ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я шагал вслед за Марни по обгорелым обломкам церковных скамей, останкам сожранной огнем крыши и битому камню. Пройдя через дверь в задней стене храма, я оказался на бывшем кладбище, отданном ныне в полное распоряжение свиней. Огромные животные хрюкали и деловито разрывали пятачками кладбищенскую землю. Проведя меня через кладбище, Марни остановилась и подняла руку.

Я посмотрел в указанном направлении — и чуть не ослеп от ударивших в глаза лучей прожекторов. Приглядевшись, я увидел стену. Залитый ярким светом барьер высотой в двадцать футов. Стена тянулась в обе стороны, насколько хватал глаз. На нашей стороне все здания вдоль стены были сровнены с землей, а вдоль ограды тянулся свободный от застройки коридор. Кроме того, подход к коридору защищали решетка и спираль из колючей проволоки. Я посмотрел на верхнюю кромку стены — через каждые двести ярдов на ней возвышались сторожевые башни. Если допустить, что на этих башнях нет часовых, то это означает одно: степень моего оптимизма граничит с полным идиотизмом. Словно в подтверждение этой мысли я увидел, как к одной из башен подкатил полицейский броневик и со стены в него спустились два человека в черных мундирах. На стену поднялась другая пара стражников. Смена караула, промелькнула мысль.

Я целую вечность смотрел на стоящую в пятидесяти ярдах от меня крепостную стену. За ней сверкал огнями другой Нью-Йорк — город веселья, изобилия и комфорта. До меня долетал даже шум уличного движения. Моих ноздрей коснулся аромат изысканных блюд дорогого ресторана. Где-то там, может быть, в каких— то сотнях ярдов от меня находилась Керрис Бедеккер.

И в этот момент меня посетила странная мысль. Этот город со всей его роскошью, яркими огнями и веселым шумом — всего лишь обман. Фальсификация. Подделка. Трюк Торренса, желавшего вселить чувство уверенности в своих подданных. Он разбрасывал бесценные ресурсы настолько бездумно, что крах города — причем очень скорый — был неминуем. В отличие от банкрота, тратящего деньги для того, чтобы произвести впечатление на окружающих, Торренс разбрасывал ресурсы для покупки ярких игрушек в виде машин, цветных телевизоров, хорошего жилья и модных нарядов, обеспечивающих лояльность свободных граждан. Звуки блестящего Нью-Йорка все еще достигали моего слуха, но теперь они звучали лишь грохотом пустого барабана.

Я посмотрел на девушку. Та с непонятным почтением взирала на стену.

— Ну и что теперь? Может быть, нам снова пора под землю, чтобы выбраться на другой стороне?

Она покачала головой и двинулась в путь. Я последовал за ней. На сей раз мы шли параллельно стене. Марни старалась все время держаться в тени полуразрушенных зданий. В тишине ночи наши шаги звучали неестественно громко. Время от времени я слышал позади себя шаги и в тревоге оглядывался, но каждый раз оказывалось, что это всего лишь эхо. Через некоторое время урбанистическая пустыня закончилась, и мы вошли в северную часть рассеченного бетонной стеной Центрального парка. Здесь, на полях, засеянных ячменем, картофелем и свеклой, царила полная тишина. Откуда-то из темноты долетало блеяние овец. Когда, миновав парк, мы снова оказались в городских развалинах, ноги у меня нещадно болели.

— Сколько еще? — спросил я неутомимую Марни. Девушка слегка развела руки, давая понять, что мы почти у цели. Во всяком случае, я именно так это истолковал.

Но у меня по-прежнему не было ни малейшего представления о том, как мы переберемся через стену. По пути, правда, нам попалось несколько ворот, но все они были крепко-накрепко заперты. Более того, каждый дюйм стены отлично просматривался со сторожевых башен. Если мы не найдем подземного лаза, то «обстоятельства окажутся сильнее меня», как любят выражаться коренные жители Нью-Йорка.

Около полуночи мы неожиданно достигли конца стены. Теперь я смотрел на темную поверхность широкой реки. Сама стена вдавалась в воду лишь на несколько ярдов, но от нее еще ярдов на двадцать тянулся щедро опутанный колючей проволокой деревянный барьер.

Сердце у меня оборвалось.

— Ну и как же мы это препятствие преодолеем? — спросил я Марни.

Она посмотрела на меня и пожала плечами с таким видом, словно хотела сказать: «Неужели ты сам не догадываешься?»

— Нет, Марни. Только не в этом месте. Думаю, что здесь это невозможно.

Она энергично замотала головой, демонстрируя несогласие, и изобразила руками плавательное движение. Зеленые глаза сверкали, отражая свет прожекторов.

— Я так и думал, что этим все кончится, — сказал я, закусив губу.

Марни подошла к кромке воды, но я ее остановил.

— Нет-нет. Не сразу. Надо поискать более подходящий способ переправы, — сказал я, показывая на берег, который представлялся мне сплошной скальной стеной. — Давай поищем лодку или что-нибудь еще. Для наших целей вполне сгодится даже пустая бочка из-под нефти. Без страховки мы просто не имеем права рисковать.

Она кивнула — как мне показалось, не очень охотно. Да, в мужестве ей не откажешь, подумал я. Ведь она была готова прыгнуть в воду как есть, чтобы плыть мимо барьера. Однако задача была не так проста, как кажется. Я припомнил, как мы стояли на восточном берегу Манхэттена, и Керрис рассказывала мне, что место слияния реки Гарлем с Ист-ривер (как раз то место, где Марни была готова совершить безрассудный заплыв) называется Врата Ада. Столь яркое название место слияния рек получило за то, что там совершенно неожиданно возникали сильные течения и мощные водовороты, которые не способен преодолеть даже самый опытный пловец.

Кроме того, я не мог забыть и водной разновидности триффидов, которых видел несколько дней назад в Колумбовом пруду. Мне не хотелось на собственном опыте выяснять, что или кто обитает в этих мутных водах.

Никаких лодок мы на берегу не нашли. Марни снова изобразила пловца. Я в ответ отрицательно покачал головой.

Нам снова пришлось выйти на жилую улицу. Там наверняка должны быть предметы, способные послужить при переправе подручным средством. Я шел по проулку и, вытянув шею, заглядывал во все дворы. В какой-то момент я услышал работу пилы и тут же отправился на звук. Вскоре я оказался перед небольшой мастерской. Там при свете масляной лампы смуглолицый человек занимался распиловкой деревянных брусьев. За его спиной стоял почти готовый платяной шкаф.

Но мое внимание привлекли заполненные опилками пластиковые мешки. Взмахом руки я дал сигнал Марни укрыться в тени.

Я ждал подходящего момента. Смуглолицый подошел к дверям и заорал с порога:

— Джо! Эй, Джо! Куда ты запропастился с обещанным кофе?! — Столяр прислушался к отдаленному ответу и возмущенно продолжил: — В чем дело? Ты говорил о десяти минутах, а прошло почти полчаса. Мне надо успеть закончить этот шкаф ко времени отгрузки, иначе я не получу очередной дозы! Работу мне не кончить, если я не глотну кофе. Я суше, чем эти опилки. Если ты не сдвинешь свою тушу, то я позабочусь о том, чтобы ты не получил жратвы. Ты все понял, Джо?

Пока столяр препирался с невидимым и неслышимым для меня Джо, я схватил два мешка опилок и вернулся к Марни.

— О'кей. Теперь можно возвращаться к реке.

— Действуй, как я.

Марни кивнула. Ее зеленые глаза были сама серьезность.

Я высыпал на берег опилки из пластикового мешка. Она сделала то же самое. Затем, быстро раздевшись, затолкал всю одежду в мешок. После этого убрал туда свои ботинки, предварительно вынув из них шнурки.

Этот момент совершенно не годился для каких-либо проявлений ложной скромности. Тем не менее, когда я говорил, я старался смотреть лишь в глаза девушки.

— Теперь завяжи мешок этим шнурком. Только потуже... Нет, не так. Не выдавливая из мешка воздух. Он должен быть надут как можно сильнее... Отлично. Готова?

Она кивнула. Весь облик Марни свидетельствовал о ее бесконечной решимости.

Я вошел в воду, которая оказалась чертовски холодной. Заскрипев зубами, я шагнул глубже, стараясь не обращать внимания на острый гравий под босыми ступнями. Взглядом я неотрывно обшаривал реку. В этот ночной час она казалась чрезвычайно темной и какой-то особенно зловещей. Река представлялась мне глубоким провалом, населенным жуткими безымянными чудовищами.

70
{"b":"14381","o":1}