ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ублюдок! – выкрикнула она. – Я убью тебя! Крак!

Четвертый...

Она изгибалась, дотягиваясь до петли волос, захлестнувшей столбик и вопила от ненависти к предателю. Третий столбик... Щепки мельче спичек.

“Давай! Еще можно успеть. Последняя секунда. Давай же!” Крак! Второй.

Она зарычала на незнакомца. Первый!

Ближайший столбик рухнул. Балка, на которую она опиралась, переломилась, куст чертополоха, падая, хлестнул ее по лицу.

Она замерла, похолодев, подняв лицо к небу. Теплый летний воздух сгустился, ударил ее в лицо. Как молот Господень.

Розмари Сноу закричала...

Часть вторая

Какая-то странность кроется в турецком городе, известном как Стамбул.

В 330 году новой эры римляне перенесли сюда столицу империи. Город тогда назывался Византии. Римляне переименовали его в Константинополь. Они изменили название, а город изменил их. Они превратились в византийцев. И обычаи их странно исказились, превратившись в византийские обычаи. По новому обычаю, новый император, заступая на место старого, выжигал своему предшественнику глаза раскаленными железными прутьями. В 1453 году Константинополь захватили турки. Они переименовали его в Истамбул, а сами стали византийцами. И обычаи их стали странными, тоже, можно сказать, византийскими. Новый султан, сменяя старого, по обычаю казнил прежнего султана, раздавливая ему мошонку.

Глава 4

Что случилось с Эми Янг?

Хочешь власти? Хочешь власти над людьми?

Хочешь власти посыпать людей на смерть?

Хочешь власти столь полной, что, умирая за тебя, они отдадут жизнь с радостью и гордостью, с последним вздохом выкрикивая твое имя?

Хочешь такой власти?

Хочешь?

Если бы этот вопрос задали Ричарду Янгу, у него не нашлось бы времени толком на него ответить.

Уже третий раз после полудня Ричард Янг ворчал про себя: “Ну и денек, Дикки... Ну и денек!”

Из открытых ящиков письменного стола в гостиной пачками вылетали старые счета и страховки на давным-давно проданные автомобили вперемешку с семейными фотографиями.

– Кристин! Сколько у меня еще времени?

– Держи себя в руках, – донесся из кухни певучий голосок жены. – Еще почти час.

Чертыхнувшись про себя, он снова запустил обе руки в ящик. Где этот чертов паспорт? Надо успеть к врачу до половины шестого. Только и не хватало копаться в старом хламе.

И это первый день недельного отпуска. Всю ночь провел за компьютером, заканчивая сценарий очередного рекламного клипа для продавца теннисных мячей. Не то чтобы он не любил свою работу. Приятно написать хороший, крепкий сценарий, который принесет заказчику дьявольски неплохую прибыль, да еще сойдет за славную развлекательную короткометражку. Но все-таки десять месяцев без выходных – это многовато.

Давно пора провести дней девять с семьей, повозиться в саду, съездить куда-нибудь на пару дней и вообще побездельничать.

И тут, как обычно, дерьмо пошло косяком.

Для начала позвонил брат жены – старая болячка. С чем может объявиться шурин Джо? Ну конечно, с новым блистательно-идиотским планом, как кратчайшим путем привести всю семью к разорению.

Теперь не хватало только небольшой грозы с пожаром для полного счастья.

– Господи!

– Что с тобой? – встревоженно отозвалась жена.

– Представляешь, я нашел наше свидетельство о браке!

– Боже мой, Ричард, я думала, ты, по меньшей мере, перерезал себе артерию.

– Да я думал, оно давным-давно кануло в семейную черную дыру.

Кристин крикнула сквозь грохот кастрюль:

– Оно не просрочено?

Он представил себе ее ехидную ухмылку и сам невольно улыбнулся:

– И не надейся. Ты прикована ко мне пожизненно. Из ящика появлялись ветхие гарантийные талоны на будильники, утюги, газонокосилки, электрооткрывалки для консервов...

Все это по большей части давно отправилось в помойку.

– Неужели у всех такая чертовщина? – вслух удивлялся он. – Жестянки набиты старыми банковскими извещениями, просроченными страховками, телефонными счетами... Ну-ка... шестилетней давности!

– Господи, корешки билетов на концерт “U-2”... Помнишь, перед свадьбой?

Ричард Янг догадывался, что так бывает почти со всеми. Три четверти этого хлама давным-давно следовало бы отправить в печку, но есть даже в ненужном страховом полисе с его строгим черным шрифтом что-то, внушающее: не выкидывай. Вдруг пригодится?

– Ричард?

– Угу.

– Скажешь Эми, что чай налит?

– Угу. Где она?

– Ты меня спрашиваешь? Я целый час не отходила от плиты, милый муж...

“Милый муж” всегда предвещал грозу. Пора пошевелиться.

Подавив желание поднести к груде бумаг зажженную спичку и сплясать над огнем победный танец дикарей, он направился в соседнюю комнату.

– Эми! На заправку!

Телевизор добросовестно показывал историю Тома и Джерри, но внимали ему только пустые кресла.

– Эми, если ты не съешь, мышке отдадим. Ричард опустился на четвереньки и по-собачьи заковылял по ковру.

– Гав. Гав! Поймаю и съем!

Их четырехлетняя дочурка вечно умудрялась затеять игру в прятки именно тогда, когда времени в обрез.

Любимое место – за диваном. Сейчас бы поваляться на солнышке с баночкой холодного пива и последним номером “Кью”. Подавив вздох, он невольно улыбнулся, представив, как оглушительно завизжит обнаруженная в своем укрытии Эми. Завизжит, в восторженном ужасе, а потом выскочит вприпрыжку из комнаты, оглядываясь через плечо и, конечно, не глядя под ноги. Без синяка не обойдется. Впрочем, синяки она носит, как золотые медали.

– Поймал!

Эми не было в обычном убежище. “Вот пропасть, – подумал Ричард. – Она нашла новое место. Лежит, небось, где-нибудь, свернувшись в клубок из ручек и ножек, едва различишь внутри круглое сияющее личико и пару блестящих глазенок”. Он бросил взгляд на часы. Н-да, время надело тапочки и понеслось во всю прыть. Пожалуй, на двух ногах искать будет скорее.

За дверью?

Нет. Только тряпичная кукла с пятном от соуса на белой футболке. Утром Эми пыталась накормить ее бобами.

За занавеской?

Нет.

Под стеллажом?

Никого.

Под кофейным столиком?

Шиш!

– Боже, дай силы, – бормотал он. – Вот уж денек так денек!

Ричард Янг, тридцати трех лет от роду, еще не знал, что его ожидает. Этот солнечный июньский денек был переломным днем его жизни. Во-первых, дочь Эми умудрилась исчезнуть с лица земли.

Во-вторых, Ричард понятия не имел, что в его доме появился новый жилец.

Ричард торопливо обыскал первый этаж и поднялся наверх.

– Эми? Чай готов. Иди пей.

Нет ответа.

В ванной? Пусто. Но вода в туалете не спущена. На ходу он нажал кнопку и двинулся в сторону спальни, но его перехватил десятилетний сын Марк.

– Пап, – огорченно воскликнул мальчуган. – Опять та же история!

– Ты не видел Эми?

Ричард заглянул в спальню девочки. Ни одной Эми!

– Пап, у меня опять так получилось.

– Что? Дистанционка от телевизора снова за батареей?!

Марк виновато кивнул, широко расставленные голубые глаза наполнились слезами в ожидании выволочки.

– Извини, сынок, мне сейчас некогда этим заниматься. Ты не видел Эми?

Мальчик покачал головой.

– Но через десять минут чемпионат по борьбе, а я не могу переключить канал.

Ричард подавил приступ раздражения.

– Слушай, Марк, у меня ни минуты времени. Эми куда-то опять запропастилась. А мне еще надо найти свой паспорт и бежать к доктору.

– Понимаешь, это же финал чемпионата. Я хотел...

– Марк, – мягко сказал он, слегка подталкивая сына к его комнате. – Если тебе так уж необходимо посмотреть этот матч, попроси маму достать твой пульт.

– Да ладно, – последовал быстрый ответ. – Можно и подождать. А вообще-то, раз Эми не смотрит телевизор, я могу посмотреть внизу. – Марк улыбнулся, радуясь своей находчивости.

4
{"b":"14383","o":1}