ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доктор, вы очень хотите, чтобы показатель успешных беременностей в вашей клинике увеличился?

— Да, безусловно.

— А разве не явилось для вас ударом то, что в прошлый понедельник Элен Петровик не только подала заявление об уходе, но и призналась, что могла допустить очень серьезную ошибку?

— Это было подобно катастрофе.

— Тем не менее, даже когда ее нашли убитой, вы не раскрыли весьма важную причину ее увольнения, которую она привела вам. — Дуайер подался вперед. — Что еще мисс Петровик рассказала во время вашей встречи в тот понедельник, доктор? Маннинг скрестил руки на груди.

— Она сказала, что собирается продать дом в Лоренсвилле и уехать, возможно, во Францию.

— И как вы отнеслись к этому плану?

— Я был убит им, — прошептал он. — Я был уверен, что она убегает.

— Убегает от чего, доктор?

Джордж Маннинг почувствовал, что все кончено. Дальше защищать клинику было невозможно.

— Я чувствовал, она боится, что если ребенок Андерсонов не окажется близнецом Джонатана, то это повлечет за собой расследование, в ходе которого могут вскрыться другие многочисленные ошибки, допущенные ею в лаборатории.

— А как насчет завещания, доктор? Вы тоже считали, что Элен Петровик изменит его?

— Она сказала, что сожалеет, но это необходимо ей. Устраиваться на работу в ближайшее время она не собиралась, и теперь у нее была семья, о которой необходимо было позаботиться.

Джон Дуайер получил ответ, который, по его мнению, напрашивался сам.

— Доктор Маннинг, когда в последний раз вы разговаривали с Эдвином Коллинзом?

— Он звонил мне за день до своего исчезновения. — Маннингу не понравилось то, что он увидел в глазах Дуайера. — Это был первый контакт, который я имел с ним, по телефону или по почте, после того как он устроил Элен Петровик в мою клинику, — проговорил он и отвел взгляд в сторону, чтобы не видеть недоверия, которое сквозило в глазах помощника прокурора штата.

44

Отказавшись от намерения заехать на работу, Меган в четыре часа подрулила к дому, где находилась ее квартира. Ее почтовый ящик был переполнен. Вынув многочисленные конверты, рекламные проспекты и брошюрки, она поднялась на лифте в свою квартиру на четырнадцатом этаже.

Открыв окна, чтобы избавиться от застоявшегося воздуха, она остановилась на секунду и задержала взгляд на статуе Свободы, громадиной высившейся над водой. Сегодня эта дама казалась ей далекой и грозной в лучах вечернего солнца, отражавшихся от низко нависших облаков.

Часто, когда она смотрела на статую, перед мысленным взором Меган возникал образ ее деда, Пата Келли, который ни с чем приехал в эту страну подростком и тяжким трудом сколотил состояние.

Что бы подумал дед, когда узнал, что его дочь Кэтрин может лишиться всего заработанного им только потому, что муж долгие годы обманывал ее?

Скоттсдал, Аризона. Мег посмотрела вдаль Нью-йоркской гавани и поняла причину своего беспокойства. Аризона находится на юго-западе. Слово Паломино тоже несло в себе какой-то отзвук юго-запада.

Она подошла к телефону, вызвала оператора и спросила код города Скоттсдал в Аризоне.

Затем позвонила в справочное бюро штата Аризона.

Когда ей ответили, спросила:

— Значится ли в ваших справочниках Эдвин Коллинз или Э. -Р. Коллинз?

Такой не значился. Мег задала еще вопрос:

— Есть ли в вашем перечне магазин кожаных изделий Паломино?

Последовала пауза, затем оператор сообщил:

— Ждите, пожалуйста, номер.

Часть третья

45

В понедельник вечером, когда Мак вернулся с работы домой, Кайл был в своем обычном жизнерадостном расположении духа. Он сообщил отцу, что об этом парне в лесу он рассказал всем детям в школе.

— Они все уверены, что тоже испугались бы, — пояснил он, не скрывая своего удовлетворения. — Я рассказал им, с какой скоростью я несся и как, в конце концов, убежал от него. А ты говорил об этом со своими друзьями?

— Нет, не говорил.

— Что ж, это твое дело, — великодушно заключил Кайл.

Когда он повернулся, чтобы бежать по своим делам, Мак поймал его за руку.

— Кайл, подожди минутку.

— Что случилось, папа?

— Дай-ка мне рассмотреть кое-что. Кайл был во фланелевой рубашке с открытым воротом. Когда Мак оттянул его назад, у основания шеи мальчика открылись желто-багровые синяки.

— Это у тебя после вчерашнего вечера?

— Я же говорил тебе, что этот парень пытался заграбастать меня.

— Ты сказал, что он толкнул тебя.

— Сначала он схватил меня, но я вырвался.

Мак выругался про себя. Он не догадался осмотреть Кайла вчера вечером. На нем был надет костюм привидения, а под костюмом — белая водолазка. Мак думал, что неизвестный с камерой лишь толкнулКайла. А он, оказывается, еще и схватил его за шею. Такие синяки остаются от сильных пальцев.

Рука Мака обнимала сына, когда он набирал номер телефона полиции. Вчера вечером он поддался уговорам Меган не звонить им.

— Мак, давай не будем давать газетчикам новый повод для перетряхивания всей этой истории. Нам и без того не сладко, — говорила она. — Вот увидишь, кто-нибудь обязательно напишет после этого, что это отец болтается вокруг дома. Помощник прокурора штата просто уверен, что отец вот-вот свяжется с нами.

«Я позволил Мег достаточно долго удерживать меня от этого, — думал Мак. — Больше этого не будет. Там болтался не просто какой-то оператор с телевидения». После первого гудка в трубке раздался голос:

— Полиция штата, Торн у телефона.

Через пятнадцать минут возле дома остановилась патрульная машина. Находившиеся в ней двое полицейских не скрывали своего недовольства по поводу того, что их вызвали так поздно после случившегося.

— Доктор Макинтайр, вчера был День всех святых. Мы всегда в это время обеспокоены тем, что какой-нибудь ненормальный может устроить охоту на детей. Теперь этот псих, возможно, промышляет где-нибудь в другом районе города.

— Я согласен с тем, что должен был позвонить, — оправдывался Мак, — но я не думаю, что этот человек охотился за детьми. Он находился прямо на линии окон столовой дома Коллинзов, и в его поле зрения была Меган Коллинз.

Он увидел, как полицейские переглянулись.

— Думаю, что об этом должны знать в прокуратуре штата, — заключил один из них.

Всю дорогу по пути домой после посещения квартиры горькая правда жгла душу. Теперь Меган знала, что располагает реальным подтверждением того, что у отца была вторая семья в Аризоне.

Позвонив в магазин кожаных изделий Паломино, она разговаривала с его владельцем. Женщина была очень удивлена, когда услышала о сообщении, оставленном на автоответчике.

— Этот звонок был сделан не отсюда, — категорично заявила она.

Она подтвердила, что среди их покупателей, действительно, значилась миссис Э. Р. Коллинз, у которой была двадцатилетняя дочь. После этого она отказалась сообщить какую-либо дополнительную информацию по телефону.

В половине восьмого Меган добралась до Ньютауна. Она повернула к дому и с удивлением увидела, что возле него стоят красный «крайслер» Мака и еще какой-то незнакомый «седан». "Что еще? " — встревожено мелькнуло у нее в голове. Оставив свой автомобиль, Меган торопливо взбежала по ступенькам крыльца, сознавая, что любое непредвиденное событие способно теперь заставить ее сердце трепетать от страха.

В гостиной вместе с Кэтрин, Маком и Кайлом находилась следователь по особо важным делам Арлин Вайсе. В голосе Мака не было сожаления, когда он рассказывал Мег, почему ему пришлось позвонить в местную полицию, а затем в прокуратуру штата и сообщить о незнакомце. По сухой манере его разговора Мег поняла, что он был зол. «Кайл побывал в руках какого-то лунатика, который вообще мог задушить его, а я не позволила Маку поставить в известность полицию», — думала она и не винила его за гнев.

42
{"b":"14378","o":1}