ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Десять секунд, Бен.

– Планета под поверхностью тоже живая. Ядро Земли – это твердое железо, сдавленное до невероятных пределов. Оно невообразимо горячо. Его окружает внутренняя оболочка. Она тоже из железа, только жидкого. Далее идет горячая каменная мантия, и наконец – тонкая кора, на которой мы стоим. Континенты плавают по планете, сталкиваются, образуют горные цепи. Движение плит под нами создает электрические токи. Они излучают...

– Бен, время истекло. Давай мне ключ. Мы уходим.

– Рик, ты же еще не слышал объяснения. Неужели ты не хочешь знать правду?

– Ты ничего пока не объяснил, Бен. Мы уходим, пока нас не разорвали на куски.

– Ты так торопишься навстречу смерти?

Это заставило меня остановиться.

Кейт поглядела на Бена:

– Что вы имеете в виду – навстречу смерти?

Он тяжело вздохнул, и шарф на его лице надулся как детский шарик.

– Да, навстречу смерти. Потому что если вы не выслушаете, что я вам скажу, вы не проживете снаружи и двух дней.

– Пока что не погибли.

Я был не столько разозлен, сколько разочарован. Я всегда доверял Бену Кавеллеро. С тех пор как я вырос, я жадно внимал его советам. Наверное, он в мои подростковые годы ближе всего был к роли отца. Но этот бред насчет Геи, самоорганизующейся Земли, не имел смысла. И уж точно не имел отношения к тому, что происходит.

А Бен говорил спокойно и убедительно:

– Кейт, выгляньте в окно. Если увидите серых, то вот вам ключ, берите винтовки и идите. Что вы видите, Кейт?

Она выглянула в окно, всмотрелась. У нее был озадаченный вид.

– Они здесь были всего минуту назад!

– А сейчас вы их не видите?

– Нет, но там слишком темно, чтобы сказать наверняка.

Я подошел к окну и выглянул в бескрайнюю морось черного пепла, сыплющегося с неба.

– Они там, – сказал я твердо. – Я их видел.

– И сколько их там, Рик? – спросил Бен.

Я покачал головой.

– Не могу сказать. Сотни. Их много сотен.

– Сядьте-ка оба. Послушайте, пожалуйста. Причина, по которой вы их не видите, проста: их там никогда не было.

Кейт поглядела на него с подозрением.

– Так где же они?

Бен посмотрел на нас и коснулся своего виска.

– Вот здесь.

– Вы хотите сказать, что они – галлюцинация? – Кейт потрясла головой.

– Именно.

– Не может быть! – Кейт хлопнула ладонью по столу. – Мы все их видели. Бен, они же чуть не убили меня сегодня!

Я нетерпеливо вмешался:

– Погляди на наши лица. Как ты думаешь, откуда эти синяки, Бен?

– Если вы успокоитесь, то...

– То что?

– Я вам расскажу, что именно...

– Бен, нам с Кейт пришлось когтями и зубами драться с этими гадами. Теперь ты тут сидишь и разливаешь вино, как ни в чем не бывало?!

Меня подхватил вихрь страха, ярости, злости, которому невозможно было сопротивляться. Я схватил чашку и запустил ею в стену, разбрызнув красный душ вина.

– Прости, Бен, мне очень жаль! – заорал я. – Мне очень жаль, что мы вообще сюда приперлись! Ты нашел свой способ выжить, ушел в какой-то... блин, дурацкий бред, что вся планета живая, а серые – просто лапоньки!

– Рик... – Кейт явно испугалась моей вспышки.

– Нет, Кейт! Мы уходим из этого дурдома. Бен! – гаркнул я. – Ключ!

– Рик, в окне! – крикнула Кейт.

Я развернулся. Из темноты вынырнула массивная серая голова, прижалась к стеклу, полыхая взглядом кровавых глаз. Я шатнулся назад.

Они лезли внутрь.

– Бен, ключ! Ключ, кретин ты этакий!

Меня подхватила и понесла дикая злость. Я был готов схватить со стола нож и полоснуть Бена по лицу. Он зачем-то заставил нас сидеть и разговаривать, давая этим чудовищам шанс подобраться.

Вот в чем дело!

Бен переметнулся к ним. Он был с ними заодно.

Я даже не заметил, как у меня за спиной открылась дверь. Вдруг серый оказался в комнате, он направлялся к Кейт. От напряжения мускулов на серой коже веревками выступили артерии, глаза его горели адским огнем.

Я схватил со стола нож и бросился на него.

Больше ничего не помню.

От удара по затылку я полетел вперед. И вниз.

Вдруг не стало видно ничего, кроме коричневого ковра. Встать я не мог. На меня стала наплывать тьма. В глазах поплыло, звуки ушли далеко-далеко.

Помню чувство глубокого отчаяния. Я отдал Кейт. Я не могу больше драться. Они с ней сделают, что захотят. И я пальцем не могу шевельнуть, чтобы этого не было.

112

Пытка. Боль. Отчаяние.

Кейт кричит, не смолкая. Я не могу шевельнуться.

– Рик...

Снеимоверным усилием я заставил себя повернуть голову. Руки и ноги будто были прибиты гвоздями к полу.

Серые ее схватили. Один стоял за спиной, растянув ей руки в стороны в позе распятия. Кейт вырывалась. Ее голова моталась с боку на бок, волосы хлестали по серой морде монстра.

На этой морде не было выражения. Только кровавые глаза горели чудовищной страстью, при виде которой у меня ком подступил к горлу.

– Рик!

Она вырывалась, на лице ее был написан неодолимый ужас. Она знала, что ее сейчас будут пытать, пытать чудовищно, жестоко.

Она пыталась вырваться из этой хватки. Она отчаянно била ногами, пытаясь упасть вперед.

Но монстр даже не шевельнулся. Он держал ее легко, как бабочку за крылья.

Подошел еще один серый и спокойно, не спеша, взял Кейт за щиколотку. Она кричала: “Нет, нет, нет!”

Наверное, она поняла, что они хотят с ней сделать. Она закричала так, что чуть барабанные перепонки не лопались. Ужас и полное, полное отчаяние придали ее крику столько сил, что он зазвенел у меня в костях черепа.

Серый, взявший ее за ногу, без усилия поднял руку на уровень своей головы. Одновременно с этим первый отпустил ее запястья. Она мотнулась головой вниз и так и повисла в чудовищном сером кулаке.

Она билась, выгибалась дугой, стараясь добраться до держащих ее ногу толстых серых пальцев.

Первый ухватил ее за свободную лодыжку. Эти двое держали ее между собой, как куриную дужку, голова Кейт болталась внизу, длинные волосы мели по ковру.

Я понял, что они хотят сделать. Понял, Боже мой, понял! Я видел, как они напрягаются, чтобы потянуть...

Кейт кричала.

Я орал:

– Не смейте! Не смейте, мать вашу так! Я вас убью!

– Рик!

Каждый из них потянул в свою сторону. Легко, как куриную косточку. Вопль. Треск лобковой кости...

– Рик, Рик! Я открыл глаза. Замычал.

– Рик?

Перед глазами показалось лицо Бена в той же шелковой маске.

– Милости просим обратно в мир живых!

– Черт... – Я застонал. – Что случилось?

– Ты на несколько секунд потерял сознание. Не беспокойся, ты не ранен. Для этого у тебя слишком непроницаемый череп.

– Кейт! – Я резко поднял голову. – Кейт?

Она улыбалась мне, и я понял, что она сжимает мою руку.

– Не волнуйся, я здесь.

– Но ты же была у серых, они тебя рвали пополам... а, черт! Значит, мне это все привиделось?

– Верно. – Она улыбнулась и кивнула. – Ты начисто отрубился, но во сне орал.

– Правда?

– Не волнуйся; я даже к твоему храпу привыкла. Бен Кавеллеро обменялся с ней взглядом и понимающе приподнял бровь.

– Но они же здесь! – Я резко сел на ковре. – Они в этой комнате!

– Нет, Рик, их здесь нет, – успокаивающим голосом сказала Кейт.

– Ты их видела! – Я с трудом встал. Комната завертелась, меня затошнило. – Ты видела их в этой комнате! Кейт кивнула.

– Но пока ты решил вздремнуть после обеда, Бен воспользовался возможностью и рассказал мне то, что ты не давал ему закончить. Эй, Рик, спокойнее! Ты еще не совсем оправился.

Бен придвинул ко мне кресло:

– Не торопи события.

Я тяжело опустился в кресло:

– Что произошло?

Кейт сочувственно улыбнулась:

– Тебя что-то ударило по голове.

– Кто-то, – поправил Бен, слегка пожав плечами. – Я.

– Зачем, ради всего святого?

100
{"b":"14379","o":1}