ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И почему я, в сущности, так оделась?

Потому что мне хотелось спрятать свое тело.

Мне не нравится, как выглядит мое тело.

Мне за него стыдно, вот мне и захотелось спрятать его за возможно большим количеством кружев и атласа, и макияжа, и ярко-красной помады.

Внезапно одежда и макияж оказались для глаз Джека Блэка совершенно прозрачными. Она почувствовала себя такой же голой, как эта несчастная девушка в его руках.

Голой и глупой... и глубоко непривлекательной.

Лифт подпрыгнул.

— Почти приехали, — сказала она, чувствуя, что надо как-то прервать молчание. — Осталось два этажа.

Он ничего не ответил. Бернис поглядела на его похожую на пулю голову.

И вновь спросила себя, не Блэк ли напал на женщину.

А здесь с ним одна... ну, все равно что одна.

Ей было откровенно неуютно. Мужественность Блэка была силой природы, такой же, как земное притяжение; Бернис чувствовала, как это с ужасающей силой давит на нее.

Ну, давай же, лифт... скорее...

Пусть только откроются двери, она побежит через вестибюль к стойке портье, а там уж у нее в руках окажется красный телефон.

...сперва позвонить в полицию. Потом в «скорую помощь». Ей хотелось, чтобы гостиница наполнилась солидными, надежными полицейскими.

Они уведут Джека Блэка в наручниках... запрут его в камеру...

— А знаешь, ведь не запрут, — сказал он.

— Не... что?

— Полицейские. Они меня не заберут. Я ее не трогал. — Он кивнул на женщину.

Бернис будто попала в водоворот замешательства. Этот уголовник говорил так, будто прочел ее мысли...

Лифт резко завибрировал. Свет потускнел, мигнул, загорелся ярче.

Она бросила взгляд на указатель этажей. Цифра превратилась в двойку.

Почти приехали.

Слава Богу.

Как только они выйдут, она пошлет лифт наверх за Дэвидом.

— Он не останавливается, — вполголоса произнес Блэк.

— Что? — По скальпу у нее побежали мурашки. — Нажми на кнопку. Кнопку первого этажа.

— Уже нажал. Не останавливается.

Абсурд, подумала она. Она не может пошевелиться. Она едва дышит, зажатая в угол. Невнятно бормочет избитая женщина.

Бернис чертыхнулась.

— Как раз когда тебе нужен лифт, он слетает с катушек. Проклятая машина.

Протиснувшись мимо Блэка, она снова нажала на кнопку "1", как раз когда единица загорелась на указателе. А лифт продолжал тяжело идти вниз.

— Не работает, — сказал Блэк.

— Я знаю, что чертова штуковина не работает. Мы спускаемся в подвал.

Подвал.

Само это слово внезапно шокировало.

Нахлынули воспоминания о том, как она спускалась в подвал и пыталась открыть стальную дверь... кто-то там был за дверью, подумала она. И этот кто-то сейчас ждет в подвале. Это он, наверное, нажал в подвале кнопку вызова. Он знал, что мы входим в лифт.

Когда, содрогнувшись, кабина остановилась, Бернис в ужасе уставилась на двери.

Боже мой, там и вправду кто-то есть. Тот самый кто-то, кто напал на эту женщину. Эта мысль будто громом ударила ее. Широко раскрыв глаза, она глядела на двери в просвет между рукой Блэка и стенкой кабины.

В любую секунду двери откроются. Она увидит...

Она стала нажимать кнопки лифта; это был отчаянный, панический жест, затянутые в кружева пальцы как будто соскальзывали с кнопок, не нажимая, даже не задерживаясь на них.

На панели загорелась буква "П". И свет в лифте мигнул. Погас.

Темнота.

Свет загорелся снова — только более тускло.

— Повернись, — приказал Блэк.

— Что сделать?

— Повернись кругом.

— Но зачем? Почему...

— Поворачивайся.

Он сам повернулся в крохотной кабине. Все еще придерживая так и не пришедшую в себя Фиону, он свободной рукой схватил за плечо Бернис.

Она попыталась сопротивляться, но обнаружила, что Блэк без особых усилий повернул ее лицом к задней стенке лифта.

Он не хочет, чтобы я видела, испуганно подумала она. Почему?

Двери лифта раскрылись.

И тут же до нее донеслось громкое шипение. Будто воздух выходит из воздушного шланга в гараже.

Бернис скорее почувствовала, чем услышала, как у нее за спиной двигается Джек. В отчаянии она попыталась повернуть голову, но не могла вывернуть шею настолько, чтобы увидеть, что происходит снаружи лифта. Единственное, что ей было видно, — это прожилки в сосновой обшивке лифта.

Померания, Биттлджус... Ах!

Бессвязное бормотание женщины внезапно сорвалось в пронзительный визг.

Тут двери лифта стали закрываться.

О Боже, подумала она, совершенно сбитая с толку. Он выбросил ее из лифта.

Он просто взял и выбросил ее в подвал.

Почему? Господи Боже, почему?

Наконец Блэк отпустил ее. Она повернулась. С глухим ударом двери лифта закрылись.

Потрясенная, Бернис оглядела крохотную кабинку.

Она была одна с Джеком Блэком.

2

Дэвид глядел на цифры на стене, показывающие движение лифта: 4, 3, 2.

События сменяли друг друга с оглушающей скоростью.

Теперь вот люди поднимаются по лестнице. Только они взбираются медленно, украдкой.

Быть может, в гостиницу пробрались грабители и обчистили парочку в 101-м? Это казалось наиболее вероятным объяснением.

Но зачем им забираться на верхние этажи? Уж конечно, они должны были подхватиться и броситься наутек, когда женщина с криком выскочила из номера?

Дэвид подумал, не вернуться ли ему просто к себе и запереть дверь, а потом, может быть, попытаться дозвониться до Электры или стойки портье по внутреннему телефону.

Но, как ни странно, он испытал чувство вины от самой мысли о том, чтобы спрятаться. Что бы на это сказал его дядя Джордж? Леппингтон, в чьих жилах течет кровь викингов, прячется в гостиничном номере?

Где твоя гордость?

Дэвид сознавал, что то, что он собирается сделать, — большая глупость. Вполне возможно, по гостинице бродит банда психопатов.

Но, сжав зубы, он быстро зашагал по коридору.

Он почти достиг лестницы, когда услышал какое-то мельтешеиие.

За ним последовал звук шагов, бегом спускающихся по лестнице, будто стайка детей, заслышав гонг к обеду, стремглав бежит на кухню, ждет не дождется своих гамбургеров и чипсов.

Дэвид понял, что сам бежит, почти надеясь хотя бы мельком увидеть того, кто...

(чтобы дать описание полиции, подсказал объяснение рассудок)

...и отчасти надеясь, что так и не увидит, что там бежит впереди по лестнице. И снова рудиментарное шестое чувство заявило, что последнее, чего бы ему хотелось, это столкнуться с убегающими. Это нечто неприятное, нечто опасное...

Что бы там — кто бы там, поправил он самого себя, — ни было, оно бежало вниз по мягко освещенной лестнице какими-то двумя пролетами ниже, опережая его на какой-то десяток ступеней. Приблизительно через каждые десять ступенек лестница делала крутой поворот, затем шел новый пролет. Беглецов просто пока не видно.

Задыхаясь, Дэвид выскочил на первый этаж. Главная входная дверь была заперта — и, без сомнения, закрыта на засов; равно как и вращающаяся дверь. Остальные двери, ведущие из вестибюля, — тоже.

Так куда же они делись? Не могли же они раствориться в воздухе...

Он застыл как вкопанный.

Дверь в подвал была распахнута настежь.

Если они спустились в подвал, то оттуда, догадался он, нет выхода. Грабители практически загнали сами себя в ловушку.

С пересохшим ртом он осторожно подошел к открытой двери. За дверью лежала чернильная тьма, такая плотная, что казалась почти материальной.

С дальней стороны вестибюля донесся металлический звук, за которым последовало шуршащее шипение.

Дэвид повернулся, чтобы увидеть, как раздвигаются двери лифта.

Вышли только двое: Джек Блэк и Бернис Мочарди.

Он озадаченно потряс головой:

— А где Фиона?

Не ответив, Блэк прошагал мимо него. Бернис вышла из лифта как во сне. Дойдя до одного из обитых красным бархатом стульев, она тяжело опустилась на сиденье. Смотрела она прямо перед собой, явно находясь в самом настоящем шоке.

50
{"b":"14384","o":1}