ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Далекое близкое
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Цветы для Элджернона
Конфедерат. Рождение нации
Птица в клетке
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Метод волка с Уолл-стрит: Откровения лучшего продавца в мире
За пять минут до января
На заре новой эры. Автобиография отца виртуальной реальности
Содержание  
A
A

Оператор показал мальчугана, примерно одного возраста с Эми, играющего с пластмассовым трактором. Лицо малыша было цвета банановой кожуры. Врачи давали ему три недели жизни. Ничего нельзя было сделать.

Изображение детского личика расплылось в глазах Кристин от подступивших слез. Репортер добавил, что хирург из частной клиники уверен, что пересадка тканей легких и печени спасла бы ребенка. Операция стоила 60 000 фунтов.

Дальше показали, как родители маленького Даррена и их соседи собирают пожертвования и пытаются организовать парашютные соревнования для сбора средств.

– Мужественные усилия, – заметил репортер, – но в глубине души они не могут не чувствовать: слишком мало, слишком поздно, и пятилетнему мальчику придется умереть.

– Вот, возьмите.

Кристин ошеломленно вскинула голову.

– Майкл? Я не знала, что вы здесь.

– Извините, что вошел без стука, – доброжелательно улыбаясь, он протягивал ей чистую салфетку. Кристин попыталась объяснить:

– Я смотрела новости... про Йорк. Там показали мальчика. Одних лет с Эми... Он умирает... – она шмыгнула носом. – Господи, просто зло берет. Иногда кажется, что нас только затем и послали на Землю, чтобы страдать и умереть.

Майкл кивнул, в его глазах было сочувствие.

– И все же мы рождаем для жизни новых детей.

– Похоже на шутку, не правда ли? Жалкую, печальную шутку. Вы знаете, – она взглянула в лицо Майкла, – когда мой отец умирал в больнице – у него был рак почки – к нему пришел священник и спросил, готов ли он ко встрече с Создателем. “Давно готов, – сказал отец, – и как только доберусь до него, дам ему хорошего пинка в зад за все, что он натворил на Земле”, – она горько рассмеялась. – Понимаете, он ведь один растил и меня, и Джо. Мать с десяти лет страдала диабетом и умерла, когда мне было два года.

– Но вы продолжаете жить. И у вас двое здоровых детей.

Она кивнула.

– И все-таки иногда трудно смириться. Смотрите, сегодня в несколько минут погибло сорок восемь человек.

– Я помню, Кристин. Мне с этим жить всю жизнь. Я виноват. Слишком торопился заполучить в свои руки эту книгу. Следовало оставить Хитта и гнать вперед, чтобы оторваться от Зверя на солидное расстояние.

– Майкл, – очень тихо спросила Кристин. – Это создание, которое вы зовете Зверем, – вы не могли бы расстаться с ним? Неужели вы в самом деле думаете, что попытка удержать его стоит загубленных жизней?

Майкл в задумчивости свел вместе кончики пальцев и поднес их к губам.

– Представьте себе, Кристин, что Зверь в состоянии спасти жизнь того малыша, которого вы видели по телевизору. Вы и тогда будете настаивать, чтобы я избавился от него?

– Насколько я могу судить, он в состоянии только убивать.

Майкл снял со стены радиотелефон и присел на корточки рядом с Кристин, пристроив аппарат на кофейном столике.

– А если бы вы сумели спасти маленького Даррена? Вы бы стали требовать, чтобы я избавился от Зверя?

– Я... – она вытерла глаза и качнула головой. – Нет. Наверно, нет.

– Снимите трубку, Кристин.

Она в недоумении уставилась на него.

– Позвоните. Сейчас вы спасете жизнь того ребенка.

– Каким образом?

– Позвоните на телевидение и скажете им, что заплатите за операцию.

– У меня нет таких денег!

– Деньги есть у меня. И получил я их только потому, что вступил в связь со Зверем.

Он отыскал в директории номер телестудии, затем протянул ей карточку с печатной надписью: “ФОНД М”. Внизу был номер телефона и адрес электронной почты.

– Позвоните на студию, Кристин. Скажите, что представляете благотворительный фонд, который готов оплатить операцию, необходимую Даррену.

Ее глаза просияли надеждой.

– Вы серьезно?

Майкл чуть улыбнулся.

– Да, серьезно. Просто дайте им номер телефона, указанный на карточке. Телевидение поможет родителям мальчика связаться с правлением фонда. Для них это прекрасный сюжет.

Когда Кристин начала набирать номер, улыбка Майкла стала шире.

– Каково чувствовать себя спасительницей, Кристин?

* * *

Ричард сидел в саду на каменной оградке, отделявшей клумбу от зеленого газона, на котором Эми играла с куколкой по имени Розмари Сноу. Девочка напевала:

– Розмари Сноу приедет к нам. Розмари Сноу приедет к нам... Папа?

Ричард поднял голову.

– Да? – голос прозвучал хрипло.

– Пап, Розмари Сноу хочет знать, где мы. Ричард вытер губы ладонью. Все это время он думал только о виски, оставшемся в коттедже. Ему надо выпить, да нет, черт возьми, надо бы напиться, хорошо бы выпить с ведро этого зелья. Может быть, тогда уйдет мучительная боль, и вопросы, и чувство вины, разъедавшие его изнутри. Перед глазами продолжали мелькать моментальные снимки. Отрубленная рука, судорожно дергающаяся на полу. Сведенные пальцы нажимают кнопку вспышки. Хорошенькие фотографии они увидят, когда проявят пленку... перекошенное лицо Ричарда Янга, глаза, ослепшие от ужаса и пыли, обвал щебня, река крови, вытекающая из-под кучи камня, как виноградный сок из-под пресса... Интересно, где теперь Зверь? Приходи к обеду, парень, приходи и...

– Папа!

– Да, малышка?

– Розмари Сноу хочет знать, где мы.

Взгляд Ричарда сфокусировался на черноволосой кукольной головке.

– Папе нужно подумать, – выговорил он хрипло. – Пойди поиграй.

– Но Розмари Сноу нужно знать, куда приехать к нам в гости!

– Эми, я сказал – иди играть!

* * *

Кристин улыбалась, ее глаза радостно сияли.

– Они сказали, что немедленно свяжутся с семьей. Репортер считает, что операцию сделают до конца недели.

– И Даррен вырастет здоровым и сильным, женится и заведет своих детей, – улыбнулся Майкл. – И никогда не узнает, кто была та сказочная фея, исполнившая заветное желание его семьи.

Кристин вспыхнула:

– Я ничего не делала. Это ваши деньги.

– Я – всего лишь посредник, Кристин. Если бы не Зверь, у меня бы тоже не было денег. А если бы вы не смотрели передачу по телевизору, мы бы не узнали, что Даррен нуждается в операции.

Она покачала головой, не зная, плакать или смеяться.

– Послушайте, Кристин. Я понимаю, того, что было в Йорке, не изменить. Но вы... Кристин Янг... спасли сегодня жизнь ребенка. – Он накрыл ее ладонь своей и тихонько пожал. Движение было теплым и ободряющим. – Вы спасли жизнь, Кристин Янг. Порадуйтесь этому.

Женщина улыбнулась сквозь слезы.

– Я и ваш Зверь спасли ему жизнь. Это на самом деле, верно?

Он кивнул, глаза его смотрели так нежно, что Кристин почувствовала, как что-то тает у нее в груди.

* * *

Эми не отставала.

– Папа, скажи, где мы, а я скажу Розмари Сноу. Она правда хочет к нам приехать, чтобы сказать что-то очень важное.

– Хватит, Эми. Тебе пора спать.

– Но папа, Розмари Сноу хочет знать...

– Эми!

Ему хотелось рявкнуть: “провались со своей Розмари Сноу!” А потом схватить дурацкую куклу и оторвать ей голову, как...

Как тогда. Сегодня утром он держал в руке оторванную светловолосую голову, а снизу болтались трубки жил, и глаза вращались, и язык шевелился, словно хотел сказать...

Что?

“Теперь твой черед, Ричард Янг. Ты следующий. Твой черед быть размазанным в грязи и...”

Господи! Ричард глубоко вздохнул. Вот так и сходят с ума.

– Папа. Ты здоров?

Эми гладила его по спине.

– Конечно здоров, солнышко. – Он обнял девочку, прижал к себе и зарылся лицом в ее волосенки. – Со мной все в порядке. – Ричард еще раз вздохнул, чтобы прогнать дрожь в голосе, но его трясло с головы до ног, и тут уж ничего поделать было нельзя. – Ну... – он откашлялся. – Что там спрашивала твоя кукла?

– Где мы?

– Мы в доме Майкла. Он называется Глеб-коттедж. Это рядом с деревушкой Банвик, расположенной... дай-ка, соображу... милях в пяти от Дартмута в Девоне.

– Я люблю тебя, папочка!

– И я тебя люблю, милая.

44
{"b":"14383","o":1}