ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нога зацепилась за корень. Тело рвануло вперед и вниз, земля прыгнула навстречу. Он покатился вниз, понимая, что сделал последний свой шаг по земле.

Ветка над головой раскололась вдоль.

Ричард сжался в тугой комок, зажмурился, в его крике смешались гнев и предчувствие боли. Он ждал удара молота.

Часть третья

Главное, часто неосознанное стремление каждого человека, будь то мужчина, женщина или ребенок, – овладеть тем, что неподвластно никому.

Иоанн Дукас, пасхальное воскресенье 1057 года

Глава 55

Зеро

Указатель на развилке гласил: БАНВИК. Стрелка показывала налево. Уборочный комбайн впереди свернул вправо.

Розмари зашипела сквозь зубы: “Слава Богу за его маленькие милости”. Опасно напрягая перегретый мотор, она прогрохотала через обшарпанную деревушку и с разгона проскочила поворот с деревянной доской, на которой краской было написано: “Глеб-коттедж”

Теперь она ехала по узкому проселку между крутых откосов и никак не могла выбрать место для разворота. Только через милю попалась отходившая вбок тракторная колея. Кое-как развернулась, оставив в траве у откоса осколки правого поворотного фонаря.

Автобус заскрипел тормозами, шофер яростно шевелил губами, явно высказывая все, что думает о водительских способностях девицы. Девочка в ответ оскалилась, нажала на газ и погнала обратно.

* * *

Страшный удар по спине, луч ослепительного света, прорвавшийся прямо в мозг – и больше ничего.

Он стал пылинкой мертвых миров, бесшумно блуждавших в пустоте вселенной. Полная тишина, холод, одиночество.

Что-то обожгло губы. Поцелуй вечности?

Он застонал, шевельнул головой. Голова болела. Губы жгло, будто раскаленным железом. Он опять застонал и открыл глаза.

Ричард лежал ничком. Жжение усиливалось.

Приподнявшись на локтях, он обнаружил причину: свалился, стало быть, мордой в крапиву!

Но ведь был же удар?

Что-то все еще прижимало его к земле. Ричард отполз в сторону и оглянулся, уставился на предмет, даже пнул пяткой, чтобы убедиться в его реальности.

Ветка. Всего-навсего чертова ветка, длинная и толщиной с его руку. Ее срезало с дерева и, падая, она сбила на землю и его. Листья, те, что удержались на месте, оказались размяты в зеленую кашицу. Он бессмысленно покатал один листок между пальцами. Кожа на руке окрасилась зеленью.

Но как же он уцелел?

Как ни крути, ему сейчас полагалось бы напоминать ежика, повстречавшегося с грузовиком.

Ричард встал, ощупал себя: ребра, руки, ноги, голова. Все цело. Только спина болит от удара веткой. Честно говоря, ожог от крапивы причинял большую боль. Губы раздулись и горели адским пламенем. Но все это не в счет, могло быть куда как хуже.

Все еще не совсем опомнившись, Ричард посмотрел вверх. По вершинам деревьев будто коса прошлась. Он проследил взглядом путь своего бегства. Чем выше, тем хуже. В двадцати шагах дерево раскололось надвое, верхняя половина валялась на земле, истекая соком. Нижняя, с двумя-тремя ветвями, уцелела. Возвращаясь к сараю, он видел, что стволы обламывались все ближе к земле. В пятидесяти ярдах от сарая торчали из древесной каши обрубки по колено вышиной. Еще двадцать шагов, и исчезли даже пни. Рощу сровняло с землей.

От самого сарая ничего не осталось. Просто пол-акра земли, покрытой оранжевой пылью размолотых черепиц и известняковым щебнем, в который превратились стены. Где-то под ним скрывались смятые в фольгу машины и красная лужа, бывшая прежде человеком с наивными голубыми глазами.

Ричард потряс головой. Невозможно думать об этом. Лучше сосредоточиться на гудевшей в мозгу мысли о том, как добраться до деревни, где, может быть, еще ждет Майкл.

Ричард застыл на месте, пораженный воспоминанием – все это Майкл и подстроил. Он, удалившись под предлогом прогулки, перерезал провода. Он нарочно бросил их на съедение Зверю.

Зачем?

Ричард коснулся обожженных губ. Ясно, что Майкл сбежал, и увез с собой семью Ричарда. И Зверь ушел следом за ними. Неясно почему, но это так.

Ричард снова прижал палец к губам. Горячий зуд помогал разогнать туман, застилавший мысли. Последние три дня он провел словно в трансе. Майкл солгал им, теперь это несомненно. В чем именно солгал, пока неясно, но его ложь имела цель. Шагая через лес по направлению к деревне, Ричард пришел к выводу, что цель эта была: увезти от него Кристин.

Кристин? Он вспомнил, как они переглядывались украдкой. Но вспомнился и интерес Майкла к дочери. Тогда, в Йорке, когда собор валился им на головы, Майкл думал о спасении Эми, и только Эми.

Вопросы кружились в голове, как галки над лесом. Выходя на дорогу, Ричард едва обратил внимание на вывернувший слева желтый “фольксваген”. Он думал об одном: найти Майкла. Скорее.

Потому что теперь было абсолютно ясно, как солнце над головой, что должно случиться что-то ужасное. И очень скоро.

Глава 56

Рядом

“– ...Привет, Майкл. Не забыл меня? Розмари Сноу. Я немного переменилась в лице с нашей последней встречи... Ублюдок!

И ножом в глаз. Прямо в этот теплый коровий глаз с мягким взглядом святого.

Нажать посильней. Пробить роговицу, глазное яблоко и дальше...

Нажимать, нажимать. Кончик ножа проходит по каналу зрительного нерва, почти не встречая сопротивления.

Если повезет, клинок по рукоять уйдет в мозг, рассечет лобные доли.

Он сдохнет у твоих ног.

Майкл мертв.

Майкл мертв. Как невыразимо приятно это звучит. Словно песня”.

– Майкл мертв, Майкл мертв, – напевала она, выезжая на лесную дорожку. – Майкл мертв и похоронен, аллилуйя, аллилуйя!

Девочка захихикала. Пронзительный резкий звук перекрыл даже громыхание перегретого мотора.

Страх и возбуждение только что не сыпались из нее искрами.

За деревьями уже краснела черепичная крыша. Розмари узнала место, виденное глазами Эми.

Вот здесь ее судьба снова скрестится с судьбой Майкла. Она не строила сложных планов. Постучаться в дверь, пряча нож за спиной. Сказать, когда он откроет: “Помнишь меня?”

И ударить.

Когда она, съезжая с холма, въехала в тракторную колею, передача жалобно взвыла. За следующим поворотом открылся вид на коттедж. Розмари выключила мотор и по инерции пересекла засыпанную гравием площадку.

Девочка еще не успела вылезти из кабины, сжимая в кулаке нож, когда смутное чувство подсказало ей: опоздала. Во дворе ни одной машины, окна в доме закрыты. Все кругом словно вымерло.

Минут пять она непрерывно стучала в дверь и в окна, прежде чем окончательно убедилась – уехали. Девочка заглянула в окно. В кухне чисто, не похоже, что собирались в спешке. На кухонном столе стояла коробка из-под обуви, на которой кто-то подрисовал колеса и окна кабины.

– Черт подери! – она в сердцах пнула дверь ногой.

Внезапно подступила слабость, девочка присела на ступеньку. Ее трясло, слезы сами собой текли по лицу. Когда она утирала щеки, на пальцах черными крошками остались кусочки струпьев.

“Еще бы чуть-чуть, – думала Розмари. – Почти успела, чтоб его... Разминулись на несколько минут... Черт подери все”.

Луч света, отразившись от блестящего клинка, ударил в глаза. Девочка зажмурилась.

Но вспышка по-прежнему стояла перед глазами.

– Эми, – прошептала Розмари. – Эми, где ты?

* * *

У Ричарда болела нога. Должно быть, в сумасшедшей гонке он растянул связки.

Тем не менее он упрямо брел через лес, спотыкался об узловатые корни, отводил руками ветки кустов. Он брел так уже целую вечность. В памяти засела одна мысль: добраться до гаража в деревне. Может быть, Майкл еще ждет его там.

Ричард сознавал, что обманывает себя. Майкл уже далеко, и с ним Эми, Кристин и Джо.

51
{"b":"14383","o":1}