ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но разве это их спасет?

– Ты знаешь способ получше?

– Стивен, – начала Кейт, – давай сядем и обсудим...

– Не лезь! – рявкнул Стивен. – Нечего мне обсуждать. Это у Рика тут проблемы.

Кейт залилась краской.

– У меня нет проблем, Стивен. Ты так рвешься вывезти этих людей в Фаунтен-Мур, что даже не хочешь десять минут послушать...

– Мы вывозим отсюда этих людей, а потом летим к кораблю. Ты понял?

– Кто решил?

– Это мое решение, – холодно ответил Стивен.

– Значит, Дин, Говард, старый Фуллвуд – никто не знает, на что подписывается?

– Я объяснил ситуацию, и мы ее обсудили.

– Ага, как сейчас с Кейт. Стивен, ты стал диктатором или как?

Глаза Стивена сверкнули опасным блеском.

– Рик, мне надо спасти жизни шестидесяти четырех человек на этой чертовой пустоши!

– Они должны знать, с кем они окажутся на корабле посреди моря Бог знает на сколько дней.

– Все будет в порядке.

– Не будет. У нас будут две группы с двумя лидерами – ты во главе нашей, Иисус во главе своей.

– Рик, все будет нормально.

– Не будет. Месяца не пройдет, как мы вцепимся друг другу в глотки.

– Рик, я не передумаю. Завтра мы начнем вывозить этих людей. Если погода продержится, успеем это сделать недели за две.

– Ты совершаешь большую ошибку!

И неожиданно Стивен согласился:

– Ты прав. Я совершаю большую ошибку. Я здесь сижу и слушаю, как ты выискиваешь блох в моих планах.

Он встал и пошел к двери. Я загородил ему дорогу.

– Стивен, нам надо это обсудить!

– Не надо. Это решено. Мы летим на корабль. – Потом глаза его вспыхнули. – И вот что еще... Малыш К. – Он произнес это прозвище будто с отвращением. – Больше никогда не становись у меня на дороге. Иначе я пройду прямо по тебе. Ясно?

– Но ты...

– Ты понял, что я сказал? Не становись!

Он оттолкнул меня с такой силой, что я налетел на Кейт. Дымящийся кофе плеснул прямо на нее, Кейт вскрикнула. От силы толчка мы перекатились через кресло и рухнули на пол.

Я сел, ругаясь на чем свет стоит. Стивен вышел из комнаты, хлопнув дверью.

– Блин, этого я ему не спущу!

– Рик, не надо!

– Он псих! Как тебе это понравится? – Я помотал головой.

– Ой! – Кейт подняла мокрую футболку на груди.

Я присел рядом с ней:

– Что с тобой?

– Ничего, выживу. Ой! – Она снова подняла футболку с обожженных грудей.

– Этот гад тебя обварил!

– Рик, не надо! – крикнула она мне вслед, когда я несся к двери. – Оставь, Рик, вернись! Не надо, оно того не стоит!

Но я уже был во власти гнева. Злости. Черт, я просто полыхал ею! Пинком распахнув дверь, я вылетел в коридор.

Я шел искать своего брата.

И никто – никто на свете – не встанет на моей дороге.

78

Мой брат стоял у причала, разговаривая с Теско и Иисусом. И вся кодла Иисусовых людей стояла вокруг, и их ленточки вымпелами развевались на ветру.

Налетал холодный бриз.

Но я не чувствовал холода. Кровь у меня в жилах кипела. У меня в голове не укладывалось, что Стивен мог так себя вести. Не слушать аргументов. Обварить Кейт! Теперь будут волдыри, шрамы...

Этот человек стал чудовищем.

Скрипя зубами, сжав кулаки, я шел по улице широким и очень, очень разгневанным шагом.

– Привет, Рик! Чудесные новости, правда? – возникла рядом со мной Таттс. У нее на поясе были шпаги, она была одета в полосатую мини-юбку, топ с завязками и кожаный жакет от холода. – Как вы с братом похожи! Как близнецы. Правда, он красив? Такие синие глаза...

Я не ответил. Только прибавил шагу – и злости.

Таттс перешла на бег, чтобы не отстать, шпаги зацокали по дороге.

– Иисус составляет список, кто полетит первым. И знаешь что, Рик? Может, я буду в первом рейсе... Рик, Рик! Что случилось? Рик!

Представьте себе эту сцену: Стивен разговаривает с Иисусом. Он расписывает главные пункты своего плана, жестикулирует, улыбаясь своей профессиональной улыбкой ведущего. Стивен с его неодолимой харизмой уже купил их всех с потрохами. А они стоят – Иисус в своем жилете, Теско и прочие, похожие на участников карнавала, – волосы окрашены всеми цветами радуги, вьются цветные ленточки, в джинсах, в ковбойских сапогах, в мотоциклетных кожаных куртках. Таттс застыла с раскрытым ртом. Она поняла, что дело добром не кончится.

Бум!

Я вломился в середину, толкнул Стивена в грудь так, что он чуть не упал.

– Кого ты из себя строишь! – заорал я.

– Мудака, который пытается спасти тебе жизнь! – заорал он в ответ. – Теперь проваливай и не мешай старшему брату это делать!

Теско и Иисус переглянулись. Удивились, но стали ждать, что будет дальше.

– Черта с два! – огрызнулся я. – Ты будешь меня слушать.

– Тебя слушать? – фыркнул Стивен. – Моя жопа пердит умнее, чем ты говоришь!

– Нет, ты будешь слушать!

– Нет, это ты пойдешь к чертовой матери!

– Пойдем со мной, я тебе покажу... Бах!

Он ударил свингом. Удар угодил мне в скулу. Я рухнул, будто на меня с неба упал бетонный блок.

– Не вставай, – предупредил Стивен. – Не вставай, пока я тебе не позволю. Потом возвращайся в отель.

Я не стал ждать позволения. Я встал.

И ударил. Хотя я попал по подбородку вскользь, Стивен качнулся назад, тряся головой и ругаясь сквозь зубы. Я ударил снова. И снова. И снова. Иногда попадая, иногда нет.

И думал я только об одном: о фотографии, которая висела на стене в столовой маминого дома в Ферберне. Глянцевая фотография из журнала, изображающая Великого Стивена Кеннеди, волосы уложены феном, метровой длины полоса сияющих зубов, искрящиеся глаза. И размашистая подпись красным фломастером, и хвостик последнего “и” завернут в веселую рожицу. Его телеканал рассылал такие фотографии для фэнов сотнями.

И вот мой знаменитый брат решил снизойти до нас, простых смертных, прозябающих в грязи, и прислал матери и единственному брату такую вот фотографию.

Спасибо, мистер Всемогущий Стивен Кеннеди. Огромное тебе спасибо за твою дурацкую фотографию.

Я теперь понял, как ненавидел этот портрет. Как ненавидел его самого.

Мои кулаки мелькали в воздухе. Они били и били его в лицо. Он отлетел за линию стоящих людей. Теско попытался поддержать его. Я отпихнул Теско так, что он полетел в воду.

– Не лезь! – рявкнул я. – И попробуй только еще раз встать на моей дороге!

Ничего во мне не было, кроме чистейшей злости. Единственное, чего мне хотелось – уничтожить своего брата. Я бил и бил. В лицо? По ощущениям это было как бить пуховую подушку. Я ничего не чувствовал. Не чувствовал ссадин у себя на кулаках, где лопнула кожа от ударов.

Не чувствовал его ответных ударов в челюсть или в глаз.

Я только хотел превратить в кашу это красивое, такое красивое лицо.

Хлестала кровь.

Вопила Таттс.

Лицо Стивена покрылось кровью.

Кровь залила мои кулаки. Густая, скользкая. Красная, как клубничное варенье.

Еще удар. Он попал Стивену в подбородок. На гудрон закапала кровь каплями размером с пенни.

Господи, как это было приятно!

Как офигительно приятно!

Это была месть.

Месть за все.

За то, что меня ударил.

За то, что обварил Кейт.

За то, что меня бросил.

Тут до меня дошло.

Не за то, что случилось десять минут назад.

За то, что случилось десять лет назад.

Он перестал пытаться меня ударить. Вместо этого он схватил меня за шею, и его рука сдавила мне горло как стальная полоса. Я потерял равновесие. Я стал пытаться отбиваться ногами, пиная назад.

Черт, он был силен. И на этот раз он тоже разозлился донельзя.

Каждый раз, когда я бил каблуками, нас обоих трясло.

Капли крови летели на гудрон и блестели там, как капли масла от мотора.

– Иисус! Теско! – завопила Таттс. – Остановите их! Они убьют друг друга!

Уголком глаза я заметил на дороге перевернутую лодку и стал пробираться к ней, толкая Стивена, когда бил обеими ногами по земле. Небо темнело. Я понял, что он меня душит, что мозгу не хватает кислорода.

80
{"b":"14379","o":1}