ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Знаешь, я постараюсь дотянуться и достать твой рюкзак без лестницы, – сказал Ричард. – Доставать ее из кладовки – такая возня!

– Тоже шваброй?

– Нет, спасибо. На сегодня хватит несчастных случаев.

Ричард поставил под люком кресло из столовой и взобрался на него, почти упершись головой в потолок. Заглянуть в люк все-таки не удалось, но он поднял руку и пошарил по полу чердака. Рюкзак, наверное, удастся нащупать. К его огромному удивлению, первый предмет, на который наткнулась его рука, вырвался из-под пальцев.

* * *

Розмари по-прежнему была без сознания, но боль в щеке и колене пробивалась сквозь беспамятство. Перед глазами мелькали образы. Чердак незнакомого дома. Картонка, прикрывающая люк, приподнимается. Потом она срывается вниз. Изображение расплывается... Когда оно возникает снова, она смотрит сквозь люк на коричневый ковер, покрывающий площадку и залитую полуденным солнцем лестницу. По лестнице сбегает мальчик. Он держится за глаз или за лоб – не разобрать.

Ощущение, что она отодвигается назад.

Смотрит в окошко. Семейство собралось в саду у жаровни. С ними сидит толстый мужчина.

Она продвигается вперед, над ее плечом проходит потушенная лампочка, потом наклонная деревянная балка. Она скорчилась за балкой.

Смотрит вниз. Рука, сжимающая пистолет. Рука сумасшедшего.

Она чувствует, что безумец крадется вперед к отверстию люка. В луче света кружатся пылинки.

Розмари, испуганная и беспомощная, наблюдает за ним. Для семьи внизу настал решающий момент, а она не может их даже предупредить.

“Глупая, глупая Розмари! Надо было вылезти из постели и позвонить в полицию. Смотри теперь, как с невинной семьей, с мальчуганом и маленькой девочкой расправляются, как расправились с тобой”.

Из люка показывается кисть руки, запястье, предплечье. Рука на секунду замирает, покачиваясь из стороны в сторону, как странный обрубок змеи. Потом решительно наклоняется, касается ботинка сумасшедшего... Нога резко отдергивается.

Рука замирает, словно ее владелец удивлен и не понимает, что нащупал.

– Что случилось, пап? – это голос мальчика.

– Сам не знаю. По-моему, я нащупал что-то живое.

– Крысу?

– Нет... Попробую еще раз.

Безумец сидит на корточках, дуло пистолета направлено в голову того, кто покажется над отверстием люка.

– Подними меня, пап, я посмотрю.

– Шутишь? Ты мне спину сломаешь!

– Но мне же нужен рюкзак, папа. Мы с Абрамсами выезжаем сегодня вечером.

– Я знаю. Постараюсь подтянуться повыше. Держи кресло, Марк, а я загляну, что там делается.

Рука с пистолетом тянется клюку. Палец лежит на курке.

“Вот, сейчас, Розмари Сноу. И ты этому виной. Должна была предупредить. Теперь смотри, что кусочек металла, летящий со скоростью тысяча футов в секунду, делает с человеческим лицом. Пулевые отверстия – не аккуратные дырочки. Это кровавые здоровенные дыры. Дыра, как третий глаз...”

Две руки уцепились за край люка. Розмари видела, как напряглись пальцы, видела каждый палец, каждый ноготь, волоски на тыльной стороне ладони, обручальное кольцо...

– Марк? Ричард? Что вы там ищете? – женский голос.

– Папа, рюкзак! – радостно завопил мальчишка.

Мужчина спросил:

– И где он был?

– В шкафу под лестницей. Пойдем, Ричард. Я уже положила мясо на гриль.

Руки исчезают. Секунду спустя над люком поднимается картонка, ложится на отверстие.

На чердаке внезапно темнеет.

* * *

Ричард вернулся в сад и обнаружил, что Джо дожевывает здоровенный кусок мяса.

Кристина разложила на тарелки порции сосисок для Марка и Эми, сидевших на покрывале в тени под деревом.

– Вы собирались мне что-то сказать? Мистер Отвислая губа торжествующе улыбнулся, глядя на Ричарда.

– Я просто решил, что не так уж и тороплюсь. Могу немного посидеть с вами. Ты не возражаешь, друг Дикки?

Улыбка далась ему нелегко, но Ричард справился с собой.

– Будь моим гостем, Джо.

– Извини, что я съел твой бифштекс, солнышко. Я думал, у вас есть еще.

Смех Ричарда прозвучал, как залпы винтовок при расстреле диссидентов, так мало в нем было веселья.

– Я как-нибудь обойдусь, Джо, – он торжественно возложил на решетку гриля последнюю оставшуюся сосиску.

* * *

Этим же вечером Янги – Кристин, Ричард, Эми и Марк – стояли у ворот своего дома. Шеффилдское шоссе в это время затихало. К вечеру стало прохладней. Небо потемнело, и стрижей сменили летучие мыши, метавшиеся высоко в воздухе в погоне за мошкарой.

Подкатила машина.

– Желаю хорошо провести время, – сказал Ричард, ероша темные волосы Марка.

– Веди себя хорошо, – Кристин поцеловала сына, отчего мальчик вспыхнул до корней волос.

Ричард усмехнулся. В этом возрасте поцелуй матери на глазах у сверстников страшнее пыток инквизиции.

Марк удобно устроился на заднем сиденье автомобиля, и они помахали ему на прощанье. Мальчишка, в предвкушении настоящего похода с палатками, болтал без остановки.

Машина отъехала, и покинутые члены семьи махали ей вслед, пока она не скрылась из вида. Почему-то – Ричард сам не знал, почему – ему остро захотелось тоже куда-нибудь уехать.

Глава 16

Сгоревший в крови

Человек, среди ночи спустившийся с чердака дома Янгов, чтобы найти что-нибудь поесть, заметил в саду двух мужчин. Было два часа ночи. Пришельцы крались вдоль изгороди, как пара крыс.

Не включая света, он проскользнул с кухни через столовую в сад. Луна шла на убыль, но ее света хватило, чтобы пробраться к зарослям кустарника. Отсюда можно было наблюдать, оставаясь невидимым.

Когда он присел за кустом азалии, левая ступня, вывихнутая при аварии, протестующе заныла. Он плохо помнил несколько часов, прошедшие после того, как “БМВ” вылетел с асфальта. Раненое животное инстинктивно находит укрытие. Он очнулся на следующее утро на чердаке, во лбу от удара о руль пульсировала боль, на лице запеклась кровь.

Человек намеревался отлежаться пару дней и двигаться дальше. Автоматический пистолет с зарядом, способным на бегу остановить дикого вепря, легко устранил бы любые недоразумения с семьей, обнаружившей на чердаке незваного гостя. Но в случайном разговоре с малышкой он услышал потрясающие вещи.

Та беглянка, Розмари Сноу, тоже подавала надежды. Жаль, что она лежит мертвой в траве скошенного луга за пятьдесят миль отсюда. Но эта четырехлетка, Эми, серьезно заинтересовала его. У нее отличные задатки.

А эти двое, разглядывающие дом из-за куста шиповника, могли все испортить.

Если им позволить.

Теперь он разглядел, что обоим едва за двадцать. Оба в джинсах и черных джемперах. Один жирноват, но на вид физически сильный: бычья шея толще выбритой головы. Пистолет остался на чердаке, а голыми руками с таким не справиться.

Второй, тощий, в надвинутой на нос бейсбольной кепке, казался по-настоящему гнусным типом. Пришельцы прошли мимо кустарника, подкрадываясь к кухонному окну, и человек ясно различил искривленные поджатые губы психопата. Татуировка на лице и руках подтверждала диагноз. Псих, которого из тюрьмы выпускают только на поруки.

Человек за кустами бесшумно переместился ближе. Парни шепотом обсуждали, как проникнуть внутрь. Назревала ссора. Толстяк хотел заняться машиной в гараже.

Бейсболке нужен был дом. В руке у Бейсболки что-то тяжелое: ломик, каким взламывают двери, а порой разбивают головы пожилым прохожим.

Губы и нервы наблюдателя натянулись. Это приходит без предупреждения. Боже, Боже, вот оно. Все тело звенело. Бейсболка... да, с парнем в бейсболке получится.

Человек уставился в затылок парня. Из-под кепки топорщатся волосы, шея покрыта татуировкой. Человек сфокусировал взгляд на загривке. Татуировка – сердце, истекающее кровью, большая родинка, кровоточившая под бритвой тюремного парикмахера.

Да, ясно, что он из себя представляет. Чем занимается в камере, когда потушат свет, что творит во взломанных домах. Ха, ха, очень смешно... наложить дерьма в постели... сунуть канарейку в микроволновку: стук крылышек, писк, глухой стук...

15
{"b":"14383","o":1}