ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Рик, вот они! А, черт!

Кейт ударила палкой, промахнулась. Еще ударила – на этот раз с размаху, как клюшкой.

Крыса пискнула. С глухим стуком палка от метлы сбросила ее в воду.

Мы вышли из отеля сразу после восхода – погулять по острову и посмотреть, что на ближайшие недели будет нашим домом. Мы прошли через рощицу, в которой кое-где стояли дорогие коттеджи. И только у самой воды я заметил крыс.

Когда они хлынули из-под решетки стока, я глазам своим не поверил. А они все хлестали из земли непрерывным бурым потоком.

Теперь они надвигались. Подбирались поближе короткими перебежками.

Толстые розовые хвосты хлестали на бегу воздух, как бичи. Они подобрались так близко, что видны были блестящие глазки, мелькание розовых язычков – они предвкушали, как вцепятся нам в плоть острыми зубами, со скрипом раздирая кожу.

Я отчаянно огляделся. Нас оттеснили к воде. Бежать было некуда. И никого не видно, кто мог бы нас спасти.

Придется выбираться самим.

Кейт держала палку от метлы, как самурайский меч. Она глянула на меня, и глаза ее блестели от страха.

– У нас два выхода, – сказала она быстро. – Или спасаться вплавь, или бежать прямо через них – авось доберемся до дому.

– Их тысячи, они нас с головой накроют. Кейт, мы должны... а, черт!

Крысы бросились вперед. Я пригнулся, отбивая костью наседавших крыс. Тук, тук, тук – стучала кость.

Трах! Размозженный крысиный череп.

Трах!

Трах!

Я прыгал по земле, колотя по крысам.

– Рик, на ноге!

Крыса успела взбежать по моей ноге до колена, цепляясь коготками за ткань джинсов. Она разинула пасть. Я увидел зубы острее бритвы, шевелящиеся усы, голодные глаза, блестящую мокрую шерсть. И застыл.

Крыса была жирная, почти распухшая. Наверняка начинена микробами, смертельными вирусами, сожранными во время пира на гниющем человеческом мясе.

Она была уверена в своей безнаказанности, в том, что человек для нее более не угроза, и хотела жрать живую добычу.

Меня.

Потом Кейт.

Мы стали кормом для крыс.

Все это длилось меньше секунды, но перед моими глазами прошло как замедленная съемка.

Крыса цеплялась когтями за мои джинсы. Они кололи сквозь ткань. Она принюхалась повыше, впивая розовым носом аромат потовых желез на моих яйцах.

Может, это был самый сладкий запах. Именно туда она хотела всадить зубы. Прокусить кожу и впиться в железу. Потом жадно слизывать кровь.

– Рик, не двигайся!

Загудела в воздухе палка от метлы. Я не сводил глаз с крысы. Не мог шевельнуть и мускулом.

Палка загудела громче.

Мелькнула.

Удар.

Крыса отлетела в сторону.

Я мигнул, сбрасывая с себя оцепенение.

Крысы вцепились в кость и бежали по ней к моей руке.

Я отбросил кость назад.

Кейт крушила крыс палкой, но их нельзя было остановить. Как наступающий прилив.

У наших ног плескалась вода.

– Надо плыть, – сказал я. – Иначе погибнем.

– Поплывем, – ответила она, но глаза ее метались от моего лица к водам озера – ядовитому вареву из разлагающихся тел и отходов химзаводов, ржавеющих машин, мусорных свалок.

– Готов?

– Держись ко мне ближе. Поплывем вдоль берега. Когда уплывем от крыс, вернемся на берег.

– А потом?

– Потом побежим во все лопатки.

– А крысы... – Она снова посмотрела на меня. – Они за нами не поплывут?

– Кейт, они нас обгрызут до костей, если мы не поплывем.

– Ладно, вперед.

– Кейт, на счет “три”.

– Рик, они лезут!

– Раз, два... черт побери, это что еще?

Они появились будто из-под земли.

– Собаки! – крикнула Кейт, не веря своим глазам. – Они напали на крыс!

Удивление перешло в облегчение – невероятное облегчение.

– Смотри! – ахнула Кейт. – Сколько их?

– Двадцать... тридцать?

Собаки – низкорослые мускулистые терьеры – набросились на крыс. Они не кусали их до смерти – терьер хватал крысу за голову, резко встряхивал, ломая ей шею, и отбрасывал прочь. И тут же хватал следующую. И следующую. И следующую.

Крысы попытались напасть на собак, но их зубы не прокусывали естественную броню шерсти. Псы рычали, бросались, подпрыгивали, сбрасывая крыс, и убивали, убивали.

– Слава Богу, – выдохнул я, обнимая Кейт за плечи. – Собачья кавалерия подоспела вовремя.

Я поднял глаза от крысиной бойни и увидел, что поодаль стоит Иисус и смотрит на нас, сложив руки на груди. Он усмехался. Ситуация его забавляла. Рядом с ним стоял тощий с непроницаемым выражением лица. Чуть дальше сгорбился Теско – его нос все еще был похож на кусок сырого мяса. Вид у него был зловещий. Я не сомневался ни секунды, что Теско с наслаждением смотрел бы, как крысы разорвут нас на части. Все трое стояли молча, цветные ленты у них на руках и ногах развевались на ветру.

Потом тощий медленно пошел к нам. У него в руках была труба с него ростом, а на ее конце – что-то вроде раструба. За спиной у него был баллон как от акваланга. Раструб он опустил почти до земли и тут же оттуда вырвалось желтое пламя длиной с локоть.

Он шел медленно, поводя раструбом из стороны в сторону прожигая себе путь через крыс. У решетки, откуда все еще лезли крысы, он уставил огнемет прямо в сток. Крысы, превращаясь в огненные шары, бежали и подыхали возле воды.

Тощий вынул из кармана бутылку, потом, в своей неспешной манере, вылил ее содержимое в водосток и отступил. Направил раструб на решетку и нажал кнопку. Пламя метнулось внутрь, ухнуло, и из стока вырвался желтый маслянистый огонь.

Теперь крысы уже не лезли. Они изжаривались прямо внизу.

– Кажется, они победили, – сказала Кейт, кивнув в сторону собак.

Я поглядел. Остатки крысиных полчищ бежали в озеро в поисках спасения. Собаки остановились возле воды, нервно подрагивая хвостами и тяжело дыша.

Тощий свистнул. Собаки подбежали к нему, виляя хвостами, нюхая воздух, – они ждали, что их погладят.

Мы с Кейт подошли под деревья, где стоял Иисус. Я чувствовал себя дураком. Мы ведь только и сделали, что вышли утром погулять. Еще пять минут – и попали бы крысам на завтрак.

– Спасибо, – сказал я Иисусу (может, надо было сказать “спасибо, Иисус”, но мне еще было трудно назвать его этим именем).

– Не за что, – улыбнулся он.

Теско презрительно буркнул:

– Смотри в другой раз, куда прешься, Кеннеди. А то потом тебя из дерьма вытаскивать.

– Теско, разговаривай с этим человеком вежливо, – очень спокойно сказал Иисус. – Он и мисс Робинсон – наши желанные гости.

Теско растянул губы в ухмылке. Вблизи его лопнувший нос был еще больше похож на сырое мясо.

– И чего вам было не прошвырнуться ближе к отелю? – спросил он. – Завтрак ровно в восемь.

– Спасибо, – дипломатично сказала Кейт. Она увидела, что между мной и Теско может начаться драка. – Пойдем, Рик.

Она взяла меня под руку.

– Ах да, кстати, – сказал Иисус, будто вспомнил какую-то мелочь. – Вы не собирались сегодня утром нас покинуть?

– Не попрощавшись, – добавил Теско, снова осклабясь.

– Нет, – ответила Кейт. – Мы собирались только погулять.

Иисус кивнул, будто такое объяснение его вполне удовлетворило. Потом он небрежно заметил:

– Просто Теско увидел, как вы смотрите на каноэ – они там, за этими деревьями.

Я сердито глянул на Теско, он – на меня.

– Мы просто интересовались, как вы тут живете, – сказала Кейт, стараясь говорить непринужденно. – У вас очень хорошая организация.

– Это да, – согласился Иисус с той же благожелательной улыбкой. – Если бы не серые, лучшего бы не надо было желать. У нас запасов хватит года на три. – Он улыбнулся веселее. – Пойдите позавтракайте. Надеюсь, крысы вам не испортили аппетит.

Мы пошли в сторону отеля.

– Да, еще одно, – сказал Иисус нам вслед. – Не надо пытаться от нас убежать. Во-первых, без нашей помощи вы на этом озере погибнете. А во-вторых, если вы только попробуете удрать и оставить нас в дураках, вам придется познакомиться с неприятными сторонами моего характера. Это понятно?

74
{"b":"14379","o":1}