, находились копии финансовых отчетов отца о командировочных расходах. Очевидно, бухгалтер оставлял себе оригиналы, а возвращал фотокопии с отметкой «оплачено», проштампованной сверху листа.

— Я возьму эти дела с собой, — решила Мег. — Здесь подшиты копии личных отчетов отца, оригиналы которых уже имеются в делопроизводстве фирмы.

— Есть ли в этом какой-нибудь смысл?

— Да, в них может оказаться какое-нибудь упоминание о магазине кожаных изделий Паломино.

Они заканчивали упаковывать последнюю коробку, когда раздался звук открываемой входной двери.

— Это я. — Вошел Филлип, одетый в рубашку без галстука, шерстяной жилет и вельветовый костюм.

— Надеюсь, здесь было не холодно, когда вы приехали, — сказал он. — Я заезжал сюда на минутку утром. За выходные это помещение здорово выстывает, если термостат установлен на минимум. Он посмотрел на коробки. — Я знал, что вам понадобится помощь. Кэтрин, опусти, пожалуйста, эту коробку с книгами.

— Отец называл ее «храбрым зайцем», — заметила Мег. — Это очень великодушно с вашей стороны, Филлип.

Он увидел дело с отчетами о расходах, лежавшее сверху в одной из коробок.

— Вы уверены, что вам понадобится весь этот хлам? Здесь одни пустяки. К тому же мы с вами, Мег, просмотрели все это в поисках какой-нибудь страховки, не оказавшейся в сейфе.

— Мы все-таки возьмем это, — настаивала Мег. — Ведь вам все равно придется избавляться от этих бумаг. Филлип, автоответчик был включен, когда мы пришли сюда, — Мег достала кассету, поставила ее в аппарат и включила воспроизведение. Филлип не смог скрыть своего удивления. — Очевидно, вы тоже не знали об этом?

— Нет. Не знал.

Хорошо, что они приехали на двух машинах, ибо багажники и задние сиденья оказались заполненными до предела, когда принесли последнюю коробку.

Они отказались от предложения Филлипа поехать вслед за ними и помочь выгрузить коробки.

— Я попрошу, чтобы этим занялась парочка помощников официантов из гостиницы, — сказала Кэтрин.

По дороге домой Меган уже знала, что любой час, который ей не удастся употребить на сбор сведений о Элен Петровик, она использует на то, чтобы просмотреть каждую строчку на каждой странице записей ее отца.

«Если в жизни отца был еще кто-то, — думала она, — и если та женщина в морге — это Анни, встречавшаяся с Сайрусом Грэхемом десять лет назад, то в бумагах может оказаться какой-нибудь след, который приведет к ним».

Что-то подсказывало ей, что магазин кожаных изделий Паломино может оказаться таким следом.

Кайл с нетерпением ждал праздника, когда можно будет заняться проделками с угощениями. В воскресенье вечером он раскладывал на полу в кабинете припасенные для такого случая конфеты, печенье, яблоки и монетки, пока Мак готовил обед.

— Смотри, не ешь это сейчас, — предупредил его Мак.

— Я знаю, папа. Ты уже говорил мне два раза.

— Ничего, лучше запомнится, — Мак попробовал гамбургеры на гриле.

— Почему у нас всегда гамбургеры в воскресенье, когда мы дома? — спросил Кайл. — В «Макдональдсе» они лучше.

— Премного благодарен. — Мак разложил их на поджаренные булочки. — По воскресеньям у нас гамбургеры, потому что я готовлю их лучше, чем все остальное. Почти каждую пятницу мы обедаем в городе. Когда мы дома в субботу, я готовлю спагетти, а все остальные дни недели неплохую пищу готовит миссис Дилео. Теперь давай ешь, если хочешь опять надеть свой костюм и напугать Меган.

Кайл откусил пару раз от своего гамбургера.

— Тебе нравится Меган, папа?

— Да. Очень. А что?

— Мне хочется, чтобы она бывала у нас почаще. С ней весело.

«Мне тоже хочется, чтобы она бывала у нас почаще, — подумал Мак, — но похоже, что этого не случится». Прошлым вечером, когда он предложил ей помочь перевезти вещи отца, она так резко отказала, что у него даже закружилась голова.

«Держись подальше и не приближайся. Мы просто друзья», — было написано у нее на лице.

Она уже не та девятнадцатилетняя девочка, которая была без ума от него и написала в письме, что любит его и умоляет не жениться на Джинджер.

Ему хотелось, чтобы это письмо она написала сейчас. Он хотел, чтобы к ней вновь вернулись прежние чувства. Теперь он уже сожалеет, что не воспользовался ее советом в отношении Джинджер.

Мак посмотрел на сына. «Нет, я не должен, — подумал он. — Я не должен сожалеть об этом только потому, что у меня есть этот парнишка».

— Папа, что случилось? — спросил Кайл. — Ты такой встревоженный.

— То же самое ты сказал про Мег, когда увидел ее вчера по телевидению.

— Да, она была тогда, а ты сейчас.

— Я просто обеспокоен тем, как бы мне научиться готовить еще что-нибудь. Заканчивай и надевай свой костюм.

Они вышли из дому в семь тридцать вечера. Кайл решил, что на улице уже достаточно темно, чтобы появиться привидениям.

— Ручаюсь, что там уже есть настоящие привидения, — заверил он. — На Праздник всех святых мертвецы встают из своих могил и разгуливают, где им хочется.

39
{"b":"14378","o":1}