ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он наизусть помнил эти проклятые отчеты. Результат благих намерений Бобби Барраса – “Бисквита”, отца Джо и Кристин. Он купил этот участок тридцать лет назад, решив, что это удачное вложение средств обеспечит будущее его детей. Единственный раз в жизни предприимчивый старик попал впросак. Во времена королевы Виктории на солнечной Поляне располагалась городская свалка. Под тонким слоем почвы скрывались двести акров викторианских картофельных очистков, яблочных огрызков и даже человеческих экскрементов, гниющих у них под ногами. Строить в таком месте дом – все равно, что на зыбучем песке.

– Папа! – крикнул Марк. – Можно теперь я запущу? Они с Эми брели к нему по густой траве, сияя радостными улыбками.

“Да пропади оно пропадом, – подумал Ричард, улыбаясь в ответ. – Зато из Солнечной поляны вышла неплохая игровая площадка и отличный космодром. Ближайшие соседи живут в полумиле дальше по шоссе, так что можно не бояться, что «Вольная Птица-2» приземлится на крышу парника.

– Можно, я заряжу? – спросил Марк.

– И я, – добавила Эми.

– Пускай Марк зарядит, милая. С ракетами нужна осторожность, а то не долго и до беды.

– Ладно, – неожиданно покладисто согласилась она. Обычно малышка поднимала бучу, если ей не давали делать все, как брату.

Эми смотрела, как Марк вставляет двигатель в хвостовое отверстие ракеты. Когда она открыла рот, Ричард ожидал услышать комментарий по этому поводу, но у нее на уме было другое:

– Папа? Мы ведь не настоящие, верно? Я хочу сказать... мы не взаправду люди. Мы как будто игрушки или статуи, а кто-то нами двигает. Как будто вот мы здесь, а кто-то говорит: “Пойди туда”.

Малышка больше не смотрела на брата: ее взгляд стал рассеянным. Ричард нахмурился. Конечно, у детишек бывают странные идеи. Разве он сам не верил когда-то, что бог спускает младенцев на землю на парашютиках. Но в ее словах было какое-то жутковатое прозрение. Вопрос детерминизма – вечнозеленая проблема философии. Может ли человек создавать свое будущее, или все решено заранее, и мы просто следуем по маршруту, заботливо составленному Судьбой.

– Как это мы не настоящие люди, солнышко? Конечно, мы настоящие. Вот я, например, самый настоящий и могу тебя пощекотать.

Он пощекотал ей шейку под волосами. Малышка втянула голову в плечи. Рассеянный взгляд сменился улыбкой, но ей не хотелось так просто расставаться со своей идеей.

– И все равно, мы не настоящие, – настаивала она. – Нас двигает кто-то другой. Как будто мы – игрушки или статуи. А иногда он заставляет нас делать то, что мы не хотим.

Ричард, озадаченный и заинтригованный, покачал головой.

– И кто же это нами двигает?

Эми посмотрела на него, вдруг резко отвернулась и бросилась к кустам.

– Мальчишки, – кричала она. – Мальчишки! Сколько раз вам говорить, слезайте с дерева. Идите-ка сюда. Постройтесь друг за другом. Стойте смирно! Идите сюда! Встаньте под лопухом!

Ричард улыбнулся. Мальчишки поселились в доме Янгов полгода назад. Эми командовала ими, как сержант – ротой новобранцев. Однажды Ричард рискнул спросить, как они выглядят. Она подарила ему взгляд, говоривший яснее ясного: “Ты слепой или тупой?”, и снисходительно, как идиоту, растолковала, что Мальчишки – голубого цвета, без глаз и без ушей.

Приложив руку козырьком к глазам, Ричард смотрел, как его дочь воспитывает их.

– Теперь сядьте, Мальчишки. Съешьте по три травинки. Руки на голову! Пойте: “У Мэри был барашек”! Громче, Мальчишки! Теперь прыгайте в пруд! Плывите! Вернитесь назад!

– Готово, пап, – крикнул Марк, прищепкой закрепляя провод от пульта на детонаторе двигателя.

– Эми. Иди смотреть запуск!

– Мальчишки! – приказала она. – Быстро в ракету. Вы отправляетесь на Луну!

– Все на борту? – спросил Марк.

– Ага!

Большим пальцем Марк ткнул в кнопку. Ракета снова взревела и умчалась в небо, оставляя за собой дымный хвост.

– Папа, почему ты не смотришь на ракету? – обиделся Марк.

– Мама выглядывает из окна спальни. Наверное, я ей нужен.

– Чокнутый!

– Спасибо, сын. Я тебя тоже люблю!

– Но ты и вправду чокнутый.

– Я всего лишь сказал, что вижу, как мама выглядывает из окна спальни.

– Вот я и говорю. Мама же там, у пруда! Удивленный, Ричард обернулся. Кристин шла к ним с коробкой для пикников в руках. Ричард снова повернулся к дому. Очень странно. Он же совершенно ясно видел лицо Кристин в окне. Во всяком случае, чье-то лицо. Щурясь против солнца, он осмотрел все окна. Лицо скрылось.

Он покачал головой. Конечно, никакого лица и не было. До дома не меньше пятидесяти ярдов. В стеклах окон отражаются деревья. Просто он принял за лицо отражение какого-то чертова дерева. Так же, как принял размокшую в пруду газету за Эми. “В конце концов, я же писатель, – подумал он, – Мне за богатое воображение неплохо платят”. Ричард улыбнулся про себя: как будто воображение – что-то вроде машины для наклейки этикеток на бутылки с шампунем.

Кристин принесла для ребят – колу, а для него – баночку холодного пива.

– Я знаю, что еще утро, – объяснила она с улыбкой, – но какого черта? Ты в отпуске и честно заслужил выпивку.

Он поцеловал жену.

– Господи! Солнечный день, ракета с полными баками, счастливые дети, щедрая жена и холодное пиво! О чем еще может мечтать человек?

– Хороший вопрос, – заметила она с коварной улыбкой. – До вечера еще далеко, мало ли какие сюрпризы он принесет.

– Ого! – он поднял брови. – Еще одно слово, и я вывернусь наизнанку.

– А вот послушай, – она зашептала ему на ухо.

Теплое дыхание приятно щекотало ухо и возбуждало не меньше, чем слова. Случайно он снова повернулся к дому.

Взгляд невольно искал бледное лицо, выглядывающее из-за стекла.

“Да нет там никакого лица, Ричард. Твоему воображению только дай волю, шляпу с головы снесет”. И все-таки он почти уговорил себя пойти проверить, действительно ли в доме пусто, когда Кристин игриво сшибла его на землю, требуя, чтобы и ей позволили запустить ракету. Он пощекотал жену, вызвав взрыв хохота. Эми радостно подскочила и пнула его в бок. Он сгреб маленькую разбойницу в охапку и стал щекотать обеих.

Ему хотелось, чтобы этот счастливый день никогда не кончался.

Глава 10

Горячей

– Тут Джо звонил, – вспомнила Кристин, когда они с Ричардом уселись во дворике выпить белого вина. – Спрашивал, приедешь ли ты к нему на пикник в саду?

– Честно говоря, я еще не решил. Если в субботу будет погода, как сегодня, я бы лучше прокатил Эми на пароходике в Кейли.

– Это и в другой день можно сделать.

– В субботу у них праздник. Команда в костюмах книжных героев, всюду расклеены нарисованные рожицы и все такое.

Он непринужденно болтал, прихлебывая вино, но больше всего на свете мечтал увильнуть от визита к Джо. Большинство гостей будут из тех, кто любит поесть и выпить на дармовщину. Они называют себя бизнесменами, а по сути, околачиваются на задворках настоящего бизнеса, проживая, насколько мог судить Ричард, семейные сбережения, бабушкино наследство, а то и жалованье работающих жен.

Самая подходящая компания для Джо. Он за всю жизнь и дня не проработал. Теоретически, шурин возглавлял компанию “Баррас и сын”, созданную отцом Кристин. Толковый был старик, и пока он вел дела, компания приносила доход. Десять лет спустя после его смерти в их собственности оставалась небольшое конторское здание в городе, арендная плата за которое и составляла доходы Джо, что же касается дивидендов... Ричард признавал, дивиденды были. Ежегодные дивиденды честно делились между Кристин и Джо.

Свою долю семья Янг ежегодно растрачивала в первый же выходной в парке аттракционов. Вернувшись домой и высыпая сдачу в вазочку для мелочи, Ричард представлял, как перевернулся бы в гробу старый Баррас-“Бисквит”, узнай он, как запустил сын и наследник семейное предприятие. Солнечная Поляна составляла остальную часть наследства, вот только это “ценное имущество” не стоило ни гроша.

10
{"b":"14383","o":1}